Татьяна Викторовна Полякова
Строптивая мишень

– Точно. Полно дураков.

– Я ведь и сама с трудом понимаю, что происходит…

– Это конечно…

– Если кому-то до зарезу надо, мне не жалко, расскажу…

– Вот здорово…

– Слушай, сними меня отсюда, мне же больно.

– Тебе так только кажется.

– Повезло… нарваться на садиста… Мне в туалет надо. В конце концов, ты можешь подвесить меня во второй раз. И в третий.

Он перестал жевать, извлек из-под стола мою сумку и вытряхнул содержимое на стол. Присвистнув, взвесил в руке пачку долларов.

– Откуда дровишки, деточка?

– Наследство.

– Везет. А у меня все родственники перемерли и хоть бы что оставили.

– Без понятия люди, – вздохнула я.

– Это точно.

Он поднялся, снял меня с крюка и препроводил к двери.

– Туалет вот здесь.

– А руки?

– Ловчи.

– Куда я денусь без денег?

Это подействовало, руки он мне развязал. Когда я вернулась из туалета, на плите фыркал чайник, а Алексей, человек божий, выглядел повеселевшим – наелся, значит.

– А можно руки помыть? – голосом Красной Шапочки спросила я.

– Умывальник за занавеской.

Умывшись, я покосилась на полотенце, потом выглянула и виновато поинтересовалась:

– А другое полотенце нельзя?

– Десять баксов.

– Это где же такие цены?

– Так ведь я все возьму.

– А чего тогда спрашиваешь?

Он сходил в комнату и принес полотенце, я вытерла руки и села к столу.

– Можно, я тоже поем?

– Ешь и рассказывай, а то на крючок определю, надолго.

– Чего ж ты любопытный такой?

– Видать, таким родился.

Я сделала себе бутерброд с тушенкой, жевала и обдумывала, как лучше изложить свою историю.

– Тебе коротко или подробно?

– Без разницы. Главное, понятно.

– Хорошо, – вздохнула я и принялась излагать: – В понедельник я должна была встретить одного человека, у него дела с нашей фирмой, обыкновенная деловая встреча. Я проводила его в гостиницу, мы вместе поужинали, потом поднялись к нему в номер. Когда открывали дверь, из номера напротив выскочил какой-то мужик и мимо промчался как угорелый. Я его совершенно не разглядела и ни за что не узнаю: видела пару секунд, и то со спины. Когда он вот так выскочил, то налетел на Аркадия Юрьевича, и на его пиджаке кровь осталась. А дверь в номер приоткрыта. Аркадий Юрьевич вроде тебя, любопытный, и в номер заглянул. А там труп… – Я шмыгнула носом и выразительно на Алексея посмотрела, без особой, впрочем, надежды, что он упадет в обморок. – Мы вызвали милицию, – пришлось продолжить мне. – Я честно сказала, что типа того не разглядела и при всем желании узнать не смогу. Потом я здорово испугалась, что мне влетит от шефа за то, что плохо за гостем смотрела и вляпалась в историю, и я на дачу уехала. Думаю, вернусь через пару деньков, Гера, шеф, уже успокоится. Вернулась сегодня. Заехала к подруге, узнать, как дела, а подруга… – На этом месте я заревела и долго не могла успокоиться, растирая слезы по щекам. Алексей не торопил, чай прихлебывал и меня разглядывал. Как видно, пронять его такой историей было трудно.

– Я ее в ванной нашла… И на работу поехала, потому что не знала, что делать, а на работе… Гера, Аркадий Юрьевич и Валера – все мертвые. Я позвонила в милицию, а потом испугалась и сбежала. Заехала домой собрать вещи, а эти там… Только я их заметила и успела в машину сесть, они за мной…

– Откуда пушка?

– У подруги была. И пушка и баксы. Я хотела уехать из города, а без денег далеко не уедешь. А пистолет – глупость, конечно, но с ним как-то спокойнее, когда знаешь, что тебя убить хотят.

– Ясно, – вздохнув, сказал Алексей.

Определить, поверил он или нет, по выражению его лица было затруднительно. Я перестала реветь и налегла на тушенку.

– Что делать думаешь? – спросил он.

– Не знаю, – пожала я плечами. – Если деньги не отнимешь, наверное, уеду.

– А чего в милицию не идешь? С такой историей только туда и дорога.

– Что-то боязно мне в милицию. Не думаю, что они меня грудью закрывать будут. А я уже четыре трупа видела. Если эти типы решили, что я пятая на очереди, вряд ли их милиция остановит. Видел, как они из автомата по гаишникам бабахнули?

– Да… – как-то туманно произнес Алексей, и мы стали пить чай.

– Почему ты меня сюда привел? – осторожно спросила я через пару минут.

– Любопытно стало, зачем ты им понадобилась.

– Кому «им»?