Текст книги

Лана Ежова
Лилии на ветру


Затем Паскаль перевел взгляд на сжавшуюся в комок Франку, которая так и не решилась подняться с пола.

– Я приказывал тебе убить прорицательницу?

– Мастер, пощадите…

– Я приказывал убить прорицательницу? – без капли эмоций повторил Паскаль.

У итальянки задрожали губы.

– Вы приказали оставить Кассандру в покое, – неуверенно произнесла она.

– Что и требовалось доказать, – развел руками итальянец. – Надеюсь, ты простишь меня за действия ученицы? Она будет наказана по закону.

Кассандра кивнула и, попятившись, прижалась спиной к Михаилу. Она знала, что произойдет дальше.

– Франка, когда я одарил тебя милостями Ночи, ты поклялась покориться мне. – Голос Паскаля переполняла печаль. – Но ты ослушалась. Твоя вина велика. Выбирай, уйти или умереть. Ты готова сделать выбор?

– Мастер, пощадите, молю…

Итальянка протянула к древнему вампиру точеные руки, но он покачал головой.

– Жизнь или смерть, Франка, – осуждающе молвил Паскаль и отдал приказ: – Возьми нож.

Если тот, кто при обращении произнес клятву покорности, мог ослушаться кровавого наставника, он получал свободу. И создатель терял над ним всякую власть и вынужден был его отпустить. Только подобное случалось нечасто. Силу воли закаляли веками.

Франка задрожала всем телом и впилась когтями в ковровую дорожку.

– Возьми нож, – повторил Паскаль холодно.

Лиля не дыша наблюдала за происходящим, которое напоминало ей абсурдный сон. Невзначай она зацепилась взглядом за Кассандру. Красивое лицо исказила гримаса боли и плохо скрываемого ужаса. И Лиля поняла ее состояние. Кассандра представила себя на месте Франки. Ведь мог наступить день, когда и Феликс отдаст ей подобный приказ. А возможно, она сама потребует от него проверить ее волю, чтобы отстоять право на свободу.

– Возьми нож, – в третий раз произнес синьор Греко.

Вампиры, приехавшие с ним, смотрели на обреченную кто с жалостью, кто с надеждой. Только один белобрысый тип с перебитым носом улыбался в предвкушении.

Как Франка ни старалась, воля повелителя заставляла ее двигаться вперед. Пальцы схватили костяную ручку серебряного кинжала и с силой сжали.

– Убей себя, – потребовал Паскаль. Франка, не выпуская нож, стала на колени. – Пронзи свое сердце.

Вампиресса занесла кинжал для удара – и замерла. Закрыв глаза, она противостояла команде, используя последние крупицы воли. Из-под век поползли крупные кровавые слезы. Кровь пошла и носом.

– Давай, исполни мою волю, Франка.

Девушка дернулась, застонала. Поединок воль окончился. И окончился не в ее пользу. В последний раз взглянув на Мастера, она с облегчением вздохнула и вонзила серебро в левую грудь. Тонкий крик разорвал путы напряжения. Вампирша в агонии билась на полу – серебро со скоростью серной кислоты разъедало плоть.

– Бруно, удар милосердия, – повелел Паскаль, отворачиваясь от той, что долгие годы была его рабыней.

Белобрысый вытащил из спинных ножен короткий меч и не спеша подошел к умирающей. Свист клинка – и голова Франки подкатилась прямиком к Лилиным ногам. Из-за брызг крови, что полетели ей в лицо, она не сразу увидела ее.

– Позволь, я заберу это, – очаровательно улыбнувшись, попросил мечник и, наклонившись, незаметно для других ущипнул Лилю за щиколотку. Подняв голову за волосы, он продемонстрировал внучке ведьмы белоснежные клыки.

– Бруно, никак ты запал на ведьмочку? – хохотнул один из вампиров.

– Она под моим покровительством, – быстро сказала Кассандра и, схватив Лилину руку, повернула к выходу.

– Bambina, уже уходишь? – огорчился Паскаль. – А как же разговоры по душам, которые ты так любишь? Мы не виделись три года.

– В другой раз, – бросила Кассандра, не останавливаясь.

Михаил и Слава прикрывали их сзади.

Как только они спустились по длинной лестнице, внучка ведьмы бросилась к весело журчащему фонтанчику. В двух шагах от него ее мучительно вырвало. Попив воды и умывшись, Лиля уселась на бортик, с тоской глядя на воду, в которой отражались желтые фонари. Кассандра села рядом.

– Почему?

Не надо было быть ясновидящей, чтобы понять: Лиля интересовалась причиной, побудившей Кассандру взять ее с собой. И увидеть мерзкое зрелище.

– Так надо, – просто ответила рыжая, сцепив руки на груди. – Потом поймешь.

– Ты знала, что Франка не устоит перед приказом своего создателя?

– Я до последнего надеялась, что она сможет.

Кассандра опустила руку в воду и создала небольшую волну, разогнав стайку полусонных рыбок. Девушки молчали, избегая встречаться взглядами.

– Твоя бабушка тебя очень любит, – вдруг заявила прорицательница. – Как полагаешь, насколько сильно она будет мне благодарна, если спасу твою жизнь?

– А ты можешь? – равнодушно поинтересовалась Лиля.

И только тут заметила, что перешла с вампиршей на «ты». И не стала извиняться.

– Я спасу тебе жизнь дважды в ближайшие дни, – тихо проговорила Кассандра, стряхивая с руки капли воды. – Главное, хорошо запомни следующее. В первый раз достаточно сказать, что Кассандра назвала время – за три часа до восхода солнца двадцать седьмого октября. Во второй раз напомни о давнем обещании и расскажи о том, как тебе было плохо.

– Хорошо, запомню.

Бок о бок они подошли к внедорожнику. Михаил уже сидел за рулем, а Слава терпеливо ждал у машины, чтобы распахнуть перед ними двери.

– Сейчас переоденешься во что-нибудь из обновок, и мы поедем веселиться.

– Как скажешь, Кассандра.

Лилин страх сменила апатия, что совсем не понравилось рыжей. Внимательно присмотревшись к внучке Полины, она нахмурила темные брови:

– Мартини будешь?

– Давай…

Спустя пять минут Лиля сжимала бокал с прохладным напитком и смеялась над шутками Кассандры. Ира удивлялась переменам в поведении подруги недолго и быстро приняла новые правила игры. Раз внучка ведьмы ведет себя с вампиршей как с доброй приятельницей, значит, та достойна доверия. Во всем, что касалось мира Полуночи, Лиля опытней, чем она.