Игорь Геннадьевич Власов
Стажёр

– Ну что же, будем довольствоваться тем, что имеем. Ты говорила, что тебе неподконтрольна часть систем «Валькирии»?

– Большая часть, – поправила его Умка.

– Судя по всему, если мое предположение на счет «Валькирии» верно, – начал размышлять вслух Ник, – тогда наверняка она должна быть оснащена оборудованием для работы в этом секторе пространства. Конечно, ученые с исследовательской базы не могли точно знать, что здесь найдут, но как раз поэтому, возможно, попытались предугадать различные варианты развития событий. В любом случае надо попробовать активировать недоступное тебе оборудование.

– Это возможно сделать только одним способом.

– Да, Умка, придется отстранить тебя от управления кораблем, – уже подойдя к панели, сказал Ник.

Отсоединив клеммы, он аккуратно достал Умку и, немного подумав, начал медленно ее растягивать. Обычно он носил ее как браслет на левой руке, но сейчас, растянув до нужной длины, защелкнул вокруг шеи. Теперь Ник мог отдавать ей команды, даже не произнося слова вслух, а для получения ответов не надо было подносить устройство к уху. Затем так же аккуратно он водрузил на место бортовой компьютер «Валькирии».

– Компьютер борта 103 готов к работе, – тут же донеслось из динамиков. – Сканирование автоматических систем корабля показывает многочисленные сбои в работе контуров….

– Отставить доклад, – перебил его Ник. Ему сейчас совершенно не хотелось выслушивать длинный перечень повреждений «Валькирии». Тем более что большую их часть можно было исправить или заменить только на стационарной верфи базы.

– Что ты можешь сообщить мне по сектору, в котором мы сейчас находимся? – не особо надеясь узнать что-нибудь новое, задал вопрос Ник.

– Предположительно мы находимся в звездной системе Z-2, сектора F-14056/0002, подсектор – А133. Звезда относится к группе G2, в ее планетарную систему входят пять планет….

– Стоп-стоп-стоп… – скороговоркой прервал его Ник – Значит, система Z-2 сектора F-14056/0002 подсектора А133? Насколько мне известно, в навигационных картах не значатся ни система Z-2, ни подсектор А133. Сектор F-14056 есть, пожалуйста, а подсектора А133 в секторе F-14056 нет. Что ты мне на это скажешь?

– Вам необходимо активировать код доступа к закрытым файлам. Введите пароль.

– Что ты несешь! Какой еще пароль! – в недоумении воскликнул Ник. – Я в этом полете исполняю обязанности командира челнока «Валькирия», борта 103. Я обладаю полномочиями задействовать любые системы корабля.

– Вам необходимо активировать код доступа, чтобы получить расширенные полномочия, – голос компьютера был совершенно бесстрастным.

Ник был обескуражен. Ни с чем подобным ему до этого сталкиваться не приходилось. Но и злиться на машину было бессмысленно. «Надо попробовать зайти с другой стороны», – решил он.

– Тебе поставили блокировку доступа к дополнительным файлам?

– Да.

– И активировать их возможно, только зная код доступа?

– Нет, не только. Должно иметь место и другое условие.

– И какое? – Нику казалось, что он общается с умственно отсталым человеком, а не с квантово-волновым компьютером с разрешающей способностью 10 в 32 степени операций в секунду.

– Переход «Валькирии» в подсектор А133.

«Люди, которые закладывали ограничители доступа к секретным файлам, – начал размышлять Ник, – не были глупцами». Скорее всего, они продумали и даже проиграли возможные варианты на специальном аналитическом суперкомпьютере, который, как он знал, на порядки превосходил бортовой компьютер его челнока. Их цель была пресечь любую утечку информации, пока «Валькирия» не окажется в звездной системе Z-2. И, признаться, им это удалось. Но, видимо, в миллиардах различных вариантностей не была учтена глупость и самонадеянность стажера Ника Соболева. И теперь все они находились в патовой ситуации. «Валькирия», можно сказать, благополучно добралась до подсектора А, а он не имеет доступа с секретным файлам и не может активировать программу, для которой, собственно, она и предназначалась.

– Умка, – мысленно проговорил Ник.

Конечно, Умка не могла читать его мысли, но тончайшие ее сенсоры безошибочно считывали рефлекторные напряжения его голосовых связок и переводили их малейшие вибрации в слова.

– А не попробовать ли нам взломать код доступа? У нас это раньше неплохо получалось. – Ник даже улыбнулся. Он вспомнил, как в восьмом классе, с помощью Умки подобрав пароль, они вдвоем с Полем угнали флайер его мамы. В Южной Африке, на самом высоком из земных водопадов – водопаде Анхель – проходили соревнования по сплаву. Вид экстремалов сплавляющихся на самодельных конструкциях с километровой высоты, привел их тогда в неописуемый восторг. Так как в Москве в это время была ночь, они, никем не замеченные, ухитрились вернуться домой засветло.

– При попытке взлома программы предусматривается самоликвидация «Валькирии», – как бы издалека прозвучал голос Умки.

«От кого же могут быть такие секреты? – изумился Ник. – Вот так просто взять да уничтожить чудо техники?» В этот момент он как-то не подумал, чем бы это закончилось лично для него.

– Получены первые топографические данные поверхности, – вывел его из задумчивости механический голос.

– Дай изображение на экран.

– Обследовано 10 % поверхности суши с возможностью идентификации объектов диаметром от 500 метров.

– Выводи на экран, – Ник понимал, что это не даст ему даже общего представления о планете, но ему хотелось отвлечься от тяжелых мыслей.

На экране появился объемный шар. Несмотря на то что в основном он был белого цвета – так компьютер показывал еще не исследованную область, местами угадывались контуры материков. Как и ожидал Ник, Северный и Южный полюса были на своих местах. Их покрывали торосы снега, возможно, льда. Размеры пока точно установить было нельзя, но ему показалось, что и здесь неизведанная планета, словно в насмешку, копирует Землю.

– Замечен квантовый резонанс, – резанул слух машинный голос.

«О, это уже что-то», – про себя подумал Ник.

– Запеленговал координаты?

– Да, меняю траекторию зонда 3. Он пройдет над этой областью через 18 минут. Изображение получим через 19 с половиной минут.

– Сейчас что-нибудь можно сказать про природу этого явления? – Ник прекрасно знал, что квантовый резонанс может быть только искусственного происхождения, но самому озвучивать это почему-то не хотелось.

– Характеристики напоминают биполярный квантовый резонанс с односторонней константой. Однако создающее его поле не идентифицируется.

– Попросту говоря, еще одно неизвестное нашей науке поле, – протянул Ник. – Можно определить какую-то родственную взаимосвязь с полем «кокона»?

– Мало данных, – металлический голос резал слух. – Замечен второй квантовый резонанс. Характеристики идентичны первому. Меняю траекторию зонда 2. Расчетное время – 49 минут.

– Что показывает сканирование радиоспектра планеты?

– Весь эфир планеты во всех диапазонах покрыт «белым шумом». Компьютерная модуляция с 99 % вероятности показывает, что «белый шум» – искусственного происхождения.

– Они что, специально создают радиолокационные помехи? – Ник всячески старался избегать выражений, указывающих на присутствие разумных аборигенов, но сейчас слово «они» вырвалось у него непроизвольно.

– Составляю радиолокационную карту планеты, она позволит определить координаты всех передатчиков радиопомех, – монотонно прозвучал голос и сразу без перехода добавил: – Замечен третий квантовый резонанс. Зонд 6 пошел. Характеристики идентичны.

– Что тут, грибной сезон открылся? – не удержался Ник. Его настораживали все эти непонятные поля с их квантовыми резонансами.

– Не понял вопроса. – И опять без перехода: – Четвертый квантовый резонанс. Есть изображение первого объекта.

Одна четверть экрана перестала рябить. Сначала было видно только белое марево, и Ник не сразу понял, что это сильно приближенное изображение облаков. Потом в них замелькали прорехи, и наконец облака, словно сдутые ветром, исчезли с экранов. Ник подавил готовый вырваться вскрик. На равнине высилась и поблескивала, отражая солнечный свет, циклопическая пирамида ярко-янтарного цвета. Несмотря на увеличение, было трудно определить, монолитной ли была ее конструкция или аналогично пирамиде Хеопса сложена из исполинских блоков. Однако то, что она была огромной, не вызывало сомнений. По сравнению с ней редкие рощицы деревьев, словно разбросанные вдоль ее подножья, казались низкой травой.

– Вот эта махина! – выдохнул Ник. – Какие же ее размеры?

– Даю данные объекта, – монотонно затянул компьютер. – Высота 1, 778 километра. Длина сторон основания – 2, 750 километра. Периметр – 11 километров. Площадь основания – 636 километров.

– С размерами достаточно, – прервал его Ник, – что еще?

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск