Текст книги

Лана Ежова
Лилии на ветру

От неожиданности девушка завопила и развернулась лицом к балкону. Широкое окно медленно покрывал иней. Температура в комнате стремительно опускалась. По белому полотну изморози потекли темно-красные капли крови. Причудливо опускаясь, они образовали надпись: «Посмотри». Рука с мачете мелко задрожала. Сердце бешено застучало где-то в животе. Лиля опасливо подошла к окну и взглянула на балкон. Мачете со звоном покатилось по полу. Зажав ладонью рот и прокусив кожу до крови, она глухо закричала, не сдержав слез.

Сколько прошло времени, Лиля не знала. Поджав под себя ноги, она сидела на диване, не отводя отрешенного взгляда от зашторенного балкона. Она не боялась. В некотором роде она испытывала облегчение. Знала, что ее ждет, потому что уже пережила подобное. Вот только на этот раз она так просто не дастся.

С полки упал справочник по травам: Митрофаныч с перекошенной от страха и вины мордочкой проявился на шкафу. Домовой что-то пищал, похоже, пытался оправдаться, что не ответил на ее зов.

– Не переживай, я не сержусь и на твоем месте тоже обделалась бы, – утешила его Лиля.

Личико домашнего духа сморщилось, и, негодующе замахав кулаком, он снова исчез.

– Вот так всегда, как будто я пустое место, да, Митрофаныч? – поинтересовалась девушка, не надеясь, что он ответит.

Его появление означало, что опасность миновала. Демон ушел, оставив свой жуткий «презент». Лилю опять заколотила мелкая дрожь. Ей не хватает данных, однако она догадывается, кто убивает девушек.

Чуть успокоившись, она отыскала телефон и набрала номер Богдана. Колдун согласился приехать сразу. Он даже не стал уточнять, что случилось.

Время летело незаметно. Положив на колени мачете, Лиля напряженно прислушивалась к звукам, проникающим в квартиру. У соседей сверху кричал младенец, семейная пара слева ссорилась на повышенных тонах, а у нее на кухне потек кран. Звонок в дверь в одно мгновение снял нервное напряжение. Сжимая в руке нож, она сбросила шлепанцы и босиком прокралась, чтобы заглянуть в глазок.

Лиля обрадовалась Богдану, как ни одному мужчине ранее. Но замок открывать не стала.

Потому что это был не Богдан.

Амулет, выявляющий иллюзии, обжег кожу. Лиля тяжело сглотнула. Если бы она его не надела, то впустила бы в дом нечто, прикрывшееся личиной колдуна. Девушка медленно попятилась: нельзя, чтобы стоящий за дверью незнакомец понял, что рассекречен. Но как же так получилось? Она звонила колдуну, он ответил, а на помощь пришел непонятно кто. А что, если тот, кто занял место Богдана, убил парня?! Подстерег в подъезде – и убил.

Нет. Взрослого колдуна не так легко убить. Даже демону.

Девушка прокрутила в голове телефонный разговор. Ей и тогда показалось, что голос поклонника звучит как-то не так. Возможно, уже тогда она разговаривала не с Богданом. Паникующие мысли водили в голове безумный хоровод. Она не знала, что и думать.

А незнакомец все звонил и звонил. Потом начал раздраженно стучать.

Хоть бы не прибежали соседи! Иначе пострадают невинные. Лиля помолилась, чтобы человеческое любопытство не пересилило чувство самосохранения. Стрелки часов показывали семь вечера. Можно надеяться на то, что многие еще не пришли с работы, а те, кто дома, сейчас ужинают и не захотят портить аппетит, выглядывая на лестничную площадку.

Лиля, кусая губы, сжалась в комочек. Можно позвонить Киру. Оборотень, хоть и не колдун, низшему демону способен противопоставить звериную силу. Кир ответил сразу, словно ждал звонка. И он находился в ее районе, поэтому обещал быть минут через пятнадцать. Четверть часа на этот раз растянулась в вечность.

Амулет иллюзий молчал – оборотень, ждущий за дверью, настоящий. И Лиля с облегчением открыла дверь. Гость принес с собой запах дождя и неумолимо приближающейся осени.

Увидев в ее руках мачете, Кир вскинул бровь:

– Какая ты воинственная… настоящая валькирия! Жаль, что фотоаппарата нет, классный получился бы кадр.

Лиля не улыбалась, и мужчина забеспокоился:

– Что произошло?! У тебя такое лицо, как будто кто-то умер.

– А кто-то и умер, – прошептала девушка и, зарыдав, сползла по стенке.

Кир подхватил ее и, не дожидаясь традиционного приглашения, отнес в зал на диван, сам пристроился рядом и успокаивающе обнял:

– Шшш, милая, все хорошо. Что случилось? Объясни, может, я помогу?

– Ничего не хорошо! И ты ничем не поможешь.

Она не могла остановить слезы.

– Лиля, солнышко, я с тобой…

Кир бормотал нежности и осторожно гладил ее по волосам, спине и плечам. Его объятия дарили чувство защищенности, и она понемногу успокоилась.

– Я знаю, кто убивает ведьм, – вдруг заявила Лиля.

Кир наморщил лоб:

– О чем ты?

– Ладно, не делай вид, что не понимаешь. Слухи в мире Полуночи как пожар в сухом лесу. В городе объявился маньяк, он выбирает девушек, чьи фамилии я слышала в разговорах с бабушкой. Выходит, все девушки – полуночницы.

– И кто маньяк? – Оборотень напрягся.

– Константин Лисовский, запечатанный Советом колдун. Его родители вели себя неэтично по отношению к людям.

– Под этой формулировкой может подразумеваться и торговля фальшивыми амулетами, и принесение в жертву младенцев. Что конкретно они сделали, что свои же их так наказали?

– Родители Кости поставляли девственниц низшему демону взамен на обещанное могущество.

– Понятно. Значит, подрабатывали сутенерами. Но с чего ты взяла, что их сын – маньяк?

– Одна из погибших – Прилуцкая. Колдун с такой фамилией входил в число тех, кто запечатывал Силу Кости и его тети. Нужно проверить остальных, возможно, они дальние родственницы проводивших ритуал или уже сменили родительскую фамилию.

Лиле и самой пришлось взять другую фамилию, когда бабушка оформляла опекунство. Интересно, сейчас Полина Ивановна не будет возражать, если она вернет отцовскую? Наверное, будет, она ведь надеется на появление одаренной правнучки или правнука.

Задумавшись, девушка вздрогнула, когда Кир заявил:

– Недостаточно. Твои обвинения беспочвенны.

Она не стала спорить. Опустив голову, попросила:

– Выгляни на балкон.

Кир отдернул шторы и присвистнул. Кто-то насмотрелся дешевых фильмов ужасов. Балкон «украшали» художественно разбросанные собачьи внутренности, сизые кишки болтались на бельевых веревках. Крови практически не было, если не считать надписи на стекле. Похоже, безумец устроил фейерверк из органов уже после смерти животного. Выпотрошенная дворняга желтоватого окраса лежала тут же, ее застывший труп подтвердил догадку о времени смерти.

– То же самое Костя сделал со своим ротвейлером, – прикрыв рот ладонью, глухо объяснила подошедшая сзади девушка. – Только в моем присутствии.

Кир обернулся, почувствовав в ее голосе ложь, и попытался заглянуть в красные от слез глаза. Но она не позволила, опустила голову. Странно, зачем ей врать? Чтобы вызвать сочувствие? Но он и так на ее стороне.

– Дай мне перчатки и мусорный пакет, а сама посиди на кухне.

– Не хочу. Я буду с тобой.

Лилина решительность настораживала. Другая на ее месте, как только он появился на пороге, сразу потащила бы к балкону показывать учиненное зверство. Лиля терпеливо ждала, пока ее словам потребуется материальное подтверждение. Такое чувство, что ее особо не тронуло увиденное или же у нее не по-женски железные нервы. Странно.