Дмитрий Геннадьевич Сафонов
Сценарии


Никита с волнением глядит на Хованского.

хованский

(продолжая)

Даже мне… Начальнику стражи его! Терпи!

НИКИТА

Господи! Спаси и помилуй!

инт. москва кремль читальня утро

Никон и Дмитрий входят в читальню. Никон – злой и раздосадованный.

Повсюду на столах разложены древние свитки, рукописи, книги.

ДМИТРИЙ

Все, как ты велел, отче! Древние записи, со всего света собранные!

Никон садится за стол.

никон

По ним и буду править! Денно и нощно! Покуда всю ересь не вытравлю! До буквицы последней!

Дмитрий кланяется.

никон

(продолжая)

Делай, что задумано, пес! Выжигай скверну!

нат. улицы москвы утро

Дмитрий идет по Москве в сопровождении отряда стрельцов. Проходит улицей, где чуть раньше Никон творил милостыню.

Теперь здесь – пустынно. Лежит, раздавленное и затоптанное в грязь, тело юродивого.

Дмитрий мельком смотрит на мертвого; делает едва заметный знак стрельцам. Стрельцы тупыми концами пик сталкивают труп юродивого в сточную канаву.

БОЯРСКИЙ ДОМ

Дмитрий подходит к боярскому дому, останавливается. Смотрит на окна. Ставни в доме захлопываются. А Дмитрий… Входит на боярский двор!

инт. москва кремль читальня утро

Никон сидит за столом. Перед ним – разложенные древние свитки и богослужебная книга, в руке – гусиное перо.

В книге – Символ Веры. А именно – второй член.

«И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единароднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век, Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, а не сотворенна, единосущна Отцу, Им же вся быша».

Фрагмент «…рожденна, а не сотворенна…». Никон вычеркивает союз «а».

никон

Вытравлю ересь! До единого аза!

Глаза Никона пылают огнем.

нат. улицы москвы боярский дом утро

Из боярского дома доносятся женские крики и плач. Дверь распахивается, и на крыльце появляется Дмитрий. В руке у него – икона.

Дмитрий, выставив перед собой икону, идет со двора. За Дмитрием бежит БОЯРИН, лет пятидесяти. Вьется вокруг, сует кошель с деньгами. Дмитрий делает вид, что не замечает.

По пятам за боярином идут два его СТРАЖНИКА, лет по тридцати.

Дмитрий выходит со двора на улицу, подходит к поджидающим стрельцам. Один из стрельцов распахивает большой рогожный мешок.

ДМИТРИЙ

Разве не знаешь ты, что нельзя пред римским идолом молитву творить? Лик должен быть писан по греческому образцу!

боярин

Матушка! Заступница!

Дмитрий бросает икону в большой рогожный мешок. Дмитрий стоит напротив боярина. На лице боярина появляется злость. Он делает взмах рукой.

Стражники – один с бердышом, другой с саблей, – бросаются на Дмитрия.

Лезвие бердыша рассекает воздух. Дмитрий резко отклоняется назад; лезвие проходит в считанных вершках от его лица.

Стражник замахивается саблей – сверху вниз. Сабля резко опускается, не встретив на своем пути никого, – Дмитрий успевает отпрянуть в сторону.

Стражники теснят Дмитрия. Дмитрий, легко уклоняясь, отступает. Затем…

Словно сполох блестит – короткий меч Дмитрия рвется из ножен. Лицо ожесточенное… Два стремительных движения… И – оседают стражники на землю. Убитые!

Дмитрий, выставив перед собой меч, подходит к оторопевшему боярину.

ДМИТРИЙ

На тебе, боярин, кровь несчастных сих!
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск