Татьяна Викторовна Полякова
Строптивая мишень

– Один из пареньков мне вроде бы знаком. И ежели я прав, то выходит, дорогуша, что серьезным людям ты дорогу перешла.

– Я не переходила, – торопливо заверила я. – Я того типа правда не помню и никогда не узнаю. Честно!

– Наверное, они по-другому решили.

– А разубедить их как-нибудь можно?

– Если успеешь, – хохотнул он.

Я опять заревела. Алексей молчал, и я спросила тревожно:

– А это чей дом?

– Мой.

– А здесь еще кто-нибудь живет?

– Сегодня нет.

– А завтра?

– А завтра не знаю.

– Ты здесь ночуешь?

– Здесь.

– А мне можно? Машины я лишилась, а идти мне не к кому.

– Ночуй. Сто баксов.

– Так ведь деньги у тебя.

– Забери. Мне дашь сколько положено. За ночлег и за жратву. Лишнего не спрошу.

– Спасибо.

– Пожалуйста, – усмехнулся он.

– А ты от кого бегаешь? – от сытости и безопасности я слегка обнаглела.

– Тебе зачем?

– Любопытно.

– Кто говорил, что есть умные люди, а есть любопытные дураки? – поддразнил он. Я пожала плечами.

– Если это страшная тайна – не рассказывай. Я просто для знакомства и чтобы разговор поддержать… Можно, я картошки пожарю? Возле умывальника в ведре я картошку видела, очень хочется жареной…

– Валяй.

Я принялась чистить картошку, а он закурил, привалившись к стене и вытянув ноги на табурет.

– Так что? – через пару минут спросила я. – Не расскажешь? В самом деле страшная тайна?

– Да нет никакой тайны. – Он лениво потянулся. – Зато есть один ублюдок… Подставил меня, сука, так что я присел… на пару лет. Большие у меня к нему претензии.

Я покивала с пониманием, еще подумала и спросила:

– Какого рода претензии?

– Что? – не понял он.

– Я имею в виду, чего ты от этого типа хочешь? Денег?

– Шлепнуть я его хочу, – сообщил он как-то устало.

– Здорово, – подивилась я. – Шлепнешь – и опять присядешь… лет на семь…

Он посмотрел сурово, потом моргнул и сказал:

– Не твое дело.

– Оно конечно, – миролюбиво согласилась я и стала картошку жарить. Алексей сидел насупясь и в окошко поглядывал. По всему выходило, что мои слова навели его на неприятные мысли.

Чем больше я за ним наблюдала, тем больше он мне нравился. Положительно, он именно тот, кто мне нужен… Картошку поглощали в молчании. В знак признательности за оказанное гостеприимство я вымыла посуду и спросила:

– Где можно спать лечь? Я с ног валюсь…

– В большой комнате диван, в маленькой кровать, выбирай.

– Можно, я на кровати? Диваны, они обычно жесткие…

– Я же сказал, выбирай…

– Ага, – обрадовалась я. – Тогда спокойной ночи… Алексей, отдал бы ты мне пушку…

– Зачем?

– Ну, не знаю… место глухое, и ты, уж извини, на благородного рыцаря не очень похож…

– Это в том смысле, что я к тебе приставать начну? – усмехнулся он.

– Это в том смысле, что сдашь меня, когда я спать буду. Сам сказал, что охотников на меня знаешь.

– Так ты что, отстреливаться думаешь?

– Конечно.