Сергей Васильевич Лукьяненко
Остров Русь (сборник)


– Из доклада генерал-сержанта Кубатая я уже знаю, что вернуться на Землю вы отказались, но теперь я, во-первых, хочу знать, как с вами обращаются эти… – он махнул рукой в сторону сфинксов. – Во-вторых, хочу убедить вас не содействовать проведению их гибельного плана.

– Обращаются нормально, не хуже, чем вы, – сказал я. – А что касается их плана, то правы они, а не вы.

– У вас есть веские доказательства?

– Да, есть, – ответил я и как мог связно рассказал об «очной ставке» с хроноскафами.

Выслушав меня, Ережеп задумчиво помолчал, а потом сказал:

– Что ж, мне трудно привыкнуть к этой мысли, но, похоже, вы правы.

Пока мы так беседовали, сфинксы тревожно переглядывались, то и дело порываясь перебить меня – я разглашал их секреты. Но логика пересиливала: в том, чтобы люди не мешали их плану, они были заинтересованы не меньше нашего.

– Когда вы отправляетесь? – спросил Ережеп. И тут Шидла не выдержал:

– А вот это вам знать ни к чему, – опередил он меня.

– Это в ваших интересах, – проникновенно сказал ему Ережеп. – Я дам команду хронопатрульному флоту не обстреливать вас.

– О своих интересах мы сами позаботимся, – заявил Шидла и потянулся к выключателю. Но за миг до того как экран погас, я успел крикнуть по-русски:

– Сейчас!

Смолянин при этом навострил уши и закивал своей шишковатой головой.

– Что ты им сказал? – угрожающе оскалился Шидла.

– Я сказал «до свидания», – соврал я.

– «Сей-час» – это «до свидания»? – обернулся Шидла к Мегле.

– «Сейчас» по-русски означает «сию минуту», «немедленно», – ответил тот.

– Это по-немецки, – встрял Стас, – ты же немецкий учил. А по-русски это как раз «до свидания».

Сфинксы озадаченно переглянулись.

– Чего вы боитесь-то? – спросил Стас, чтобы сменить тему.

– Люди коварны, – объяснил Шидла печально. – А Ережеп – коварнейший из людей. Мы не верим ни единому его слову. Если он соглашается с тобой, жди подвоха.

– Ну почему вы никому не верите? – возмутился я.

– Потому что нельзя верить тому, кто умеет врать.

Я только махнул рукой. Ну как ему объяснишь, что, если иногда и соврешь, это еще не преступление. Даже на пользу бывает.

– Во избежание вмешательства землян предлагаю отправиться немедленно, – заявил Шидла. – Шурла, давай браслеты.

Тот открыл маленький люк в полу антиграва и извлек оттуда три металлических браслета и три коробочки, похожие на дистанционный пульт телевизора, только раза в два меньше и с единственным переключателем. Как объяснил Шурла, это и были дистанционные пульты. Они включали и отключали эти самые браслеты, которые по-научному назывались «иммуно-регенераторы», а по-простому – «оживители».

По словам Шурлы, эти браслеты в несколько минут излечивают любые болезни, заживляют раны и могут даже воскресить, если только смерть наступила не от старости. В последнем случае браслеты бессильны.

– А почему у всех таких нет? – с обличительными нотками в голосе спросил Стас.

– Потому что их изобрели совсем недавно, – ответил Шурла, – и они пока что засекречены. Ведь если такой браслет попадет в руки людей, те быстро научатся делать их сами. А мы хотим превратить их в предмет экспорта. Скумбрия, – мечтательно произнес он, – много скумбрии… И валерьянка… Мур-р, для тяжелобольных. Сначала мы сделаем так, чтобы люди не могли разобраться.

– А говорите, врать не умеете, – сказал Стас с укором.

– Это не вранье, это политика.

– Да я не про политику. Я про валерьянку. «Для тяжелобольных», – передразнил он. – Для каких тяжелобольных, если эти браслеты все излечивают?

– Да-а, – задумался Шурла, – об этом я как-то… – но тут же встрепенулся: – Все правильно! Если больные будут знать, что им дадут валерьянку, они и лечиться не станут.

– Хватит болтать, – вмешался Шидла. – За дело!

Шурла помог нам застегнуть браслеты на запястьях. Надел браслет на лапу и Шидла. Приспособив к нему свой дистанционный блок, он пояснил:

– Видите, тут специальные пазы. Вставляешь, щелчок, и готово. – Он помахал лапой, демонстрируя надежность крепления. – Но я советую вам обменяться блоками.

– Зачем? – спросил я.

– Если что-то случится с одним, другой всегда сможет его выручить. Только учтите, радиус действия блока – четыре-пять километров, не больше.

– Давайте тогда все трое обменяемся, – предложил я Шидле. – Дай мне свой.

Сфинксы переглянулись с мрачными улыбками:

– Ты сам не понимаешь, что говоришь, детеныш человека, – произнес Шидла мягко. – Чтобы сфинкс доверил свою жизнь… Ладно. Нам пора в хроноскаф.

– Подожди-ка, – остановил я его. – Мы кое-что не говорили вам…

И я рассказал о том, как из капсулы там, в музее, вывалился мертвый сфинкс.

– Понимаешь, мы же тогда еще вас не знали и подумали, что это – металлическая скульптура.

– Что ж, – с покорностью судьбе усмехнулся Шидла. – Я был готов к этому. Спасибо, что рассказали, теперь я знаю, что умереть должен в капсуле. Вы же знаете, смерть от голода не доставляет нам неприятных ощущений. – Он помолчал. – Хотел бы я знать, что твои соплеменники сделали с моим трупом. Надеюсь, не подвергли его публичному поруганию…

– Может, его в музее выставили, – заявил Стас. – Ведь, наверное, все, как и мы, решили, что это статуя…

Я подумал, что вряд ли это понравится Шидле. И не ошибся.

– Выставили в музее, – горестно поджал он губы, – на всеобщее обозрение… Хотя чего еще можно было ожидать от людей?

В первый и последний раз в жизни я увидел слезы на глазах сфинкса.

Но тут в разговор вмешался Мегла: