Игорь Геннадьевич Власов
Стажёр

– К нам идет нуль-сообщение, – сообщила Умка.

– С базы? С каким грифом? – «Уже всполошились, что ли?» – мелькнуло в голове.

– Пока не ясно, только начинает формироваться. Полностью спакетируется через 2–3 минуты.

– Быстро как-то нас вычислили. Как будто знали новые расчетные координаты.

– Бортовой компьютер передал. Он обязан дублировать на базу все свои действия, в том числе и расчет новых координат.

– Я об этом как-то не подумал, – признался Ник. – Проведи расчет новой точки выхода, в нескольких парсеках от второй заданной, у нас будет время на подзарядку. Что-то не хочется мне сейчас объясняться с Овсянниковым.

– В 4, 756 парсек от ранее намеченной есть удобная точка выхода. Флуктуация в пределах нормы.

– Начинай подготовку к прыжку, немедленно! – Ник привычно откинулся в кресло.

– Начинаю обратный отсчет, – голос Умки был сейчас лишен каких-либо эмоций. – Десять, девять, восемь, семь….

Второй переход ничем не отличался от первого. Такая же глубокая вибрация, рябь в глазах и короткое ощущение свободного падения.

– Переход завершен, – вытащил его в реальность бесстрастный голос Умки.

– Вышли в намеченный квадрат. Все системы стабильны. Сканирую ближайший сектор пространства.

– Энергоемкость? – с небольшой хрипотцой в голосе спросил Ник.

– 47 %. Прошли 410 парсек.

– Ну что, неплохая работа. Какой это сектор?

– F 20031 – пограничная зона, дальше Глубокий Космос.

– Да, так далеко я еще не забирался, – Ника разобрало любопытство. – Открыть внешний экран!

Рубка управления мгновенно сделалась прозрачной, и Ник, вскрикнув, вцепился руками в поручни кресла. Он словно оказался парящим в открытом пространстве. Иллюзия была настолько полной, что ему понадобилось какое-то время, чтобы убедить свои обманутые органы чувств в том, что челнок никуда не пропал, что сам он все еще находится в рубке управления. Он все-таки потянулся к пульту управления, также парящему в пустоте, и без всякой надобности пощелкал каким-то тумблером. Потом отстегнул ремни и осторожно слез с кресла. Пол рубки был абсолютно прозрачен, но под ногами привычно чувствовалась его упругость. Ник хотел для верности на нем попрыгать, но, поколебавшись, передумал.

– Верни пол, – чуть дрогнувшим голосом приказал Ник.

Пол так же мгновенно принял свой обычный вид – хорошо, что Умка правильно поняла его приказ.

В отличие от «Берсеркера», где обзор ограничивался передним экраном и верхним куполом, в «Валькирии» конструкторы решили этот вопрос, прямо сказать, кардинальнее.

Ник сел в кресло, переборол желание защелкнуть ремни и снова скомандовал:

– Полный обзор.

Вид открывался поистине фантастический. И абсолютно незнакомый. Если еще на базе он находил привычные созвездия, то из этого сектора космос выглядел совершенно иначе.

– Умка, доложи расчетное время до полного набора энергии.

– Если флуктуация в этом секторе существенно не изменится, то от 17 до 19 часов.

– Теперь, судя по возможностям «Валькирии», спешить нам некуда, остался один прыжок и мы у цели.

– Есть некоторая проблема, – тон Умки оставался таким же нейтральным.

– Что опять за проблема? – Ник насторожился.

– Я хотела сообщить это сразу по моей активации, но события начали развиваться очень быстро.

– Продолжай.

– Я не полностью управляю «Валькирией», точнее сказать, мне доступно не более четвертой части всех систем челнока.

– Я не совсем понял, как это на четверть? – Ник был ошарашен. – Как это возможно?

– Здесь много закодированных систем, и я не могу в них войти и, более того, я даже не могу понять их предназначение. Мои возможности ограничиваются управлением системами навигации и жизнеобеспечения, и то, по всей видимости, не в полном объеме.

– Этого ведь достаточно для выполнения задачи?

– Да.

– Но есть что-то еще?

– Координаты конечного пункта назначения, – Умка сделала паузу, как будто пыталась подобрать слова, что для нее было несвойственно, – приблизительны.

Это было что-то совсем невероятное.

– Как это приблизительны? Ты что, перегрелась? Ты же рассчитывала переходы согласно заданным координатам, да и бортовой компьютер также провел до тебя все расчеты.

– Все верно. Так было, пока работал маяк в конечной точке выхода. Я обратила внимание, что после первого и второго перехода координаты каждый раз незначительно, но менялись. Сейчас маяк молчит.

– Возможно, какой-то кратковременный сбой?

– Возможно.

Ник задумался. С самого начало шло все как-то неправильно. Он постарался вспомнить подробнее предшествующие события. Началось все с неожиданного вызова к капитану и получения внеочередного задания. Странно, конечно, что Шеф решил лично отдать ему приказ. Но так иногда бывало. Мало ли что? И ничего особенного, не считая, конечно, переноса на неопределенный срок долгожданного отпуска, в этом не было. Дальше мимолетная встреча в дверях с человеком из Центра. Скорее всего, из Центра. Тот явно был важной персоной, судя по тому как он держался с Шефом. Затем короткие инструкции и предписание на «Валькирию». Почему именно ему доверили новейший челнок? Ник прекрасно понимал, что на базе достаточно куда более опытных пилотов, чем он. Ну, возможно, все были заняты на других заданиях. Так, что еще? Значит, дают самый быстроходный челнок, чем подразумевается, что надо как можно быстрее доставить груз на исследовательскую базу. И, в то же время, в бортовой компьютер закачивают хаотичные координаты точек выхода, что значительно увеличивает время выполнения задания. Странно? Пожалуй. Кстати, а что насчет груза?

– Умка, ты можешь уточнить, что за груз мы везем? Хотя бы посмотри его маркировку.

– Грузовой отсек пуст.

С минуту Ник невидящим взглядом смотрел перед собой, потом с силой хлопнул себя по лбу.

– Ну, конечно же, как мне это сразу не пришло в голову! – воскликнул он.

– «Валькирия» и есть тот самый груз! Какой же я глупец. Это и объясняет то, что Умке не удалось войти в заблокированные системы корабля. Должно быть, нужен специальный код доступа для активации неведомых программ.

Для чего они нужны, Ник даже не пытался ломать голову. И код доступа наверняка есть только у получателя. Чем больше он об этом думал, тем больше находил каких-то, на первый взгляд, несуразностей, которые в совокупности таковыми уже не казались. Теперь он хотел лишь одного – как можно быстрее доставить «Валькирию» в пункт назначения, передать ее получателю в целости и сохранности. Тут ему почему-то вспомнился Петр Овсянников, с любовью поглаживающий амортизаторы «Валькирии». И отбыть на базу. Там его, наверняка, ждет самый что ни на есть серьезный разговор с Шефом. Правда, времени обдумать свои контраргументы у него будет достаточно в обратном полете, так что сейчас Ник решил об этом не беспокоиться.

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск