Текст книги

Лана Ежова
Лилии на ветру

– Сделаешь мне кофе, хорошо? – попросил оборотень, ему не хотелось, чтобы она путалась под ногами, пока он будет убираться. – И потом расскажешь про этого Костю.

Дрожащими руками Лиля налила ароматный напиток в синюю чашку. Оборотень закончил с уборкой и вышел на улицу с двумя мусорными пакетами. Такая маленькая собачка, а сколько после нее осталось… Лилю снова затошнило.

Что рассказать Киру о Косте? Правду, после которой он быстренько сделает ноги и даже не будет здороваться при встрече? Или соврать, утаив важные сведения? Сложный выбор. До конца всей правды о том дне, когда она пошла прощаться с Лисовским, не знала и бабушка, а ведь она самый родной человек.

Хлопнула входная дверь – девушка доверила оборотню свой ключ. Зашумела вода в ванной. Пока Кир мыл руки, Лиля отнесла на журнальный столик кофе и травяной чай для себя. Чуть позже они сидели рядом и молчали. Начинать страшные истории, которые произошли с тобой, всегда нелегко.

– Мы дружили с детства, хоть должны были стать врагами. – Лиля сжала чашку так, что побелели костяшки пальцев. – Окончив школу, я хотела в последний раз увидеть Костю и, не предупредив бабушку, отправилась к нему домой. Его тетя, Инна, видимо, сошла с ума: она опоила меня какой-то гадостью. Очнувшись, я обнаружила, что нахожусь в подвале, подготовленном к ритуалу отнятия Силы. Пока ведьма не инициирована, ее Дар можно отобрать и с помощью демонов присвоить. Двое суток они запугивали меня, а потом меня спасла бабушка Поля. Она сожгла дом Лисовских вместе с хозяевами. Но похоже, Костя выжил и осмелился на месть.

Девушка закончила рассказ и допила чай, стуча о край чашки зубами.

– Костина тетка добилась того, чего хотела? – осторожно поинтересовался Кир.

Лиля зло усмехнулась:

– Как видишь!

– Прости.

– Ничего. Я уже смирилась, только ни о чем больше не спрашивай, ладно?

Она отчаянно чего-то боялась, и этот страх заметил бы и бесчувственный, непробиваемый чурбан. Кир чурбаном не был – и привлек ее к себе утешающим жестом. Забравшись к нему на колени, она уткнулась носом в широкую грудь. Оборотни чувствуют неправду. Лиля лгала, но уличать ее в неискренности он не собирался. Расскажет все сама, когда будет готова. Дождь утихал, словно подстраиваясь под настроение молодой ведьмы. Называть ее несостоявшейся у него не поворачивался язык. Они не включали свет, и вскоре в комнате стемнело. Дыхание девушки выровнялось и стало глубоким. Кир осторожно высвободился из ее объятий.

– Не уходи, – сонно прошептала Лиля. – Мне без тебя страшно.

– Спи, я рядом. – Он незаметно для нее легонько провел рукой по спине, навеивая сонливость и безмятежность.

Успокоив Лилю, Кир пересел в кресло и прислушался к музыке дождя. Хорошо, что она не чувствует магию, а то бы поинтересовалась, с чего это вдруг оборотню удаются чары утешения.

Девушка опять провалилась в сладкую дрему.

Появление домового Кир почувствовал прежде, чем услышал, и замер, теряясь в догадках, почему тот решился явиться незнакомцу. Домашний дух походил на миниатюрного старичка в светло-серой одежде. Тонкие ручки-палочки протянули Киру школьную тетрадь. Оборотень, все больше удивляясь, принял ее и поблагодарил, как полагалось в таких случаях. И в ту же секунду домовой исчез. Гость растерянно пробежался взглядом по первой странице. Неровные строчки мелкого почерка свидетельствовали о взволнованном состоянии автора. Пробежав пару абзацев, Кир уже не сомневался, что ему преподнесли дневник Лили. Зачем домовой так поступил? Чего хотел добиться? Оставалось гадать, ведь прямо спрашивать духа могут только его хозяева. А ему лишь остается ознакомиться с Лилиными откровениями. Неблагородно? Зато стратегически верно в битве за ее доверие.

Прекрасно видя в темноте, Кир углубился в чтение. Прошло чуть больше часа. За шестьдесят с лишним минут он узнал о Лиле столько, сколько бы сама она ни за что не рассказала. Первая любовь редко бывает счастливой. Но влюбить в себя, чтобы заманить на жертвенный алтарь, слишком бездушно даже для обозленного на весь мир колдуна.

Лиля вздрогнула и застонала.

– Нет! – С криком она подпрыгнула на диване, порываясь куда-то бежать.

Кир мгновенно оказался рядом.

– Тише, милая, тебе приснился кошмар. Все позади, ты в безопасности.

Сначала ей казалось, что объятия Кира – продолжение сна. Но горячие широкие ладони, нежно поглаживающие спину, доказывали, что она бодрствует. Оборотень включил ночник, и его мягкий свет окончательно прогнал сонливость.

– Мне приснились собаки из парка, – смущенно проговорила девушка. – Только ты не пришел на помощь, и они утащили меня в темноту. А там… – Она задохнулась от ужаса и вцепилась в руку Кира.

– Если позовешь, я всегда приду на помощь, – клятвенно пообещал мужчина, и в его темных глазах сверкнул красноватый огонек.

Лиля посмотрела на него по-новому, вдруг остро ощутив, что рядом не человек. Хищник. Сильный, молниеносный, смертельно опасный и… безумно привлекательный. В карих глазах читалось откровенное желание. Лиле стало тревожно, и она невольно вздрогнула, вспомнив, что до полнолуния не так много времени. Нет, она его не боялась. Но знала, что звериные инстинкты порой сильней железного самоконтроля.

От него не укрылась ее реакция.

– Ты никак не привыкнешь к тому, кто я, – мрачно проговорил Кир и поднялся. – Что ж, ты в порядке, не буду мешать. Сладких снов, звездочка.

– Подожди! – Лиля потянулась за ним, как цветок за солнцем. – Мне неважно, кто ты. – И, не раздумывая, она первая поцеловала его. Оторвавшись от твердых, безучастных губ ошарашенного мужчины, прошептала: – Твоя сущность меня не пугает. Я просто боюсь новых отношений.

В глазах Кира промелькнуло понимание.

– Но я готова рискнуть и…

Он не дал ей договорить, поцелуем останавливая ненужные слова. Его губы, настойчивые, пьянящие, мгновенно отключили разум. Голова закружилась, как на карусели, а тело наполнилось умопомрачающим огнем наслаждения. Возбуждение усиливалось осторожными прикосновениями Кира, который боялся спугнуть ее своей напористостью.

– Ты такая красивая, – бормотал он, целуя ее в висок, скулу и снова в губы. – Нежная, сладкая, искусительная, как грех…

Она целовала его в ответ, растворяясь в нем без остатка. Тело жаждало его рук, более острых прикосновений кожи к коже. Девушка встала на цыпочки и обвила руками его шею. И Кир еще крепче прижал ее к себе. Этого было мало. Лиля качнулась назад, увлекая Кира за собой, на диван. Упав на нее сверху, он оперся на руки и пытливо заглянул в ее глаза:

– Ты уверена, что мы не спешим?

Ее губы горели от его поцелуев, тяжесть его тела, вкус и запах затягивали в омут угарной страсти. И он еще спрашивает?! Вместо ответа Лиля потянулась за новой порцией поцелуев и слегка прикусила его нижнюю губу.

– Тогда держись, – несколько обреченно предупредил Кир, и она утонула в водовороте поцелуев.

Когда Кир, удобно устроившись меж Лилиных бедер, неспешно развязывал пояс ее халата, в дверь позвонили.

– Наверное, соседи. – Лиля посмотрела на настенные часы. – Половина двенадцатого, вроде бы поздно. Хотя…

– Что? – поинтересовался Кир и подул в ямку над ключицей – Лиля улыбнулась от приятной щекотки.

– Ко мне вечером ломились в квартиру. Скорее всего, кто-то набрался смелости, чтобы проверить, жива ли я еще, – насмешливо объяснила девушка.

– Не открывай. – Свою просьбу Кир подкрепил поцелуем в плечо.

– Не буду.

Горячая дорожка из поцелуев опустилась от плеча, покружила вокруг грудей и сползла ниже.

Зазвонил специальный телефон для клиентов бабушки.

– Это не соседи, – задыхаясь от переполнявших ее острых ощущений, огорчилась Лиля. – Придется открыть.

– Нет, – глухо простонал Кир ей в живот и, потершись о бархатистую кожу слегка небритой щекой, сказал: – Ладно, только недолго.

В этот момент мобильный Лили заиграл собачий вальс.

– Похоже, это как раз надолго. – И она приняла звонок.

В напряженной тишине, нарушаемой только вздохами разочарованной парочки, голос в трубке телефона звучал на удивление громко: