bannerbannerbanner
Настройки чтения
Размер шрифта
Высота строк
Поля
На страницу:
5 из 5

Когда призрак с полупоклоном завис возле знакомой двустворчатой двери, я поняла – мы уже пришли.

Раздался резкий стук, и я вздрогнула, с удивлением уставившись на ярко светящегося Ильвара. Так вот как… Ну конечно, он же бесплотный.

Потом створки распахнулись под незримой рукой, и экс-мажордом влетел внутрь.

– Господин, ваша риале прибыла.

– Замечательно, – ответил ему знакомый голос. – Проси.

Я выдохнула, развернула плечи, гордо вскинула подбородок и напомнила себе о трех поколениях военных у меня в роду. А стало быть, трястись перед встречей с местным кикимором вовсе не обязательно! А значит – шагом марш!

Когда я зашла в кабинет, то дверь за мной почти сразу неслышно закрылась, недвусмысленно отрезая пути к отступлению. Впрочем, куда я теперь от Феликса? Как, впрочем, и он от меня. Психолог господину управляющему нужен.

Но стоило мне внимательнее рассмотреть сидящего напротив мужчину, как я мигом забыла обо всех метаниях и всерьез задумалась, а не ошиблась ли кабинетом. Может, это вообще больница на родной Земле? К моему удивлению, за столом сидел человек.

Темноволосый мужчина, не глядя на меня, махнул рукой в сторону кресла напротив и предложил мне перьевую ручку и белоснежный лист бумаги.

– Садитесь, Юлия.

Я поняла – меня удостоили чести лицезреть вторую ипостась Болотного лорда. Но с чего бы такое? Он сам говорил, что это очень личное и человеку дальнего круга такого не показывают.

Осторожно присела на краешек кресла, внимательно разглядывая хозяина кабинета. Феликс неожиданно поднял глаза, и я даже вздрогнула, когда поймала его светлый взгляд.

– Привыкайте. – Он без объяснений понял причину моего ошеломления. – Отныне вы в моем личном круге, а это не только дарует привилегии, но и накладывает обязательства. А в этом виде мне иногда комфортнее.

Восхитительно! Не успела прибыть – и уже по всем фронтам должна.

– Феликс, – осторожно начала, усилием воли вернув себе присутствие духа. – Между прочим, я не принимала обязательства. Это вас не смущает?

– Ни капли, – безмятежно улыбнулся управляющий, откинув упавшую на скулу длинноватую волнистую прядь, и в ней в солнечном свете на миг сверкнула зеленая искра. – У вас выбора нет, любезная.

Я сидела и смотрела на него, затягивая молчание, но ни капли об этом не сожалея. Думать полезно. А в таких ситуациях – тем более. Кикимор не прерывал меня, а с искренним любопытством наблюдал. Вспомнила его фразу про «поведенческие реакции» и на миг ощутила укол раздражения. Экспериментатор, чтоб его!

Так… Какие у меня варианты? А, собственно, никаких. Можно попробовать сделать «финт ушами» и, помахав лапкой, уйти в отдел, который попаданцами заниматься и должен. А с другой… Он – управляющий Изумрудным дворцом. Третья линия наследования престола. А если кикиморам свойственна мстительность? Тип с такими возможностями может очень много гадостей сделать.

Поэтому бессмысленно. Даже если я попытаюсь качать права, он только посмеется, как тогда в саду, и вкратце обрисует мне будущее без его сиятельной персоны на горизонте.

Но я – дар богини. И еще у меня есть определенные обязательства. Хоть не мир спасать, и то ладно. Да и вообще, перед тем как брыкаться, стоит спросить о значении термина «риале».

– Можно узнать более подробно, что из себя представляют пары «местный – переселенец»? – напрямую спросила я, а потом добавила: – Ну и, конечно, очень интересно, кем же вы обозначили меня. И про вышеупомянутые обязательства… подробнее, если можно.

– «Риа – рил»… – Он задумчиво побарабанил изящными пальцами по темной полировке стола. – Они вынуждены проводить вместе хотя бы один день в неделю для обмена энергией, которая помогает попаданцу выработать иммунитет. «Риале – риалан» – понятие гораздо шире. Камни создают узы. Потому, как правило, именно это используют, чтобы привязать сильного переселенца к аристократу высшего звена того сектора, в который он попал. Если риале – женщина, а риалан – мужчина, то это имеет еще одну грань. Вернее, ее вероятность.

Концовка мне не понравилась. Да и вообще… Я не являюсь той, к кому можно применять такое. Обычная, слабенькая, случайно попавшая в шаловливые лапки к Зеленой Богине.

– И что за грань? – решила пока не паниковать раньше времени. А вдруг я слишком плохо о нем думаю?

Феликс с сомнением на меня посмотрел, взял в руки лежащие на столе очки с зелеными стеклами и начал рассеянно водить пальцем по дужке.

– Эм… – Судя по всему, услышанное меня не порадует. – Это возможность более плотного тактильного контакта.

Класс!

– Феликс Ла-Шавоир, Болотный лорд сектора Малахит, – разъяренно зашипела я, резко поднимаясь и с громким хлопком ударяя ладонями по столу. – У последней гадюки совести больше! Мне рассказать, куда вы можете пойти с этими «возможностями контакта», или сами догадаетесь?!

Секунду ничего не происходило, но потом голубые глаза нехорошо сощурились, он тенью метнулся вперед, накрыл мои ладони своими и все так же тихо и невозмутимо продолжил:

– Каждый понимает в меру своей испорченности, Юла.

– Да как еще прикажете это воспринимать?! – взвилась я, пытаясь выдернуть руки из его хватки и не краснеть оттого, что резкое, немного вытянутое лицо мужчины оказалось вдруг совсем рядом. От него горьковато пахло полынью и хризантемами.

Он отстранился так же стремительно, как и оказался рядом.

– Сядьте! – Он дернул бровью, а когда я попыталась сесть на свое прежнее место, то покачал головой и указал на кресло около самого стола. Я сочла за лучшее сейчас уступить.

– Дайте руку. – Он протянул ладонь и требовательно на меня посмотрел. Пальцы коснулись его руки сами, не успев согласовать это решение с мозгом. Он осторожно погладил мое запястье, и я вздрогнула от прохлады прикосновения. – Вот причина.

– В чем? – Понимание ситуации не спешило ко мне на всех парусах.

– Вы теплая, – снисходительно улыбнулся болотник. – На ощупь приятная.

– Нет, Элливир был прав, вы все-таки извращенец!

– Я – кикимор! – не выдержал поклепа Феликс. – И по определению – хладнокровный. Но в роду у меня богиня Земли, а значит, во мне есть тяга ко всему… теплому.

Лягушечка ты моя зеленая! А я Иванушка?! А что? Шкурку вот меняет и становится хоть и не красавцем, но вполне привлекательным. Василисушка!

Господи, да, я хотела в жизни сказки! Но не надо же понимать все так буквально!

– И что теперь?

– Ну… – неуверенно посмотрел на меня болотник, потом развел руками и продолжил: – Юлия, скажу честно… Никуда вам от меня не деться. Я привык получать желаемое. А хочу я грелку. И, оцените благородство, не постельную!

– Вот уж огромное спасибо, – едко ответила я. – Не понимаю своих функций!

– Просто быть рядом, – немного устало вздохнул он. – И позволять касаться.

– Получается, я кошкой буду? – тупо поинтересовалась я. – А что? Лежи, урчи, жди, пока устанут гладить, и удовольствие получай!

– Урчать не обязательно. – Мужчина немного подумал, а потом царственно разрешил.

– У кошек есть еще одно свойство. – Все же я высвободила из руки мужчины свою ладонь, которую он нехотя отпустил. – Они всегда гуляют сами по себе.

– Так кто мешает? – пожал плечами надменный аристократ, уверенный в своем праве. – Гуляйте, но помните, где дом и хозяин.

Ах ты, жаба болотная!

– У кошек хозяев нет, – сухо поведала я. – А есть когти и зубы, и их они запускают в руки, которые не согласны ощущать! – Потом еще немного подумала и закончила: – А также они имеют свойство гадить в тапки совсем уж неугодным и непонимающим.

Кикимор уставился на меня с таким ужасом, что я не выдержала и истерически рассмеялась.

– Юля, может, воды? – любезно спросил Феликс. – Вы как-то слегка неадекватно реагируете…

Дайте мне воды… И побольше. Интересно, а кикиморы тонут?

– Ну вот, на вас не угодишь! – на полном серьезе негодовал зеленый. – Никаких неприличных предложений, взамен едва ли не весь мир на блюдечке, а вы?!

Все звучало так складно, красиво и обоснованно, что мне почему-то неописуемо захотелось его куда-нибудь послать…

– Вы поймите, это уже неприлично!

– Вот как! – Кикки снова подался вперед и вкрадчиво продолжил: – Тогда мы с вами некоторую часть вчерашнего дня провели в кра-а-айне неприличном виде, в общественных местах и, хочу отметить, с вашего полного согласия!

Это он про то, что за руку меня вчера таскал. И крыть нечем. Но какое же это неприличное?! Вот сегодняшнее предложение – это да, а вчера… мелкая вольность! Да и я думала, что тут так принято, вот и не дергалась.

– Хорошо, – устало кивнула я в ответ. – Если на том же уровне, то ладно.

– Еще и волосы, – внес коррективы кикимор.

– Не отдам! – решительно покачала головой.

– Я и не забираю! – возмутился Феликс. – Просто интересно, какие на ощупь… У нас они более толстые и жесткие…

Как же я устала спорить…

– Не сразу, – почти попросила, признавая полную капитуляцию перед зеленым захватчиком. М-да. Звучит почти как сводка ужасов про НЛО.

– А теперь давайте о хорошем! – радостно провозгласил изворотливый мерзавец, который добился всего, чего хотел на данный момент. – О положительных сторонах статуса «риале».

Я откинулась на спинку кресла и приготовилась внимать плюсам моего поражения.

– Первое и, наверное, основное. – Довольный Феликс весело меня оглядел и провозгласил: – Вы не умрете!

– Совсем никогда? – озадачилась я и честно ответила: – Не сочтите за неблагодарность, но не заинтересована.

– Не то чтобы никогда, – побарабанил пальцами по подлокотнику кикимор. – Просто продолжительность вашей жизни теперь равна моей.

– А сколько вы живете? – не теряла подозрительности я. Не хотелось бы жить вечно… Чем я все это немереное время буду заниматься?!

– Триста лет, – спокойно ответил болотник. – Вы относитесь к этому отрицательно?

– Нет, – покачала головой. – Думаю, найду чем заняться.

– Продолжим, – с иронией улыбнулся Кикки. – Гибель от недовольства Гудвина вам теперь тоже не грозит. Да и тогда… я несколько сгустил краски.

Замечательно! Навешал лапши на уши, стало быть. Вот змей, а?

– А каково реальное положение дел?

– Теперь вас в любом случае не тронут. – Он прикрыл глаза и полушепотом закончил: – Риале – это очень важно.

– Чем же?

– Секрет, – открыто усмехнулся противный зеленый, чем заставил планку антипатий с отметки «опасный тип, по возможности не связываться» подпрыгнуть до «все равно кто, но так по морде дать хочется».

– Хорошо, – скрипнула зубами, понимая: ничего не скажет, даже если буду настаивать.

– Идем дальше, – продолжил открывать мне радужные перспективы нашего с ним совместного будущего Феликс. – Вы имеете право пользоваться почти всем моим имуществом. Финансовым в том числе.

– А не боитесь, что совсем скоро его не останется?!

– Нет, – покачал головой Ла-Шавоир, откидывая со лба непослушную волнистую прядку. – Во-первых, я верю, что вы не будете настолько неосмотрительны, а во-вторых, вам это просто не удастся. Законодательством все предусмотрено.

– Как это? – не разобралась я в тонкостях.

– Есть определенный лимит, который рассчитывается от уровня дохода риалана.

– Какая жалость, – процедила я, глядя прямо в насмешливые светлые глаза. Феликс явно забавлялся ситуацией, поэтому мне становилось все более сложно себя контролировать и не наговорить гадостей.

– Какая прелесть, – ласково посмотрел на меня кикимор. – Злитесь вы просто очаровательно.

– Феликс… – прищурилась я. – Мне кажется или вы со мной флиртуете?!

– Не кажется, – благожелательно похвалил он мои выводы. – Но исключительно в научных целях!

С губ едва не сорвалось пожелание, куда может идти управляющий вместе со своими научными целями.

– Значит, так… – Я встала, намекая на завершение разговора. – Меня не…

– Сядь! – резко приказал мужчина, с лица которого исчезло то добродушное выражение, которое было там не так давно. – Я еще не закончил.

И вот тут взыграла кровь предков.

– А я закончила, – независимо вздернула подбородок. – Феликс, если нам предстоит тесно общаться в дальнейшем, то учитесь уважать мое мнение. – Погладила пальцами теплый камешек на груди и продолжила: – Также, если не желаете, чтобы я прямо сейчас оставила на вашем столе эту очаровательную игрушку, лучше начинайте прямо сейчас.

– Миртар нас уже связал, – холодно улыбнулся он. – Поздно, леди.

– Пойдем с другой стороны, – легко согласилась я. – Ла-Шавоир, а вы когда-нибудь вынуждены были общаться с очень враждебно настроенной к вам женщиной?

– Случалось, – настороженно ответил он.

– И насколько она или они были вам близки? – все так же мягко спрашивала я, ощущая просто лютую злость на надменного аристократа, который решил, что ему все позволено. – Так же, как и риале? Подумайте, ведь у нас с вами вся жизнь впереди… И какой неописуемо «прекрасной» я могу ее сделать!

– Пакостница, – внезапно рассмеялся болотник. – Ладно, чего желаешь?

– Остались вопросы, – скрестила руки на груди. – И как вы видите наше совместное… существование?

– Желательно в моем доме, – «порадовал» меня самоуверенный гад. – Это решит очень многое.

– А вот и не согласна! – Все же села обратно и, не спрашивая, подтянула к себе лист бумаги и ручку. Писать перьевой, конечно, было несколько неудобно, но я справилась. Закончив, я поднялась, хлопком опустила список перед его носом и спокойно сообщила:

– Изучайте!

Потом развернулась и направилась к двери.

– Прошу вас за обедом составить мне компанию, – миролюбиво раздалось за спиной. – Нужно привыкать и учиться быть рядом. Как вам, так и мне.

– Хорошо, – ответила и быстро вышла из кабинета.

Как только закрыла дверь и прошла несколько метров по коридору, так разом ослабели колени и накатил запоздалый мандраж. Господи, во что же я вляпалась?! Да еще написала такое… Перед внутренним взором снова возник белый листок с несколькими абзацами на нем:

«Дом вы мне обещали. Я хочу его получить.

Чтобы у вас не возникало желания меня обмануть, сообщу – я злая, мстительная женщина. Это, конечно, плохо, но вот если она живет с вами под одной крышей, то это вообще отвратительно.

Не хотела бы общаться с вами чаще необходимого.

Последнее, и самое важное! Господин Феликс, предупреждаю: если у вас слишком осмелеют руки, то спустя какое-то время протянутся ноги! Вот мамой клянусь, что устрою это! Не знаю как, но безнаказанным не останетесь».

Вот чем я думала, когда все это писала?! Кстати… «Протянешь ноги» – это выражение моего мира. И когда «творила», я как-то не подумала о необходимости адаптационного перевода… А что, если это здесь значит совсем не то?!

Но теперь паниковать, в общем-то, смысла и не было. Не могу же я ворваться в кабинет и вырвать из загребущих зеленых лап несчастную бумажку? Правильно, не могу. Тогда выдохнула, выкинула из головы эту теперь уже неизбежную проблему и пошла в свою комнату. Помнится, Ришаль обещала найти меня, как только освободится, и повести за новым гардеробом.

Хотя она сказала «найду»… Стало быть, я гулять пойду!

Опыт меня ничему не научил, и я свернула в небольшой боковой коридорчик, вместо того чтобы гордо прошествовать по центральному в сторону своих апартаментов. Если их, конечно, можно назвать таким громким словом.

Глава 6

Я шла, с любопытством оглядываясь и проводя рукой по неровным шероховатым стенам. Острые изгибы нефритового камня иногда почти до боли кололи ладонь, но повредить не успевали. Однако руку я не отнимала. Это позволяло чувствовать. И быть уверенной в том, что я жива. И разумна. Как некогда сказали: «Мыслю – следовательно, существую».

Вышла на просторную светлую террасу, наполовину увитую виноградом, и довольно сощурилась, подняв глаза на солнышко. Как же я рада, что оно тут такое… привычное. Наверное, красное светило воспринималось бы гораздо сложнее. А так… почти как у нас. Тепло и хорошо. Забыв о своеобразности местных растений, я подошла к перилам и провела пальцем по глянцевому листу. Лоза молниеносно метнулась ко мне и опоясала грудь, прижимая к колонне, но коснулась зеленого камня, и путы немедленно ослабли, а потом и вовсе отпустили. Только одна, совсем еще молодая и не одеревеневшая веточка ласково обвивала мое запястье, поглаживая кожу завившимся на конце стебельком.

Дрожа от пережитого, осторожно высвободила руку и, даря ответную ласку побегу, коснулась его пальцами, которые он на прощание легонько сжал.

Отступила и сжала в руке амулет, который связывал меня с Болотным лордом. Если бы не это…

Развернулась и пошла вперед, уже не обращая внимания на природу.

Феликс… Тот, кого я не так давно заклеймила наглой, беспринципной сволочью. Когда аристократ меня уговаривал и когда я угрожала оставить миртар и уйти, он не упомянул о том, что без этой занятной подвески дойду я здесь до ближайшего куста. Хотя желание жить, наверное, было бы очень хорошей мотивацией остаться. Как и согласиться на любые его требования.

На свой счет я не обольщалась. Я не из тех, чей девиз «Лучше смерть, чем потерять честь». Я хочу жить. И у меня тут очень много дел. Основное – попытаться найти маму.

Да и кикимор, как ни крути, все равно интересный мужчина. Особенно в человеческой ипостаси.

Но он не стал настаивать. И вообще говорить о чем-то таком. Более того, прямо сказал, что постельная плоскость его не интересует. Это великолепно. Так как от зеленой физиономии моего риалана бросает в нервную дрожь!

Тут, прервав мои нерадостные размышления, раздался тихий перестук каблучков, сопровождающийся едва слышным шорохом одежды. Я посмотрела в сад и успела увидеть, как из-за живой изгороди торопливо выбегает молодая девушка. Она взлетела по ступеням террасы и кинулась в мою сторону. Увидела, остановилась от неожиданности и удивленно на меня уставилась яркими болотно-зелеными глазами. Впрочем, я смотрела на нее не менее внимательно. Она была человеком. И явно переселенкой, а не болотницей во второй ипостаси.

Хоть на девушке и было местное одеяние, но оно было верхним и явно впопыхах надетым. Она даже застегнуться не успела, так спешила. На ногах были изящные балетки, аппетитную фигурку обтягивали майка и бриджи. В этом антураже она смотрелась чуждо. Даже накинутый сверху наряд не спасал.

Молчание затягивалось. Наконец, я робко улыбнулась и сказала:

– Здравствуй. – Подобрав полы своего платья, осторожно подошла ближе.

– Привет, – кивнула девушка, сверкнув обаятельной улыбкой, отчего на ее щеке появилась ямочка. – Меня Настей зовут. А вас как?

– Юля, – улыбнулась в ответ, протягивая ей руку.

– Хорошо, – кивнула она и пожала мою ладонь, потом заметила кулон на груди и изумленно округлила глаза: – Вы – риа Феликса Ла-Шавоира?!

– Не совсем, – машинально дотронулась до миртара. – Я его риале. А откуда знаете?

– Даже риале?! – Судя по реакции Насти, она была в полном шоке, а потом весело рассмеялась: – И как вас угораздило?! Ой, господи, он же на последнем совещании выдвигал предложение устранить практику «высшей связи»! А сам в это вляпался!

У меня голова от обилия информации закружилась. Откуда она столько знает? Попаданка, которая в курсе, что именно предлагал на внутреннем совещании управляющий?!

– Стоп! – Я подняла руки. – По порядку, Настя. С чего вы взяли, что мой покровитель именно управляющий?

– Миртар, – кивнула на камень девушка. – Цвет – зеленый, стало быть, Болотный род. Ящерица на третьем лепестке, а значит, это наследник третьего круга. А это только Ла-Шавоир. Да, и еще: я не так давно эту побрякушку на самом Феликсе видела, – улыбнулась она. – Ой, извините, я слишком эмоциональна! Не пугайтесь, бывает.

– Тоже линька? – не подумав, брякнула я.

Девушка несколько секунд непонимающе на меня смотрела, а потом весело рассмеялась:

– С нагами пообщаться уже успели? – Получив утвердительный ответ, она продолжила: – У меня не то. Просто тут есть своеобразные фазы солнца. Если оно дальше, то, соответственно, излучение менее интенсивное и народ спокойный. Ну а в жаркое время года тут у всех немного ненормальное поведение. Но мы, переселенцы, в этом плане даем фору всем местным. Причем у меня еще не худшее проявление! Просто очень общительная и болтливая.

Да, я заметила. Интересно, а чем мне это излучение грозит? Сейчас же тут лето, кажется…

– Юля, извините, но я опаздываю, – снова подхватилась девушка и уже на бегу обернулась: – Давайте завтра, тут же?

– Давайте, – растерянно ответила я. – Но что это за место?

– Терраса Смерти, – лукаво подмигнула Настя и скрылась за стеклянными дверями, оставив меня переваривать эту информацию.

После того как узнала название, приходить сюда опять совсем не хотелось.

Я быстро подошла к ступеням в сад и застыла с занесенной ногой, вспомнив то, как отреагировал на меня виноград. А вдруг камень не защитит меня от остальных неожиданных сюрпризов Изумрудного?

– Юли-и-ия, – протянул знакомый голос, звучание которого заставило меня судорожно вздохнуть. М-да, даже глаза поднимать не надо. – Приятно вас снова видеть. И снова в крайне неподходящем месте.

– Здравствуйте, лорд Элливир, – натянула на лицо любезную улыбку и решила следовать этикету. Чтобы какой-то страшный мужик меня, Аристову, заставил смущенно глазки прятать?! Да не бывать этому! Какой бы голос у него ни был!

Поэтому я гордо вскинула голову и нагло уставилась прямо в бездонные эльфийские очи. Космос… Всегда завораживал. Но так это космос, а не какой-то эльф! А глаза, несомненно, прекрасные. Стоит думать об отвратительном, а не об ироничном прищуре, вальяжной позе уверенного хищника и о том, как красиво солнце играет на волосах.

– Элливир, – слабым голосом попросила, прикладывая руку ко лбу, в попытке прийти в себя. – Если вы немедленно не прекратите, то я рухну на вас в обморок и потом потребую на себе жениться. Мне дурно. Хватит, а?!

– А я не буду вас ловить. – Остроухий и не подумал убрать очарование из голоса. – Тут невысоко, поэтому насмерть не разобьетесь. А значит, это ваши проблемы!

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу
На страницу:
5 из 5