Сергей Васильевич Лукьяненко
Остров Русь (сборник)


– Давай не ссориться, – сказал мне Стас. – Нас, нормальных, здесь так мало, что мы должны помогать друг другу.

– Ага, – обрадовался я.

– А что у тебя прапраправнуки такие оказались, так это игра генов, – как ни в чем не бывало продолжил Стас. И повернулся к Шидле:

– Слушай, а это так и было людьми задумано? Ну, семь процентов кислорода и прочее?

– Нет, – отозвался сфинкс. – В своем неизмеримом коварстве люди требовали от нас полностью остудить Венеру, снизить давление и поднять кислород в атмосфере. Но мы остановились на половине процесса.

– Почему? Вам так больше нравится?

– Нет, – вздохнул Шидла, – что тут может нравиться? Нам больше нравится, как на Земле. Но мы выносливые, мы терпим.

– А зачем?

– Как зачем? Чтобы человеческие шпионы не проникали. И чтобы люди не зарились на наши свободные территории.

– А они зарятся?

– Ну… – сфинкс замялся. – Когда им места хватать не будет, позарятся. Они, правда, Марс сейчас осваивают. Но медленно, потому что с помощью автоматов. А когда-то хотели для Марса сделать колонизаторов из собак.

– Ясно… – протянул Стас. – Да, понятно, что они больше не рискуют. А вы, значит, людей напрочь выгнали?

– Посол только остался. Понимаешь, детеныш, люди хотели от нас слишком многого. Чтобы мы остудили Венеру, разрешали им прилетать сюда на отдых, добывали полезные ископаемые и торговали с ними. В общем, типичная имперская политика.

– Угу, – неуверенно подтвердил Стас.

– Но свободолюбивые кошачьи гены подвигли нас на восстание! – гордо заявил Шидла. – На мирное, но победоносное. Мы выдворили землян, основали свою цивилизацию и достигаем вершин прогресса.

Я глянул в окно, где среди каменных обломков временами носились как ошпаренные сфинксы. Наверное, им лапы жгло, вот они и бегали так быстро. И спросил:

– А чем вы питаетесь?

– Нам много не надо.

– А все-таки?

– Скумбрией, «Вискасом» и сосисками из тараколли, – пробурчал Шидла.

– С Земли, что ли, возите?

– Не мы возим. Люди нам возят, – обиделся Шидла. – В обмен на жалкие крохи наших несметных рудных богатств. А мы перевозкой не мараемся, у нас и кораблей грузовых нет.

– А не грузовые есть? – ехидно спросил Стас.

– Да. Вот он. – Шидла хлопнул передней лапой по полу и сел на задние, пыхтя от возмущения. Потом начал яростно вылизываться. Мы деликатно отвернулись и стали смотреть в окно.

– Костя, гляди! – завопил Стас.

Мы увидели, как в небе над нами медленно проплывает что-то огромное и светящееся.

– Это ваши знаменитые летающие дома? – с восторгом спросил я Шидлу. Тот скосил глаз и презрительно покачал головой.

– Нет, это просто земной экскурсионный корабль. Ему запрещается спускаться ниже ста метров, а то мы его собьем. Наши дома куда красивее.

– А для чего вы их летающими делаете? Назло людям, потому что у них антигравитация запрещена, да? – попытался блеснуть интуицией Стас.

– Интересная мысль. – Шидла аж замер с высунутым языком. – Нет, милый детеныш. Просто на поверхности Венеры строить бесполезно, венеротрясением все разрушит.

Словно в подтверждение его слов корабль слегка тряхнуло. Стас, который под воздействием маминых рассказов панически боялся землетрясений, вцепился мне в руку и сказал:

– Не бойся, я с тобой.

– Ладно, не боюсь, – согласился я. И тут в стене открылась дверь и вошли два сфинкса, держащие в лапах тугие тюки. Оба сфинкса были припорошены каменной крошкой, оставляли на полу пыльные отпечатки, а из гривы у них шел пар.

Идущий первым сфинкс слегка хромал. Ему, наверное, где-то лапу придавило. Но, увидев заплетенную гриву Шидлы, он забыл о собственном увечье, взъерошил шерсть дыбом и завопил:

– Что с тобой, брат Шидла?! Человеческие детеныши пытали тебя?

– Нет, они смирные, – не теряя достоинства, ответил Шидла. – Это древнее кошачье украшение, брат Шурла.

– Да? – с подозрением спросил третий сфинкс. – Что-то я о таком не слышал…

– Даже твои знания ограниченны, брат Мегла, – назидательно сказал Шидла. – Принесли скафандры?

– Принесли, – отозвался Шурла и принялся разворачивать тюк. Между делом он покосился на нас со Стасом и спросил:

– У вас все в порядке со здоровьем? Я врач, помогу чем могу.

Меня такое обещание не воодушевило, и я промолчал. А Стас начал с унынием ощупывать свой живот. Тараканины переел, наверное…

– Животик болит? – поинтересовался я.

Стас зло покосился на меня и сказал:

– Ну чуть-чуть. Надо же испытать, какие они врачи.

– Давай. Только вспомни, как испытывал Валеру, – напомнил я. Стас замер. Историю со студентом-стоматологом Валерой из нашего подъезда Стас забудет не скоро. Надо же было ему поспорить с первокурсником, что тот не сумеет удалить шатающийся молочный зуб! И нашел на что спорить: банка пива против двух пачек «Стиморола». Все равно ведь неделю жевать не мог, пришлось мне со «Стиморолом» расправляться.

– Помощь нужна? – повторил Шурла.

– Нет, – угрюмо буркнул Стас. – Кошек своих лечи…

– К кошкам меня еще не допускают, – со вздохом признался Шурла.

Тут он наконец освободил скафандры, и мы со Стасом восхищенно ахнули. Скафандры были блестящие, со множеством непонятных приборчиков снаружи, с огромным прозрачным шлемом, с рифленой коробкой на спине. Там, как сообщил Мегла, были не только баллоны с воздухом, но и система охлаждения.

Минут пять мы восторгались, а потом через разрез на боку стали забираться внутрь. И тут же поняли, что радовались зря.