Текст книги

Лана Ежова
Лилии на ветру


«Porsche Cayenne» несся по ночному городу с такой скоростью, что уличные фонари сливались в сплошную желтую полосу. Или просто Лиля перепила мартини. После второго бокала она без стеснения стянула испачканную кровью Франки черную кофточку. Взамен из подаренных вампиршей обновок она выбрала серебристую тунику с глубоким V-образным вырезом. Молодец все-таки Кассандра, что посоветовала надеть черное, этот цвет делал пятна крови не такими страшными. Можно попытаться убедить себя, что это пятна томатного сока.

Кассандра, пригубив напиток светло-соломенного цвета, блаженствовала в компании смертных, чья настороженность таяла как лед в бокалах. Возможно, дело в расслабляющем свойстве вермута, а может, помогло то, что Кассандра предупредила Лилю об опасности.

Полурусалка при всей ее ершистости более доверчива, чем пережившая трагедию ведьма. Как все-таки несправедлива к некоторым судьба. Почему жизненный путь одних устлан если не розами без шипов, то хотя бы ромашками? В то время как у других под ногами одни кактусы? И кто сказал, что от судьбы не уйдешь? Если подсмотреть будущее и грамотно распорядиться настоящим, то и о прошлом жалеть не придется. И вампирша так и поступала: украдкой помогала обездоленным, мимоходом меняя собственное будущее. И помощь внучке Полины стала еще одним бревнышком в мостике, ведущем к счастью.

Кассандра улыбнулась оптимистичным мыслям и, потянувшись к креслу водителя, шепнула Михаилу место назначения. Вот теперь, когда все дела улажены, можно и развлечься. И с весельем стоит поспешить – ее персональный цербер уже сорвался с цепи.

Черный внедорожник притормозил у ночного клуба «Казанова», прославившегося своим стриптиз-шоу.

– Слава, ты остаешься, – приказала Кассандра, выходя из машины.

Телохранитель возмутился:

– Как я могу вас охранять, если вы не позволяете мне находиться рядом?!

– Может, пора начать доверять хозяйке? – Михаил спокойно смотрел на товарища. – Она благоволит послушным.

– О чем ты? – нахмурился тот.

Михаил бросил вопрошающий взгляд на прорицательницу. Рыжая пожала плечами, показывая, что не возражает.

– Несколько лет назад моим напарником был один, мягко говоря, глупец. Охраняя госпожу, Ивен следовал всем инструкциям Мастера. Как ты заметил, госпожа не любит, чтобы телохранитель сидел рядом с ней. Ивен не считался с ее желаниями. И однажды, когда мы остановились на светофоре, с крыши едущей следом машины сорвалась шпала, пробила заднее стекло и снесла Ивену голову. А если бы он последовал ее совету и сел рядом со мной, то…

Михаил огорченно махнул рукой. Славик с опаской посмотрел на хозяйку. Вампирша подмигнула ему и, подхватив старшего охранника под руку, зашагала к входу в клуб, у которого зависали десятки не прошедших фейсконтроль.

Вышибала, двухметровый бритоголовый здоровяк, грозно взирал на неудачников. Сложив руки на груди, он выставил на всеобщее обозрение бицепсы с вытатуированными китайскими иероглифами. В левом ухе серебрилась серьга-гвоздик. Кожаные штаны и черная майка с портретом Фредди Меркури, обтягивающая мощный торс, дополняли образ брутального мужика. Это чудо матушки-природы (или, вернее, стероидной диеты) засияло, как новогодняя елка, при виде Кассандры.

– Госпожа! Вечер удался, раз вы о нас не забыли. Как жизнь?

Кассандра ласково, как щенка, потрепала его по подбородку:

– Заскучала я, Гоша. Думаю, если у вас не развеселюсь, то все, помру от тоски.

Гигант снял красный канат, преграждающий вход, и покачал головой:

– Наши ребята подготовили мощную программу, скучать не придется.

– Вот и славненько, красавчик. – Вампирша устремилась вперед, размахивая бутылкой вермута.

Охранник равнодушно скользнул взглядом по ее спутницам и Михаилу. Он ничего не сказал и на то, что Кассандра пришла со своей бутылкой мартини. Какой ни крутой «Казанова», а бьянко она предпочитала пить свой, тот, что привозили ей из Турина, и весь персонал давно об этом знал.

Заняв столик у сцены, Кассандра заказала девушкам по коктейлю «Asian Momo» на основе ванильной водки, водителю – охлажденный томатный сок. Сама продолжала опустошать бутылку вермута. Бокал для мартини официант принес вместе с ароматными напитками.

– А тут мы что делаем? – Лиля подперла рукой подбородок. – Снова какие-то разборки?

– Нет, милая, все дела позади. Мы здесь, чтобы расслабиться.

– Судя по твоему поведению, ты никогда и не напрягаешься, – пьяно ляпнула Ира и прикрыла рот ладошкой.

Кассандра рассмеялась:

– Ты правильно подметила. По словам моего любимого писателя Маркеса, прилагать много усилий не стоит, ведь все самое лучшее случается неожиданно. Так зачем тужиться, пыжиться, рвать жилы? Нужно жить легко, играя.

Лиля, сделав глоток пахнущего мятой и ванилью коктейля, хихикнула, хотя вещи, о которых говорила Касс, были серьезны и достойны обдумывания. Но ей хотелось веселиться, и она не сдержалась.

Внезапно полуосвещенная сцена с шестом полностью погрузилась во мрак, и все разговоры прекратились. Зазвучало музыкальное вступление когда-то хитовой песни Queen «Princes Of The Universe», и мужской голос вызывающе пророкотал: «Остаться должен только один!» Подсветка мягко вспыхнула, открыв взорам зрителей двух парней в национальных костюмах шотландских горцев. Преимущественно женская аудитория восторженно запищала. На высоких, хорошо сложенных юношах был полный комплект: суконные куртки, белые рубашки, клетчатые килты, на кожаных поясах висели меховые сумки-спорраны. От накидок-плайдов танцовщики избавились сразу же, синхронно отбросив их в сторону. В руках стриптизеры сжимали мечи, которые скрестили, как только закончилось вступление. Показательный бой, на дилетантский вкус Лили, был поставлен хорошо, и она на миг забыла, что в первую очередь это эротические шоу.

После куплета парень, удивительно похожий на молодого Кристофера Ламберта, сыгравшего бессмертного горца в культовом фильме, отработанным движением сорвал с себя куртку, словно на ней не было пуговиц. Его противник тотчас повторил маневр, вызвав экзальтированные девичьи крики.

– А правда, что у шотландцев под килтами… ничего нет? – запинаясь, спросила Ира.

– Иди посмотри, – предложила Кассандра, выбивая такт пальцами по столу. – Заодно и нам расскажешь.

Полурусалка покраснела.

Темп боя нарастал. Лязг мечей заглушал песню. Безумный танец-поединок завораживал, держал в напряжении. Противники, казалось, дышали ненавистью, вызывая шокирующее ощущение, что все по-настоящему. Что это не игра, а реальная схватка. Горцы рубились, не щадя друг друга. Наступали, оборонялись, не забывая при этом избавляться от деталей гардероба. В сторону полетели рубашки, а вскоре и спорраны. И вот они остались в одних килтах. Мощные торсы с хорошо проработанной мускулатурой блестели. Мускулы, перекатываясь, гипнотизировали, пробуждая в зрительницах древний инстинкт принадлежать сильнейшему. Поджарые, смуглые, пластичные, танцоры представали с самой выгодной стороны.

Парень, похожий на Ламберта, выбил у противника меч и сделал подсечку. Второй горец, оказавшись безоружным, резко приподнялся на одно колено и замер, остановленный клинком, приставленным к горлу.

– Остаться должен только один! – снова прозвучало грозно.

Злая улыбка искривила лицо побежденного. Резкий контраст между непокорным взглядом и коленопреклоненной позой ошеломлял, вызывая невольное восхищение проигравшим. Он был достойным противником, просто судьба выбрала другого.

Победитель занес меч, и сцена погрузилась во мрак. Когда приглушенный свет зажегся опять, зазвучала нежная грустная мелодия. На подмостках остался только один горец, и он обвел пристальным взглядом притихших зрителей. Отбросив меч, спустился к ним. И, медленно пройдя вдоль столиков, остановился возле Кассандры. Взирая на рыжую, как на богиню, предложил ей руку. Кассандра, глядя ему в глаза, вложила тонкие пальцы в широкую ладонь. Танцор благоговейно поцеловал ее запястье и повел на сцену. В шаге от цели он вдруг повернулся к девушке и подхватил ее на руки. Легко запрыгнув с драгоценной ношей на помост, он вызвал завистливые вздохи. Он закружил ее, заставляя огненные волосы лететь за ними победным полотнищем. И в зале не осталось ни одной зрительницы, которая не позавидовала бы Кассандре.

Темп музыки убыстрялся, приобретая жаркие оттенки страсти. Если можно станцевать любовь, то именно этим и занимался стриптизер, чувственно кружась вокруг поставленной на ноги рыжекудрой красотки. Он то притягивал, то отталкивал ее от себя. Затем, словно решившись, обнял, развернув к себе спиной. Танцор прикасался к ней на грани приличия: его ладони нежно скользили по плечам, рукам и талии Кассандры. Доходя до бедер, они неожиданно отрывались от желанных изгибов и повторяли свой путь сначала. Эротический танец будоражил кровь, вызывая непонятную бурю ощущений. Это было красиво, страстно, изящно… и в то же время неприлично. Точно подглядывание в чужую спальню, где двое, поглощенные друг другом, позабыли обо всем на свете.

Стриптизер осторожно положил партнершу на пол. Красные волосы Кассандры эффектно разметались на черном глянце. А сам отработанным движением сорвал килт, под которым оказались кожаные стринги. Под дружные вздохи, опираясь на руки, он устроился меж стройных ног, обтянутых джинсами. Брюнет не прикасался к вампирше. Но горящий взгляд, который вольно бродил по распростертому телу, уже был слишком неприличным. Однако Кассандра не возражала, ей нравился эротический спектакль, иначе она не смотрела бы на стриптизера с легкой усмешкой одобрения.

Когда танцор качнулся, имитируя вечный как жизнь процесс, Лиля ощутила, что краска стыда залила ей лицо. В ужасе она почти закрыла глаза. Почти… потому что в следующий миг распахнула их так широко, как могла. Смазанная тень пронеслась по залу. Мощный пинок в блестящее от масла плечо – и стриптизера впечатало в стену за сценой.

Над Кассандрой, играя желваками на скулах, стоял темноволосый незнакомец в черном фраке. Его статная фигура ввела зрительниц в заблуждение, и они приветствовали появление нового участника. Вот только они не знали, что своим присутствием шоу почтил не стриптизер, а главный вампир города.

От древнего исходила волна силы, и Лиля ощутила ее в полной мере. Вслед за Михаилом ей захотелось виновато опустить голову и молить о прощении за… да за что угодно! Если ей так плохо, то каково Кассандре, на которую обращен гнев ее создателя?! Кассандра потянулась, как сытая кошка, перекатилась на живот и, встав на колени, вцепилась в полы фрака раздраженного вампира. От ее прикосновения Мастер дернулся, точно на него пролили кипяток, и поспешно освободил одежду из захвата. Кассандра ухмыльнулась и поднялась без посторонней помощи.

– Феликс, ты разочаровал зрителей! Сорвал такое представление!

– Разочаровал, значит? Ничего, переживут! – рыкнул Мастер вампиров и прошипел: – Ты давно должна быть на приеме! Гости в нетерпении!

– Ничего, подождут, – передразнила его прорицательница и, подскочив к шесту, крутанулась вокруг него.

Диджей «Казановы» соображал быстро, и заводная композиция Eurythmics «Sweet Dreams» сменила тягучую мелодию. Стоя к пилону спиной и держась правой рукой за его верх, Кассандра плавно опустилась, неотрывно глядя в горящие глаза Феликса. При этом она развела колени, левая рука прошлась по внутренней поверхности бедра – сверху вниз и обратно. Чуть слышно, исключительно для своего создателя, она напевала дословный перевод песни.

– Ты что творишь, сумасшедшая?! – проглотив комок в горле, возмутился вампир. – Сейчас же прекрати! Иначе будешь наказана!

– О да, отшлепай меня, милый! – развеселилась рыжая, не прекращая томных движений.

Покачивая бедрами, девушка прошлась вокруг шеста. Затем, закинув голову назад и прогнувшись, медленно опустила корпус вниз. Одна рука чувственно скользнула по ноге. Поднимаясь, Кассандра чуть выгнула спину и взмахнула пламенной гривой. Еще один круг вокруг пилона – и она обхватила его ногой. Запрокинув голову, прогнулась назад всем телом – насколько позволила гибкость. После чего, выпрямившись, опустила ногу и продолжила движение вокруг шеста.