Дмитрий Геннадьевич Сафонов
Сценарии


Убийца коня горячит; уж скроется скоро!

Дмитрий берет горсть пыли, на землю сыпет… Пыль ровно оседает, ветра нет. Дмитрий вскакивает, вервие на рясе развязывает, в петлю складывает, в нее – камень кладет.

И – раскручивать начинает!

Убийца скачет да назад оглядывается; стоит Дмитрий на месте! И – отпускает убийцу страх животный! Да… Зря!

Дмитрий, пращу раскрутив, камень отпускает. И летит снаряд с посвистом! Прямо в темя! Убийца – с коня долой! Лежит…

А Дмитрий – меч забирает да неспешно к убийце идет.

инт. сафатово дом боборыкина коридор ночь

Идет Никон по коридору, а навстречу ему – челядь боборыкинская! В ужасе пятится, к стенам жмутся! Не смотрит на них Никон; даже взглядом не удостаивает.

Прямиком к комнате Хованского идет! Дверь распахивает!

Хованский на кровати приподымается… Зевоту ладонью прикрывает…

хованский

Владыка! Шум я слышал… Никак, случилось что?

никон

Где был ты, князь?

хованский

Здесь… Спал мирно…

Хованский распахивает одеяло, встает навстречу Никону. Мелькает тело девичье, голое. На кровати, в подушку вжавшись, Настя лежит… И Никон ее – видит.

никон

Невовремя тебя сон сморил!

Никон сверлит Хованского взглядом. Да прочь выходит!

нат. дорога между сафатово и холмом ночь

На дороге лежит убийца, навзничь простертый. Недвижен, будто мертв.

Да вот… Дрожь по векам пробежала… Члены задвигались. Очухивается… Ногами бьет, отползти пытается, а только… Нет сил.

Голову приподнимает – видит Дмитрия надвигающегося.

Убийца руками в перчатках черных на груди одежу рвет; ремни сыромятные, что доспехи держат, распутывает… Латы кованые над сердцем в сторону отводит, грудь обнажает…

Сперва убивец пустой рукой пробует. Бьет себя кулаком по сердцу… Дважды… Достанет сил… К кинжалу тянется, за рукоять берет… Дмитрий уж – на десяти шагах!

ДМИТРИЙ

Куда ж ты с пира званого торопишься?

Убийца кинжал сжимает, с духом собирается… Вскрикивает коротко… И! Меч брошенный кисть с кинжалом зажатым отсекает! Обрубком убийца в грудь себе бьет!

Воет убийца – в ярости бессильной да страхе лютом!

Дмитрий подходит, над убийцей склоняется.

ДМИТРИЙ

(продолжая)

А как же – беседы задушевные?

Дмитрий срывает с убийцы латы, ремнями – руки-ноги путает. Легко, будто мешок пустой, на плечо себе убийцу взваливает… Да к дому быстро шагает! Меж тем…

нат. сафатово дом боборыкина двор утро

Светать начинает! На земле, рядком аккуратным, лежат пятеро подручных. Все – убиты. Стрельцы караулят – будто в них нужда какая есть.

Хованский, в смятении страшном, ходит, с лиц маски черные срывает. С одного… Второго… А – убийцу меж ними не видит.

Отпускает Хованского тревога… Переводит он дух… Да – рано!

Ворота отворяются, и на двор Дмитрий входит. С плеча – убийцу наземь кидает. Обрубок руки – ремнем перетянут; в сознании душегубец. Стонет противно…

Хованский с убийцей взглядом встречается – молчи, мол!

хованский

(стрельцам)

В подвал его тащите! Самолично допрашивать буду!

Дмитрий – к колодцу подходит. Ведро вытаскивает, пьет вдосталь… Ополаскивается… Кровь смывает.

Взором – внимательным – следит, как стрельцы убийцу в подземелье сырое волокут. На Хованского смотрит…

хованский

(продолжая, Дмитрию)

Не духовное это дело… Человека живого на части рвать! Мирское…

Дмитрий, ни слова не говоря, в дом входит.
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск