Текст книги

Андрей Валентинов
Аргентина. Квентин


– В самом деле, возвращайтесь, – Отто Ган крепко пожал руку, улыбнулся. – С вами, Вальтер, веселее. Сбегаем еще разок в пещеру, окрестности осмотрим. Насчет начальства своего не волнуйтесь. Мы с вами такой отчет для Фонда накатаем, что ваше фото в музее выставят.

Молодой человек усмехнулся в ответ.

– Главное, чтобы не чучело. Удачи вам, Отто!

Вещи в коляске, усатый сержант в седле, «Кондор» – швейцарец нетерпеливо рычит. Братья из ларца, Тони и Андреас, возле кемпера, тоже улыбаются.

Пора!

– Вальтер, погоди!

Хинтерштойсер шагнул вперед.

– По случаю отъезда нашего американского друга, гарнизонный хор в нашем с Тони лице… Альпинистская, пацифистская… И-раз!

Среди туманных гор,
Среди холодных скал,
Где на вершинах дремлют облака,
На свете где-то есть
Мой первый перевал,
И мне его не позабыть никак.

Мы разбивались в дым,
И поднимались вновь,
И каждый верил: так и надо жить!
Ведь первый перевал –
Как первая любовь,
А ей нельзя вовеки изменить.

Идет без лишних слов
На смену яви – новь,
На смену старым – новые года.
Но первый перевал,
Как первая любовь,
Останется с тобою навсегда[36 - А. Краснопольский. «Первый перевал». Автор исполняет эту замечательную песню в лирическом ключе, персонажи романа поют нечто, более напоминающее марш.].

6

Соседи по купе давно уснули, негромко стучали трудяги-колеса, за окном вагона мелькали редкие поздние огоньки, а над ними неверным серебристым пламенем сиял лунный диск.

Полнолуние. Vollmond. Plenilunio.

Уолтеру не спалось. Он никак не мог понять, что тому причиной. На сон никогда не жаловался, к тому же дорога успела утомить. Одна пересадка, другая. Мотоцикл, пригородный поезд, суета большого вокзала, набитый людьми перрон. Снова поезд, перестук колес, привычный запах паровозной сажи.

Не спалось.

Вместо сна бесконечной кинолентой всплывали воспоминания. Все подряд, и те, что хотелось помнить, и совсем иные. Он отгонял их, пытался думать о другом, считать до тысячи, представлял себе овечек, прыгающих через забор. Не помогало, пленка все крутилась, крутилась, по второму разу, по третьему…

Наконец он понял: что-то не так. И сразу успокоился. Если не так, значит, надо понять, что именно. Трудно, но все же возможно.

Шпион-пенсионер зря обозвал «мистера П» наивным провинциалом. Нью-Йорк, Большое Яблоко – уж никак не провинция, а от наивности прекрасно лечат нужда, военная служба и ответственность за тех, кто остался дома. Мистер Н был прав в другом. Уолтер Перри всегда старался думать о людях хорошо и уж тем более не подозревать понапрасну.

А если не понапрасну?

Стоп-кадр: зеленый с похмелья немец, босой, в шортах, шляпа лежит рядом. Зачем доктор Ган, человек взрослый и очень неглупый, затеял нелепую пьянку? Кружка граппы – считай, слоновья доза. В результате же не только похмелье и задержка с отъездом. Свет из Волчьей Пасти! Правы легенды, не правы? Так и не узнали. Предыдущей ночью тоже никто не пытался выяснить – легли еще до полуночи, чтобы выспаться перед подъемом. Доктор и настоял. Зачем немцу это нужно? Хотя бы затем, чтобы любопытный американец не остался возле горы-Волка, а бравый сержант не смог ничего толком доложить прибывшему начальству, а заодно гостям из Рима. Недаром доктор полблокнота исписал в пещере.

Молодой человек представил себе веселого парня Отто, вспомнил, как тот улыбается… Нет, неправда! Он был уже готов мысленно извиниться перед доктором Ганом, но внезапно подумал о братьях из ларца. Курц и Хинтерштойсер – не вольные скалолазы-скауты, они солдаты. Ребята на действительной службе! Доктор сказал, что сумел уговорить командира части. Бывший сержант Перри представил, как к ним в пустыню приезжает штатский мозгляк из Вашингтона и просит полковника отпустить двух «джи-ай». Всего на недельку – по горам побегать.

Смешно?

Но если парней и вправду отпустили, значит, Отто для них теперь – командир! Они выполнят его приказ. Любой! Иначе – трибунал.

Уолтеру стало не по себе. Он потер глаза, скользнул взглядом по равнодушному лунному диску. Если не спишь, в голову всегда лезет всякая ерунда. Отто – душевный парень, пьет редко, вот и занесло не туда. Курца и Хинтерштойсера и в самом деле могли отпустить. Мало ли какую бумагу привез с собою в часть доктор? Международная экспедиция, престиж, интересы Рейха.

И какой смысл скрывать свет из Волчьей Пасти? Следующей ночью все равно увидят, не они, так другие.

Сразу же полегчало. Молодой человек даже улыбнулся. Хорошо, что его новые знакомые ничего не узнают. Извините, ребята!

Закрыл глаза. Открыл.

Новый стоп-кадр: пассажирский салон «Олимпии», синева за стеклом, на столике – разложенная колода.

Монокль… Усики, как у Гитлера… Барон! Виллафрид Этцель фон Ашберг-Лаутеншлагер Бернсторф цу Андлау. Нет, даже не сам барон! «Что вам нужно от моего дяди?!» Юное чудо в перьях считало, что это он, Уолтер Перри, наглый американский плебей, прицепился, словно репей к собаке, к ее вельможному родичу. Но ведь было все наоборот! Чем он, обычный парень из Нью-Йорка, мог заинтересовать пожилого, много видевшего «тевтона»? Умением говорить по-немецки?


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу