Татьяна Викторовна Полякова
Строптивая мишень

– Куда? – заорал тип рядом со мной. – Там перекопано…

Об этом было известно всему городу: лет пять, как шла реставрация старого здания театра, но, если машину не жалеть, проехать все-таки можно. Наташкину я не жалела, на двух с половиной колесах обогнула опасный участок и через пару минут выехала на тихую улочку, застроенную старинными двухэтажными особняками. Тишина давила на уши. Я притормозила, косясь вправо. Нежданный пассажир приподнял голову, повертел ею и сказал:

– Вроде оторвались…

– Это вы были в джипе? – проявила я чудеса сообразительности.

– Я, – кивнул он. – Давай выбираться отсюда, они быстро очухаются.

– Послушайте, это, конечно, не мое дело, но лучше бы вам найти другую машину.

– Не дергайся. Выберемся отсюда – отпущу. И давай не зли меня.

– Все-таки я должна предупредить вас: путешествовать со мной – не очень удачная идея.

– Умри, – зло бросил он. Делать этого буквально я не собиралась, но замолчала. Однако минут через пять мне пришлось спросить:

– Куда ехать?

– К вокзалу, – бросил он, напряженно вглядываясь в зеркало. Подниматься он не стал, предпочитая отлеживаться.

– Думаю, лучше загнать машину в тихий дворик и немного переждать, – миролюбиво предложила я.

– К вокзалу, – повторил он и пистолет поднял.

– Хорошо, – пожала я плечами: спорить пропало всякое желание, хотя ехать в указанном направлении, по-моему, было опасно: спуск крутой, движение одностороннее, а при выезде на проспект меня могли ждать на «БМВ». Если ребята не дураки, они так и сделают.

Ребята не были дураками, но мне опять повезло: на выезде стояла машина ГАИ, два инспектора рядом с ней увлеченно разговаривали, как видно, обсуждая заварушку возле универмага. «БМВ» расположился напротив, около бани, а двое моих знакомцев, надо полагать, от души желали инспекторам провалиться к чертовой матери. Я придала лицу скучающее выражение и проехала мимо; инспектор мазнул по мне взглядом и отвернулся. В ту же секунду «БМВ» сорвался с места. Отсутствие выдержки пошло не впрок. Сержант в бронежилете шагнул вперед, взмахнув палкой. У меня возникла надежда, что их ненадолго задержат. За несколько минут я успею вырваться с проспекта и скорее всего уйти. Я на это очень рассчитывала.

Парни, как видно, рассуждали так же и решили, что набегались за мной достаточно. Тормозить они не стали, пронеслись мимо, дав из окна очередь из автомата. Ошалевшие сотрудники ГАИ, приподняв головы с асфальта, смотрели нам вслед, открыв рот, решив, что в городе не иначе как эпидемия буйного помешательства.

Еще больше удивился мой вооруженный пассажир.

– Что за черт, а? – рявкнул он. – Эти еще откуда?

Я пожала плечами, демонстрируя свое неведение. Данный район я знала хорошо и надеялась затеряться в лабиринте одноэтажных домов и шатких сараев. Но меня ожидал сюрприз: свернув в одну из улочек, я вынуждена была вскоре затормозить. Впереди зияла огромная яма. Очередную трубу в городе некстати прорвало. Я поспешно развернулась, шаря вокруг глазами в поисках выхода, но его, пожалуй, не было: «БМВ» торопливо загораживал мне проезд.

– Чтоб вам провалиться! – в сердцах сказала я и в дверь ринулась, но этот псих схватил меня за руку и прошипел:

– Сидеть!

Я замерла, отказываясь верить, что два парня из «БМВ», бегущие к нам, – последнее, что я вижу в своей жизни. Однако сюрпризы не кончились. Выразительно размахивая оружием, парни разделились, кинувшись к нам с двух сторон, причем один заметно опережал другого. Наличие в моей машине постороннего явилось для них полной неожиданностью. Дверь с моей стороны распахнулась, я увидела перекошенное от ярости лицо, и тут раздался выстрел. Я завизжала, а парень грохнулся на асфальт. В ту же секунду мой спаситель толкнул ногой незапертую дверь со своей стороны, и второй парень отлетел на пару метров, совершенно не понимая, что происходит. Через секунду он, кажется, понял, но это ему не помогло: грохнул еще один выстрел, и парню стали безразличны и я и все на свете.

Мой пассажир вышел из машины, огляделся и сказал:

– Что за дерьмо, а?

– Надо выбираться отсюда, – понемногу приходя в себя, напомнила я, потому что моего напряженного слуха коснулся вой милицейских сирен: надо полагать, выстрелы гаишники слышали и мчались сюда на всех парах. «БМВ» и два трупа должны их сдержать, значит, мы имеем шанс смыться. Само собой, этим шансом мы воспользовались.

Минут через десять, когда я уже начала чувствовать себя в относительной безопасности, пассажир сказал:

– Тормози!

Я с готовностью подчинилась, решив, что он собрался меня покинуть.

– За руль сяду я, – заявил он, неторопливо убирая пистолет в карман куртки.

– Слушайте, – заметила я, – может, нам лучше разделиться? Зачем нам лишние неприятности?

– Мотай, – кивнул он.

– Как это? – изумилась я. – А машина?

– Извини, дорогуша, но колеса мне сейчас до зарезу нужны.

– Мне тоже, – кивнула я, извлекая из-под сиденья пистолет. – Так что вали отсюда.

Он воззрился сначала на оружие, потом на меня, присвистнул и сказал:

– Он на предохранителе.

– Да? – Мои знания оружия были весьма скромными, и с перепугу я ему поверила. Пистолет он легко отобрал, покачал головой и заметил:

– Девочка, это не игрушка. – И вдруг заорал так, что перепугал меня до смерти: – Твою мать, а эти откуда?

Возглас относился к возникшему за нашей спиной джипу.

– Я тебя предупреждала, – злорадно заметила я. Мы дружно вывалились из машины, потому что из джипа принялись палить. Денек выдался нелегкий для городской милиции, а про меня и говорить нечего.

На четвереньках я ходко заспешила к весьма сомнительному укрытию в виде древнего кирпичного сооружения – котельной или подстанции, бог ее знает, – и нос к носу столкнулась со своим бойким пассажиром. Он успел там обосноваться и был занят тем, что вставлял в пистолет новую обойму.

– Денек – зашибись, – сообщил он.

Я согласно кивнула, устраиваясь рядом, положила на колени сумку, вцепилась в нее до ломоты в пальцах. Из джипа палить прекратили и, кажется, совещались.

– Я их не знаю, – заявил мой странный спутник, осторожно выглянув.

– Да? – вежливо поинтересовалась я. Парень он был довольно забавный. И любопытный. Вжимаясь в стену и держа на коленях пистолет, он вдруг заорал:

– Мужики, чего надо-то, а?

– Отдай девку и мотай, – донеслось в ответ. Он покосился на меня.

– Обманут, – вздохнула я, слегка отодвигаясь. – Все равно убьют.

– Спасибо, что сказала, сам бы ни в жизнь не догадался.

– Я ведь не для того, чтобы вас обидеть…