Текст книги

Андрей Валентинов
Аргентина. Квентин

Руди сглотнул, отступил на шаг.

– Из-за этого? Мухоловка, вы что?

Девушка открыла сумочку. Достав пачку сигарет, взвесила на ладони. Спрятала. Резко щелкнул замочек.

– Не поняли? Лейтенант Кнопка…

– Кнопке!

Мухоловка поджала губы.

– Хотите быть истинным арийцем? Тогда для начала сожгите свое личное дело и побеспокойтесь о родне, которая похоронена на еврейском кладбище. А еще лучше не спорьте со мной, а то мигом вернетесь в уличные регулировщики.

Лейтенант Рудольф Кнопка принялся снимать перчатки. Спохватился, дернулся, замер по стойке «смирно».

– Вы кто? Вы – мой поклонник, не из богатых, возможно, студент. На авто денег нет, зато есть мотоцикл, которым вы очень гордитесь. Мои коллеги к вам уже привыкли, вы для них нечто вроде рейсового автобуса. А сегодня появились вопросы. Мотоцикл – ерунда, но завтра по вашей вине может случиться что-нибудь похуже. Тогда уже последует не рапорт, а трибунал.

– Но, Мухоловка… Госпожа Мухоловка! – парень сглотнул, провел рукой по горлу. – Что мне было делать? Мотоцикл забрали по приказу…

– Звонить Шарлю. Немедленно, в ту же минуту.

Рудольф невесело хмыкнул, поглядел в сторону.

– Для вас он, конечно, Шарль, а для меня… До старшего референта господина Карела Домучика напрямую не дозвониться, особенно из служебного гаража. Но я понятливый. Не гробьте меня, госпожа Мухоловка. Обещаю – не повторится.

Госпожа Мухоловка немного подумала.

– Так и быть, поверю. Я к вам успела привыкнуть, Руди. Выгонят вас, пришлют нового, опять воспитывать… Так что случилось?

Лейтенант, облегченно выдохнув, полез в карман пиджака.

Книжка.

* * *

– «…Могучим хуком Капитан Астероид свалил злодея с ног. Тот упал, скрежеща зубами в бессильной злобе, но все-таки успел выхватить наплечный бластер. Узкий, словно игла, луч с шипением разрезал титановую опору, затем скользнул ниже, коснувшись плеча героя. Задымилась обшивка скафандра…»

Девушка закрыла томик в мягкой обложке.

– Там и дальше такое?

– Хуже, – охотно откликнулся Руди. – Героиня появляется. Блондинка в розовом скафандре по имени Кейт. Вначале я думал, что это мой английский плох, даже словарь взял. Все правильно, «her nipples had gotten hard» – ее, извиняюсь, соски затвердели. Под скафандром.

Мухоловка вновь открыла книгу, перелистала наугад несколько страниц, взглянула на последнюю.

– «…И он нежно вошел в ее лоно. Кейт издала протяжный стон, закатила свои прекрасные зеленые глаза…» Rolled… Действительно, закатила, вероятно, под кровать. Утром их вымели веником. И что я с этим должна делать, Руди? Надеюсь, не учить наизусть? «Rolled her beautiful green eyes» – это я уже запомнила.

Лейтенант рассмеялся, но ответил серьезно:

– Рискну предположить, вас ждет заграничная командировка. Станут на таможне чемодан осматривать, увидят такое. Что подумают? Ничего не подумают, мало ли кто подобный бред читает? Особенно, опять-таки извиняюсь, озабоченные подростки.

– Шифровальная книга, – кивнула девушка.

– Конечно! Нам это еще в училище рассказывали. Пятизначные группы чисел… Эту вам, вероятно, для тренировки дали, настоящую бы я не увидел.

Мухоловка вновь открыла томик, на этот раз ближе к середине.

