Владимир Григорьевич Колычев
Чужая жена

– А чай? – Ирина посмотрела на него с чисто женским интересом.

Возможно, она даже не хотела, чтобы он уходил. Во всяком случае, Стасу так показалось.

– Ну, если без разговорчиков…

– С бутербродами, – с улыбкой проговорила женщина.

– Нет, просто обидно, – буркнул Тимоха, разглядывая свои ногти.

Стас промолчал. Он не старшина роты, чтобы одергивать его каждый раз. Тем более что Тимоха уже осознал свою оплошность.

– Я знаю, что Паша не должен был воевать, – сказала Ирина. – Но он хотел. Так что все могло случиться.

– Хотел?!

– Но я ему запретила.

– Ты?!

– А если бы он погиб?

– Мы тоже могли погибнуть.

– Ну и зря. Это не ваша война.

– А чья?

– Я знаю человека, который заработал на этой войне целое состояние.

Похоже, Ирина собиралась озвучить сумму, но подумала и не стала этого делать, пустила туман по воде.

– А я знаю человека, который погиб на этой войне, – распалился Тимоха. – Положил голову вместо твоего Паши!

– Да? И кто победил в этой войне? – язвительно спросила она и этим отрезвила его.

– Мы победили, – сказал Тимоха и нахмурился.

– Да, я слышала, как Ельцин поздравлял нас с победой. Только это была всего лишь подготовка к выборам. После них ушлые ребята вторую половину страны растащат, – с усмешкой проговорила Ирина.

– Да, первую они уже растащили, – совершенно серьезно сказал Стас.

– Пока вы воевали, – заявила она.

– Ну, я не знаю, кто там состояния зарабатывал. – Тимоха поскреб щеку. – Мне известно, что мы там приказ выполняли.

– Друг за друга воевали, – добавил Стас. – Делали мы это честно.

– Да, и ни о чем не жалеем.

– Так никто и не говорит, что вы зря воевали. – Ирина улыбнулась и добавила: – Я даже горжусь тем, что у моего мужа такие замечательные друзья.

– Ну… – Тимоха вопросительно посмотрел на Стаса.

Женщина перехватила этот взгляд.

– Я так и поняла, что вы ему не друзья, – сказала она и вздохнула.

– Мы вместе служили.

– Вы его презирали.

– Не так чтобы. – Стас пожал плечами.

– Это все из-за меня.

– Трусом нельзя стать из-за кого-то, – сказал Тимоха и улыбнулся. – Трус – это по жизни.

– Все равно я люблю Пашу, – без всякой иронии сказала Ирина. – И жду его домой.

Она хотела еще что-то сказать, но в дверь вдруг кто-то позвонил. Женщина удивленно повела бровью, пожала плечами и пошла открывать.

Слышно было, как распахнулась дверь. Тут же слух парней резанул истошный вскрик, вырвавшийся из шума борьбы. Кто-то пытался вытащить Ирину из квартиры. Она сопротивлялась. Нужно было что-то делать.

Стас первым рванул на шум. Он не ошибся. Ирина действительно пыталась вырваться из объятий круглолицего детины, но шансов у нее не было. Громила крепко держал ее и быстро тащил к лифту. А его дружок, узколобый верзила, зажимал Ирине рот, чтобы она не кричала.

– Что вы творите? – крикнул Стас.

Верзила глянул на него так, как будто его обозвали тварью. Но Стас именно это и хотел сказать.

Верзила продолжал зажимать Ирине рот, и Стас этим воспользовался. Он удлинил подготовку к удару на целую секунду, зато размахнулся от души. Его кулак врезался точно в переносицу. Верзила дернулся, просел в ногах, оторвался от Ирины. Он попытался ударить в ответ, но не сумел этого сделать, вышел из игры.

Круглолицый тип быстро смекнул, что к чему, и толкнул Ирину на Стаса. Пока тот ее ловил, он ударил кулаком, точно в подбородок. У Стаса потемнело в глазах, зазвенело в ушах. На какое-то мгновение он перестал чувствовать ноги под собой. А противник атаковал снова. Стас ударился затылком об угол дверного проема и стал падать вместе с Ириной.

В этот момент из квартиры выскочил Тимоха, вмешался в драку, но тут же оказался в меньшинстве. К одному громиле присоединился второй, и Тимоха пропустил пару чувствительных ударов. Но в себя пришел Стас. Он рванул в гущу сражения, крепко схлопотал в нос, но тут же сбил с ног узколобого типа. В лоб ему врезался кулак. Стас тут же ударил в ответ. Сознание парня переключилось в режим автопилота. Он махал руками, ничего не соображая.

– Эй, хорош! – выкрикнул Тимоха, схватил его за руки и остановил.

Только тогда Стас пришел в чувство.

Громилы уже свалили. Слышен был только топот ног по лестнице.

Ирина стояла за открытой дверью в готовности захлопнуть ее. Она боялась, что парни в кожаных куртках одержат верх и снова возьмутся за нее. К счастью, этого не произошло.

Она вышла на лестничную площадку, взяла Стаса за руку, повела в квартиру. Тимоха втянулся за порог вслед за ними.

Стас опустился на диван, приложил руку ко лбу, нащупал там шишку с кровью. Нос его распухал, верхняя губа была разбита. Во рту пузырь. Зуб врезался в щеку, но сам вроде бы остался целым. В голове гудело, потрескивало.

– Кто это был? – спросил Тимоха.

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск