Дмитрий Геннадьевич Сафонов
Сокровище


– Тогда – тем более! Мы должны заехать ко мне домой!

– Обоснуйте!

– Дома остался конверт! – Марина не знала, как жестом пояснить слово «конверт», поэтому просто потрясла руками перед лицом Виктора. – В этом конверте отец отправил письмо Суворочки. Адрес отправителя – мой. Адрес получателя – Мити. Если в квартире – засада? Они найдут конверт! А там – адрес Мити!

– Я понял, не продолжайте.

– Митя – мой брат! И мне не все равно…

Виктор нажал на «газ». Марину вдавило в спинку сиденья.

Машина сорвалась с места и помчалась вперед.

Виктор достал мобильный, набрал номер.

14

Прозвучал звонок. Еще более причудливый, чем песенка.

Месье Жан бросил руль и полез в карман.

Дряхлый, но вполне еще жизнеспособный «Ниссан» подрезал траекторию. Месье Жан выругался на незнакомом Мите языке. Не то, что незнакомом, – вообще непонятном. И заложил руль влево.

Мобильный – вырвался из рук вора; летал по салону и никак не хотел угнездиться в его ловких пальцах.

Наверное, месье Жан матерился; но на таком красивом и округлом наречии, что это выглядело, словно порочное признание двухсотлетнего старика в запоздалой любви к рано созревшей девочке.

Митя дернул «стоп-кран». На самом деле, дернул «ручник». Машина резко остановилась. Вор поймал мобильный и поднес его к уху.

– Месье Жан слушает.

Дольше ждать было нельзя. Митя распахнул дверь и бросился наутек.

Митя не знал, куда бежать. Верный смартфон не мог придти на помощь; Митя толкался сорок пятым размером ботинок от асфальта, забрасывал длинные ноги и пролетал в прыжке не менее полутора метров; тут уж не до маршрута.

Через пять минут, когда рюкзак натер спину не хуже, чем седло – необъезженному скакуну, Митя остановился и перевел дыхание.

Тихий двор. Гаражи и помойка. Никого. Кроме…

Проклятого месье Жана. Вор стоял, оперевшись левой рукой о стену; в правой – держал канотье и томно им обмахивался.

– Дурачок! – сказал месье Жан. – Тебе не стоит убегать…

Дальше Митя не слушал. Он просто сравнил длину ног вора и свою. Перевес был очевиден. Митя развернулся и побежал в другую сторону.

А когда, наконец-то, мысленно торжествуя победу, остановился, то первым, кого он увидел, был… Месье Жан.

Теперь вор не опирался о стену; правая рука по-прежнему сжимала канотье; через левую был переброшен пиджак, чересчур зауженный в талии.

Месье Жан с сожалением посмотрел на Митю.

– Дурачок! Ты – никогда от меня не убежишь.

Митю чрезвычайно заинтересовало это заявление; почему?

– Почему? – спросил он.

– Видишь ли, дружочек! – витиевато отвечал вор. – Моя профессия, в первую очередь, предполагает умение… Нет, да что там «умение»? Искусство! Убегать. В этом – мне нет равных среди живущих. Иначе – я давно бы уже не был. Среди живущих. Я заранее знаю, куда ты побежишь. Мы можем развлекаться целые сутки…

– Проверим! – с угрозой сказал Митя.

– Но не стоит этого делать! Мне приказали вернуть тебя обратно.

– Правда?

– Правда?! Я забыл, что значит это слово. Я – вор!

– Почему я должен тебе верить?

– Не должен. Реши для себя: ты возвращаешься или – остаешься здесь?

– А вдруг ты меня обманываешь?

– Мне наплевать, – ответил месье Жан. – Доедешь ты до Москвы или нет. Главное, без меня ты никогда не вернешься к нам. А ты ведь – хочешь?

– Я не могу бросить сестру, – сказал Митя. – Мы с ней знакомы всего полторы сутки… Полутора суток… В общем, не так уж много, но… Постой! Куда ты?

Вор успел напялить узкий пиджак и теперь шел прочь от Мити.

Митя прибавил шаг. Месье Жан, вильнув бедрами, перешел на бег.

Митя и не думал сдаваться. Сорок пятый размер снова ожесточенно толкал асфальт. Вор скрылся за углом…

Митя перешел на галоп. Повернул, и… Наткнулся на острый палец вора. С виду он был тонкий, тем не менее, грозился проткнуть насквозь. Митя остановился.

– Почему ты такой глупый? – с досадой спросил месье Жан. – Ну, допустим, я посадил бы тебя на поезд до Москвы. Хочешь убежать – пожалуйста! Выходи на ближайшей станции. Катись назад!

– У меня нет денег! – Митя даже похлопал по карманам.

– Бегай от контролеров! Электрички! Товарняки! Попутные машины! Почему ты такой глупый?!

Митя не знал, что ответить. Но – нужно было «сохранить лицо».

– Я не глупый. Я – честный, – задрав подбородок, ответил он.

– Настолько честный, что неимоверно глупый! – припечатал вор. – А теперь – иди за мной. Хочешь бежать? Беги!

Месье Жан пошел вперед, не оглядываясь. Митя шел следом. Приходилось умерять шаг, чтобы не обогнать заносчивого коротышку; но Митя проникся к вору уважением.
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск