Дмитрий Геннадьевич Сафонов
Сценарии


убийца

Слышал… Блаженная народ баламутит…

хованский

Нам эта смута – на руку! Государю скажу… «Никона, патриарха, бунтовщики до смерти извели!».

убийца

Не сомневайся, князь! Так и будет!

хованский

Пес один все путает! Но то – моя забота! Жди от меня вестей! Как дам знак – рвите Антихриста на куски!

убийца

Что сулишь взамен головы его?

хованский

Серебром расплачусь! Да кошеля с собой нет!

Убийца выразительно показывает на перстень Хованского; золотой, с большим яхонтом.

убийца

Так золотом дай!

Хованский колеблется. Позади – еле слышный скрип двери. Раздумывать некогда. Хованский рвет с руки перстень, сует убийце. Убийца растворяется во тьме.

Хованский оборачивается, и… Видит перед собой Дмитрия.

ДМИТРИЙ

С кем говорил ты, князь?

Хованский озирается, чтобы удостовериться, что убийца ушел. Так и есть. Душегубца и след простыл.

хованский

Ни с кем.

ДМИТРИЙ

Сам с собою беседы вел?

хованский

Ругался я… Перстень обронил.

Хованский показывает на колодец.

хованский

(продолжая)

Хотел напиться, да обронил.

ДМИТРИЙ

Велика жажда твоя!

хованский

Утолю я ее… Напьюсь вдоволь!

Хованский уходит в дом.

нат. холм в окрестностях сафатово вечер

Степан ожесточенно роет землю, но… Летит во все стороны лишь пыль сухая. Степан взмок, лицом грязен, по лбу – струи пота, рубаха к спине прилипла… А все не в прок!

Люди, с пылающими головнями в руках, медленно подходят к Степану. Обступают кругом – делается светлее.

КРАК! Ломается деревянный заступ. Степан в отчаянии глядит на вырытую яму. Все зря! Он бессилен!

Степан поднимает голову, глядит на женщину.

Женщина стоит подле, на руках у нее – спящий ребенок. Женщина с материнской любовью и страданием глядит на Степана – так на иконах Богородицу пишут.

Степан решается. Отбрасывает ненужный боле заступ, руками выгребает землю, пальцы сбивая. Губу от боли закусил, дрожит весь… И!

голос

(за кадром)

Вода… Вода!

Вырытая Степаном яма наполняется водой. Глядь – и забила ключом!

Степан смеется и плачет одновременно, он не в силах подняться с колен.

Женщина опускается рядом со Степаном, зачерпывает воду пригоршнями. Поит ребенка, напивается сама… Затем – подносит горсть воды к губам Степана…

Поит и его, умывает грязное лицо. Степан благодарно касается губами ее руки.

Вдали от костров, на темной стороне холма, в полном одиночестве стоит Пелагия. За ее спиной – радостные людские крики, но…
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск