Текст книги

Лана Ежова
Лилии на ветру

Lilo (12:12:49 25/08/20**)

Через десять, и ни секундой раньше! Мне осталось добить две строки. (((Ты же потерпишь? Главное, не накинься на Антона;)

Рыжик (12:14:01 25/08/20**)

Ням-ням Антошеньку)) Он у нас аппетитный;) Согласна?

Lilo (12:15:48 25/08/20**)

А то)) Так и хочется откусить кусочек. Да страшно при мысли, что у него девушка есть – как бы без зубов не остаться.

Рыжик (12:16:41 25/08/20**)

:=) А ты прикольная, Лиль. Я рада, что ты у нас работаешь.

Lilo (12:17:07 25/08/20**)

Ты тоже прикольная, Ян. И я рада работать с вами. Дружные вы очень, что большая редкость.

В компании Маши, Яны и Альбины Лиля отправилась в столовую. Противная мелодия, которую она выставляла на всех кандидатов в женихи, рекомендованных бабулей, вынудила закатить глаза. Конечно же звонил Богдан. Видать, спешит по горячим следам, боится, что передумает она к вечеру и наплюет на обещание.

– Да, слушаю вас.

– Здравствуйте, Лиля. Если я не вовремя, прошу меня простить. – Звучащий в телефонной трубке вежливый голос вызывал оскомину.

Два дня назад он тоже извинялся, хотя это она ему нагрубила, категорически отказавшись встретиться. Право слово, мямля какой-то!

– Вовремя или не вовремя, неважно. Я слушаю вас, Богдан.

– Когда вы сможете уделить мне час вашего драгоценного времени?

Лиля сдержала смех. Столько пафоса! Он что, издевается над ней?!

– Э-э-э… дайте подумать. Сегодня я точно не смогу, завтра и послезавтра тоже. В пятницу я прочно занята – просто завал, так много дел! Даже и не знаю, когда вас осчастливить, уделив часок моего драгоценного времени.

– Полина Ивановна сказала, что вы и не учитесь, и не работаете. Откуда завал? – удивился собеседник.

Лиля едва не ляпнула, что бабулина информация устарела, но вовремя прикусила язык.

– Хорошо, Богдан, давайте встретимся завтра. Время и место обговорим вечером. Мне сейчас, признаюсь честно, неудобно беседовать с вами. – И Лиля, не прощаясь, отключилась.

– Тут ты не соврала, – хихикнула Яна, – аромат жареных котлет вызывает обильное слюноотделение, что конечно же мешает нормальному разговору.

Они действительно подошли к столовой.

– Гордячка ты, Лило! – Альбина покачала головой. – Нехорошо себя так вести с потенциальными кандидатами в мужья. Мужик – зверь пугливый, с ним надо ласково, нежно и много сюсюкать.

– У меня этих кандидатов как собак нерезаных, Богдан уже четвертый за полгода, – сообщила Лиля. – И поверь, таких тяжело испугать.

– Да ну?! Откуда такое изобилие?

Лиля развела руками:

– Дело в том, Маш, что моя бабушка жаждет выдать меня замуж. Вот и знакомит со всякими неадекватами.

– Так уж и неадекватами? – усомнилась Альбина. – Не верю, что бабушка подогнала тебе плохих женихов.

– Твоя бабушка – хозяйка брачного агентства? – заинтересовалась Яна.

– Да нет, но талант к сводничеству у нее есть.

Через пару минут, заняв столик у окна и заставив его тарелками, девушки продолжили тему женихов. Яна налегала на сладкое, пытаясь заесть тоску, и казалась вполне спокойной.

– Слушай, ты тут говорила, что женишки у тебя приставучие. А с чего это вдруг? – полюбопытствовала Альбина и сделала глоток компота. – Ты что, богатая наследница?

Лиля состроила гримасу:

– В некотором роде да, наследница. Моя бабушка владелица магазина «Таро».

– Ой, а я там книги по фэн-шуй покупала! – обрадовалась Маша. – Мне еще консультант на картах погадала, сказала, что вскоре стану мамой здоровенькой девочки. Только посоветовала специальный травяной чай попить. Я купила его, и буквально через месяц тест показал, что я наконец-то забеременела. Правда, родился мальчик. – И Мария рассмеялась.

Лиля вежливо улыбнулась. В их магазине работала настоящая гадалка, конечно, не такая сильная ясновидящая, как прорицательница вампиров Кассандра, но способная увидеть бесплодие и посоветовать клиентке наговоренный чай.

– Надо наведаться в ваш магазинчик, а то у меня с парнями не ладится, – задумчиво произнесла Альбина. – Может, и мне какой-нибудь чаек посоветуют.

Внучка ведьмы недоверчиво покосилась на «модель». С такой ослепительной внешностью – и одна? Впрочем, и не такое бывает. Если бы Лиля вместе со своей Силой не лишилась внутреннего зрения, то смогла бы посмотреть ауру блондинки и определить причину ее постоянного одиночества. Возможно, к ней пристало проклятие или просто недоброе пожелание от несдержанного человека. Даже тот, в ком нет ни капли Силы, порой может серьезно навредить ближнему своему, сказав парочку скверных слов в дурной час.

– Тебя это удивляет? Что такую девушку, как я, никто не любит? – поинтересовалась Альбина, правильно расшифровав жалостливый взгляд Лили. – А кому понравится постоянно слушать правду, пускай и от любимого человека? Ты знаешь, что в среднем человек врет до двухсот раз в день? А я никогда не лгу, если мне задать прямой вопрос. Я даже к психологу ходила, но и он не сумел излечить от этой дурацкой честности.

Лиля улыбнулась, думая, что Альбина ее разыгрывает. Но серьезные лица собеседниц переубедили ее.

– Ой, Альбинка, это ж с тобой в разведку идти нельзя! – ужаснулась Яна. – Если нас поймают, ты и без пыток расскажешь врагам всю правду!

– Еще чего! – притворно возмутилась блондинка и вскинула подбородок. – Да лучше умереть, чем выдать секреты родины!

– Девчата, вы опять собрались шпионить за «хрониками»? – хихикнула Маша. – Не советую, вчера видела, как Нелли снова поцапалась с их главредом.

Заметив круглые глаза новенькой, Альбина объяснила, что «хроники» – журналисты «Хронографа», за которыми они время от времени ведут шуточную слежку в пределах здания холдинга.

– Какие там мальчики! – Яна закатила глаза от восторга. – Спортивные, обаятельные, красавчики и, главное, холостые! Один фотограф Кирилл чего стоит. Настоящий мачо! Ты вскоре с ним познакомишься – он делает фотки и для нашего журнала, так что пересечетесь не раз.

– А почему Нелли Аркадьевна ссорится с главным редактором «Хронографа»? Какие-то профессиональные разногласия?

– Можно сказать и так, – фыркнула Альбина. – Мата Хари претендовала на его место, но ее поставили главной над нами, вот и бесится.

– Особенно когда Тадеуш ее начинает задирать, – добавила Маша.

– Главред «Хронографа» – поляк?