Владимир Григорьевич Колычев
Чужая жена

– Вот и докажи это.

– И докажу!

– Паша! – Ирина глянула на него так же строго, как заботливая мамаша на шаловливого сыночка.

– Что Паша?… – Пузырь косо глянул на нее.

– А если тебя убьют?

– Не убьют.

– Ты обо мне подумал?

Стас прикрыл рот ладонью и вздохнул.

«Чем я хуже Пузыря? Почему Ирину совершенно не волнует, что может произойти со мной? Почему она печется только о своем Паше?»

У него был ответ на этот вопрос. Причем такой же законный, как ее брак с Пузырем. Но все равно обидно.

Сейчас они выпьют за встречу, посидят немного. Потом Стас с Тимохой уйдут. А Пузырь останется с Ириной. Они снова закроются в спальне.

Да, чмошникам действительно везет по жизни. Зачем же тогда геройствовать, лезть к черту на рога? Кому это нужно?

Суббота – банный день. Сначала без излишеств, а потом появятся девочки, дым закрутится коромыслом. В прошлый раз так и было. Вряд ли сегодня Ветряк изменит своему обычному сценарию.

К бане подкатили два джипа, из них вывалились братки. Знакомые лица.

– Пошли, – невесело сказал Стас.

Тимоха больше не рвался в бой. Перегорел вдруг. Хотел тротилом затариться, баню заминировать, но дальше желания дело не пошло. Все-таки Стас смог отговорить его. Но сейчас это Тимоху совсем не радовало. Не хотелось ему сидеть сложа руки и смотреть, как братва пирует на своем празднике жизни. А придется. Парням пришлось готовить сауну для бандитов. Там такая чистота и лепота, что аж противно.

Говорить с Ветряком Тимоха не собирался. Хотя неплохо было бы поднять вопрос о выплатах. Тридцать процентов – это слишком. Надо бы до двадцати сбить. Но так Ветряк и говорить на эту тему не станет. Кто такие для него Стас и Тимоха? В его глазах они не более чем шестерки Коротилова, с которым он и не думал считаться.

– Погоди-ка, – вдруг заявил Тимоха.

Они должны были покинуть баню, чтобы уступить место бандитам, но их остановила сцена, разыгравшаяся за окном. Ветряк вдруг ударил какого-то парня с лысой и круглой как шар головой. Врезал с размаха, со всей мощи. Браток упал, а Ветряк добавил ему ногой в живот и что-то спросил. Сквозь решетку на окне было видно, как парень закивал, затравленно глядя на главаря. На этом все и закончилось.

– Теперь пошли, – сказал Тимоха и направился к дверям, увлекая за собой Стаса и Пузыря.

Они вышли из бани и столкнулись с Ветряком.

– Ну что, наскипидарили баньку? – спросил браток, с небрежной усмешкой глядя на Стаса.

Тот молча кивнул. Ему от самого себя было противно. Уж лучше бы они бомбу в бане заложили. Стас опустил голову, стиснул зубы и сжал кулаки.

«Я сегодня же скажу Тимохе, что нужно ехать к барыге за взрывчаткой. Через него же можно будет раздобыть и боевые пистолеты. А еще лучше – автомат. Чтобы положить всю эту мразь одной очередью!» – решил он.

– Нормально там все, стерильно, как в аптеке, – сказал Тимоха и вздохнул.

– Мы пойдем и глянем, – заявил Ветряк. – А вы пока здесь побудьте. Жор, присмотри за ними.

– Не вопрос! – взбодрился парень, которого только что избивал Ветряк.

– А я поехал? – спросил низкорослый крепыш с прической, которая делала его голову квадратной.

– Зудик, ты еще тут? – Ветряк удивленно повел бровью.

Низкорослый браток качнул головой, сел в машину и уехал. Его тачка лихо взбила колесами пыль на повороте.

А бандиты скрылись в бане. С ребятами остался один только браток по кличке Жор.

– Болит? – спросил у него Тимоха и провел пальцами по своей губе.

У него-то с ней было все нормально, а вот у Жора – нет. Губа сильно вспухла там, где Ветряк разбил ее.

– Не твое дело! – заявил браток и осатанело глянул на него.

– Так я ничего. Водкой надо бы прополоскать.

– Коньяком лучше, – сказал Пузырь. – Армянским, пять звездочек.

– А у вас есть? – спросил Жор.

– В машине. – Тимоха кивком показал на «семерку», стоявшую в отдалении.

– Пять звездочек?

– Да, но всего полбутылки, – произнес Пузырь.

– Давай сюда!

– Не вопрос. – Тимоха направился к машине, кивком увлекая Стаса за собой.

Пузырь пошел за ними.

– Эй, куда вы все? – крикнул им вслед Жор.

– Идем, не слышим, – тихо сказал Тимоха.

Парни подошли к машине, Стас сел за руль, а Тимоха с Пузырем забрались на заднее сиденье.

– Что-то я не понял, – сказал Стас, глянув на свободное переднее сиденье.

– Нормально все.

Появился Жор, тут же занял свободное место и заявил:

– Я же сказал, стоять!

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск