Владимир Григорьевич Колычев
Чужая жена

– Нет, мне нужно, чтобы это сделал Коротилов. Почему ты не отказался?

– А если он нас проверял? Я отказался бы, а он тут же послал бы нас.

– Зачем оно ему надо?

– Разделяй и властвуй. Ты вот уже на меня разозлился. Так тобой легче управлять.

– Да, жук он хитрый, – сказал Тимоха.

– Ты тоже не будь дураком.

– Был бы дураком, я бы с Динамитом не замутил. Давай дальше прокатимся, глянем, что там.

На территорию склада они заехали без проблем, на хвосте грузовика с фургоном. Машина пришла за товаром, а парни проскочили следом за ней. Охранник замахал им руками, на этом все и закончилось.

– Как скажешь, – сказал Стас.

Он стронул машину с места и покатил вдоль склада, на торцевой стенке которого масляной краской крупно была выведена единица и взята в круг.

Склады упирались в небольшое кирпичное здание, которое тянулось вдоль стены. Судя по длинной железной трубе, это была котельная. Но не только.

– Да это же баня! Прямо как у нас в подсобном хозяйстве, – обрадовался Тимоха.

Им приходилось работать в полковом подсобном хозяйстве. Там солдаты и свиней разводили, и овощи выращивали, и банька имелась. Командир дивизии бывал в ней чаще, чем в полку с проверкой.

– Так и здесь подсобное хозяйство. Для кого-то. – Стас пожал плечами.

Это сейчас тут частные склады, а раньше была овощная база, встроенная в государственную экономику. Персонажи, управляющие всем этим хозяйством, могли построить баньку не только для себя, но и для начальства, всяких инспекторов. С застольями, с девочками.

– Заглянем? – спросил Тимоха.

– Можно, – с усмешкой согласился Стас.

Знакомство с предприятием нужно было начинать с директора и бухгалтерии, а не с бани. Но если интересно, то можно изменить такой порядок.

Одна дверь была закрыта на замок, зато вторая – в котельную – оказалась нараспашку. Оттуда и вышел костлявый мужик с пропойным лицом.

– Приехали? – сиплым голосом спросил он.

Этот тип желтушными глазами смотрел на Стаса, но вроде бы не видел его.

– Да, приехали.

– Пошли! – Мужик подошел к закрытой двери, вынул ключ из кармана засаленной куртки.

Тимоха не ошибся. В здании котельной действительно была баня. Да какая! Стены в раздевалке и в комнате отдыха обиты хорошей вагонкой. В моечной приличный кафель и купальня с высокими бортами. Поднимаешься по лестнице, переваливаешься через борт и ныряешь.

– Вещь! – открывая дверь в парилку, сказал Тимоха.

В парилке работала электрическая печь. Шуровала она мощно, температура зашкаливала. А парилка просторная, вся обшита доской. Пар сухой, легкий.

– Класс!

Тимоха, казалось, готов был закрыться в сауне прямо в одежде.

Но Стас взял его за руку, потянул на себя и заявил:

– Давай в следующий раз.

За окнами послышался шум. Подъехали какие-то машины, захлопали дверцы, раздались грубые мужские голоса.

– Кого там принесло? – насторожился Тимоха.

– А за кого нас держит кочегар?

У Стаса было чувство, что их приняли не за тех, кем они были.

– Посмотрим.

На дороге перед баней стояли два подержанных джипа. Возле машин собирались в круг коротко стриженные парни, накачанные и не очень, в куртках и просто в майках-борцовках. У всех цепи на шеях. У одного золотая, у других серебряные. Всего шесть человек, все деловые, круче некуда.

Стас и Тимоха вышли к ним. Не было у них другого пути, как в обход этой толпы.

– Ну что там, готово? – спросил парень с золотой цепью на крепкой шее.

Мелкие, но тяжелые черты лица, боксерский нос, губы настолько тонкие, как будто их и не было. Плечи не очень широкие, но покатые, руки сильные. На ногах он стоял так, как будто врос в землю.

– Что готово? – спросил Тимоха, настороженно разглядывая его.

– Как это что?

Этот фрукт стоял на земле крепко, тяжело, но со своего места снялся легко.

Он подошел к Тимохе, в упор глянул на него и спросил:

– Ты кто такой?

Тимоха тоже был не робкого десятка. Он выдержал взгляд и с ответом не торопился.

– Ребята, чего вы стоите? – послышался чей-то угодливый голос. – Баня стынет!

К машинам подходил невысокий толстячок с глубокими залысинами на шарообразной голове. Маленькие глаза, нос крупный, мясистый, с ярким прыщом, щеки рыхлые, с заметным диатезным оттенком. Губы полные, бесформенные, подбородок узкий, безвольный. Темно-серый костюм, белая сорочка, галстук.

Но тонкогубый тип на толстяка не реагировал. Все его внимание было обращено на Тимоху и на Стаса. Похоже, он почувствовал в них угрозу для себя.

– Ты кто такой? – повторил он.

– Я здесь за главного, – ответил Тимоха.

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск