Татьяна Викторовна Полякова
Строптивая мишень

– Не-а…

– Куда ж он делся, твою мать…

– А я откуда знаю… во двор вошел…

– Может, его в доме-то и не было?

– Может…

– А кто ж тогда дверь открыл?

Треп трепом, но когда-нибудь им это надоест, и они сообразят обыскать руины по соседству… Следовало поскорее убраться отсюда. Я осторожно спускалась по лестнице, гадая, куда же исчез Алексей. В дом он вошел, это я сама видела, следовательно, либо в доме спрятался, что маловероятно, либо выбрался через подвал. Окно подвала выходило на помойку, и разглядеть его за высокими захламленными ящиками было бы непросто. Если я права, значит, мы сейчас встретимся…

Я сошла с последней ступеньки и увидела Алексея, он как раз выворачивал из-за угла, двигаясь совершенно бесшумно. Увидев меня, усмехнулся и махнул рукой, приглашая присоединиться. Я метнулась следом. Неожиданно Алексей взял меня за локоть и свернул к завалившемуся сараю. Я недоуменно вытаращилась, но тут он открыл дверь, и я увидела, что задняя стена у сарая отсутствовала: здесь начиналась тропинка и шла дальше между заборами соседствующих огородов. Мы побежали по ней и через пять минут оказались довольно далеко от дома.

– Это твои? – спросила я, выравнивая дыхание.

– Мои.

– Как же ты их не заметил?

– Заметил.

– А зачем сюда пришел?

– За тобой.

– А-а-а. – Тут я опомнилась и добавила: – Спасибо.

– Не за что. Деньги с тобой?

– Конечно.

– Должна сто баксов.

– Слушай, может, ты возьмешь сразу все и будешь меня кормить, поить и оберегать от неприятностей?

– У тебя денег не хватит.

– Как знаешь… Что ж мы теперь, опять бездомные? – вздохнула я.

Между тем мы вышли к остановке и сели в автобус.

– Куда едем? – проявила я любопытство.

– В гости.

– К кому?

– Ты почему из дома ушла? – спросил он, проигнорировав мой вопрос.

– Как почему? – удивилась я. – Откуда я знаю, хочешь ты мне помочь или решил подзаработать?

– И я не знаю.

– Ты бы определился.

– Стараюсь.

Мы вышли из автобуса и отправились вдоль однообразных пятиэтажек.

– Узнал что-нибудь? – решила спросить я.

– Похоже, это убийство в гостинице никого не волнует.

– Конечно, а ребята с автоматами мне приснились.

– Да вроде нет.

– Значит, ничего не узнал. А почему так долго?

– У меня, между прочим, свои дела есть, – огрызнулся он.

– Ладно, не заводись, я же просто так спросила.

Мы свернули к подъезду, и я опасливо поинтересовалась:

– К кому мы, а?

– К родственникам. Где-то нам жить надо.

Я удовлетворенно кивнула: местоимение «нам» мне необыкновенно понравилось. Пока все шло совсем неплохо.

Дверь открыла женщина неопределенного возраста в цветастом халате.

– Наконец-то, – обрадовалась она, но тут же осеклась и уставилась на меня. Алексей ее обнял, они расцеловались, а я смогла войти в квартиру. Если это его подружка, с хорошим вкусом у него тоже проблемы.

Квартира напоминала склад ненужных вещей или попросту помойку. В прихожей появился лохматый детина в трико и грязной майке и тоже на меня уставился. И что они во мне такого нашли, ума не приложу. Алексей с лохматым обменялись крепким рукопожатием, а потом и обнялись.

– Вернулся, значит! – радовался детина в майке, хлопая Алексея по спине. – А мы ждем. Дней пять как ждем. Верка извелась вся… Где тебя носило, Леха? О тебе уж справлялись…

– Кто? – спросил Леха, устраиваясь на кухне на жалком подобии стула.

– Да разные люди… братан, конечно, еще Соловей был, ждет… ну и… Сам был… в среду… сказал, увидеть тебя надо, для разговору.

– Ясно. Покажусь.

– А кто это, Леш? – не выдержала женщина, кивнув на меня.