«… – Да-да, – зачастил перепуганный профессор, не отводя взгляда от нацеленного ему в лоб бластера. – Скажу, я все скажу! Это газ, отравляющий газ! Новый, еще неизвестный, кожно-нарывного действия. Бесцветная прозрачная жидкость без запаха, легко сорби… сорбируется пористыми материалами, хорошо впитывается в окрашенные поверхности и резину… Да уберите от меня этот чертов ствол, я не могу думать! Вам нужны характеристики? Вот таблица, смотрите! Плотность – 1,09 грамма на сантиметр кубический… Дюймы? Нет у меня дюймов, только сантиметры! Тупые янки!.. Плотность паров по воздуху – 4,86…»

Следующая страница…

«…Как определить? Да очень просто! Этот газ в присутствии перекиси водорода дает перекисный анион, способный окислять ароматические амины в окрашенные диазосоединения. Что-нибудь поняли, умник? Я же сказал, уберите бластер, у меня сердце больное…»

Яркая обложка в пять цветов. На фоне ощетинившегося орудийными стволами планетобуса странными иероглифами смотрятся ряды химических формул. А вот и таблица с цифирью – прямо над полуобнаженной блондинкой с двумя пистолетами.

– Как вы сказали, Руди? Озабоченные подростки?

6

Уолтер потер подбородок, вздохнул и аккуратно уложил на стол последнюю карту.

– Подсчитали, господин Перри? – гитлеровские усики барона фон Ашберга еле заметно дрогнули. – Напомню: двадцать онеров – это пять очков. Но могу помочь. В годы давние хорошее знание математики мне очень пригодилось. Не в картах, конечно. Я служил в артиллерии на Западном фронте, в армии кронпринца Руппрехта Баварского. Не знакомы с военной историей? Это мы разгромили англичан на Сомме.

Молодой человек, покосившись без всякой приязни, собрал колоду.

– Выигрыш сейчас вам отдать? Тогда я в баре разменяю…

Поглядел прямо в оловянные глаза и не выдержал.

– А я с самим сержантом Элвином Йорком, между прочим, знаком. Он сотню ваших за один раз в плен взял! Если хотите точно, то 132. Я тоже цифры помню.

Он хотел добавить, что знаменитый кавалер медали Конгресса[12 - Реальный сержант Элвин Йорк был награжден медалью Почета (Medal of Honor).], гордость Пэлл Мэлла и всего Теннесси, не просто его знакомый, а еще и двоюродный дядя, но вовремя прикусил язык. Незачем откровенничать с тевтоном.

В эльферн все-таки сыграли, устроив матч с короткими перерывами на обед и ужин. У немца оказались две нераспечатанные колоды, а делать все равно было нечего. Барон и предложил, похоже, исключительно из своей баронской вежливости, сквозь зубы. Уолтер подумал – и согласился. Еще решит, что он, янки без титула, трус!

Перри на деньги не играл, фон Ашберг, в свою очередь, не признавал игру «на интерес». Сошлись на ставке по пфеннигу. При таком раскладе проиграть за вечер больше марки практически невозможно.

– Сержант Йорк, – барон брезгливо дернул губами. – Знаком с этой сказкой. «Маас-Аргонский кошмар» – слыхали это выражение? Ваши соотечественники, скажем вежливо, еще не слишком умели воевать. Под Маасом потери были жуткие, а в таких случаях пропаганда всегда ищет героев. Вы действительно уверены в вашей цифре?

Уолтер хотел огрызнуться, но внезапно для себя ответил честно:

– Йорк взял в плен троих. 132 – это вся рота за неделю. Но ведь взяли! И восемь пулеметов уничтожили[13 - Авторский вымысел. На всякий случай автор приносит свои извинения сержанту Йорку и его сослуживцам.].

Фон Ашберг невозмутимо кивнул:

– Вижу, вы действительно сильны в математике. Мой сегодняшний выигрыш – четыре пфеннига, господин Перри. Монета такого номинала у нас именуется «Бедный Генрих». Не станем его беспокоить, завтра у вас еще будет возможность отыграться. Вы упомянули бар. Не желаете отметить поражение?

– А я непьющий, – гордо заявил Уолтер Квентин Перри.