Дмитрий Геннадьевич Сафонов
Сокровище


– На заднем сиденье лежат повязки.

Марина огляделась. Так и есть. Два черных шелковых шарфа.

– Завяжите глаза, – сказала Анна.

– Это обязательно?

– Дополнительная гарантия безопасности, – был ответ.

Марина переглянулась с Митей. Митя пожал плечами и протянул руку. Марина взяла повязки. Одну – отдала Мите, второй – закрыла глаза. И – сделала узел. На затылке.

8

– Они ушли! – сообщил Ковалев.

Скворцов убрал мобильный.

– Они…

– Я и так вижу! – хрипло отозвался Виноградов.

Виноградов следил за происходящим на экране; он даже подался вперед, но теперь – без сил упал на подушки.

Касание материей воспаленной кожи вызвало взрыв боли; на глазах Виноградова выступили слезы.

– Боже! За что ты меня так наказываешь? – прошептал он.

Виноградов лежал, боясь пошевелиться; любое движение немедленно отозвалось бы новым взрывом.

Прошли долгие пять секунд. Не пять легкомысленных «тик-так»; пять тяжелых ударов; в дверь, которая вот-вот распахнется, а за ней – пустота. И пустота – поглотит его. Навсегда.

Виноградов собрал силы.

– Найти. Найти! Найти!!

9

Негромкое гудение. Мягкие потоки кондиционированного воздуха.

– Можете снять повязки, – послышался голос Анны.

Марина стянула шелковый шарф. Они с Митей стояли в центре большого помещения без окон. Всю дальнюю стену занимали огромные жидкокристаллические экраны. В углу – мощные серверы перемигивались россыпью лампочек.

– Вау! – тут же выразил свое одобрение Митя.

Человек, сидевший в инвалидном кресле перед клавиатурой, улыбнулся.

– Тебе нравится?

– Еще бы!

– Валентин, – человек в инвалидном кресле быстро подъехал к Марине и Мите. Пожал обоим руки.

Дверь открылась, из смежной комнаты вышли «испанский гранд» и незнакомый Марине кореец.

– Страница у вас? – спросил «гранд».

– Вы до сих пор не представились, – уклонилась от ответа Марина.

– Габриэль, – сказал «гранд». – Но лучше – командор. Страница у вас?

Марина достала из кармана джинсов страницу из дневника Павла Первого. Император, в отличие от рачительной Суворочки, пользовался плотной веленевой бумагой; она почти не пострадала от времени.

Командор развернул сложенный листок, быстро пробежал глазами текст.

– Что это означает?

– Пока не знаю, но собираюсь выяснить. Может, нам объединить усилия? – Марина не рассчитывала на положительный ответ, но попытаться стоило.

В конце концов, отец посвятил поиску двадцать лет жизни. И ей очень хотелось продолжить его путь.

Командор молчал.

– А вы готовы? – раздался голос.

Марина резко обернулась и увидела Виктора; он, в сопровождении «чесучового» типа, только что вошел в помещение.

Тип, хитро прищурившись, подкрался к Марине, неуловимым движением захватил ее руку, согнулся в пояснице и облобызал запястье.

– Месье Жан, – промурлыкал он, приподнимая канотье. – Вы – весьма аппетитная фемина.

После чего, противореча собственным словам, потерял к Марине всяческий интерес, сплюнул и отправился к кофе-машине.

– Вы – готовы работать с нами? – повторил Виктор.

– Я этого хочу, – ответила Марина.

– Прежде мы должны все обсудить, – командор развернулся и пошел в смежную комнату, жестом приказывая следовать за ним.

Виктор, Анна, месье Жан и кореец удалились.

Марина и Митя остались с Валентином.

– У вас – строгая дисциплина? – Марина попыталась изобразить улыбку.

– Орден – военная организация, – кивнул Валентин. – Решение будет за командором.

Марина вдруг поняла, как сильно ей хочется принять участие в поиске; отец никогда не занимался ерундой; не гнался ни за славой, ни за деньгами; жил скромно, но всегда – с интересом, и каждую минуту – с удовольствием.
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск