Текст книги

Лана Ежова
Лилии на ветру

Она и пискнуть не успела, как он отпустил ее и стал звонить по мобильному. Ответили после первых же гудков.

– Марк? Я нашел труп твоего парня. В парке Шевченко.

Брюнет засунул слайдер в карман и, подхватив полуобморочную девушку на руки, вынес на аллею и легонько встряхнул.

– Слушай меня внимательно. Ты ничего не видела и не слышала, ясно? Это я нашел мертвеца.

– Почему? – повторила она. Испуг за свою жизнь перерастал в тихий шок. – Ведь оборотни могут учуять мое присутствие? И ложь вызовет подозрения.

– Нет, не учуют. Нельзя, чтобы волки узнали, кто ты. Я скажу, что ты – моя девушка, чистокровный человек.

Криво улыбнувшись, Лиля догадалась:

– Боишься, что меня выследят и обратят? Кто польститься на такое чучело, как я?

Богдан мученически закатил глаза и вновь достал телефон.

– Оборотни порой видят и сквозь слабые иллюзии. Поэтому твой маскарад при желании раскроют на раз.

Он протянул ей телефон. На дисплее светилась ее фотография. И получилась она на удивление хорошо.

– Откуда у тебя моя фотка?

– От твоей бабушки. До нее дошли слухи, что тебя считают страшненькой чудачкой. Полина Ивановна разгадала твою игру.

Лиля спрятала лицо в ладонях. Перед стыдом померк страх от близости смерти и отступила тошнота. Боже, он все знал и позволил ей устроить этот цирк! Знал и не прекратил ее идиотское поведение! Знал – и потешался в душе!

– Ты смеялся надо мной! Какой же ты… негодяй!

Девушка с силой ударила его в грудь. Он и не шевельнулся.

– Как я могу над тобой смеяться, если ты мне нравишься? Такая забавная…

– Мерзавец! – Она снова замахнулась для удара.

Схватив второй кулачок, парень дернул ее на себя и впился поцелуем в губы. Сначала она извивалась в крепких руках. Потом притихла под непреклонным напором… и умелыми касаниями губ и языка.

Дав Лиле возможность отдышаться, но не выпустив из объятий, Богдан с нежной усмешкой объяснил:

– Всегда хотел попробовать поцелуй как средство от истерики.

Притихшая было девушка зашипела разозленной кошкой.

– Тише, котеночек, к нам идут злобные псы.

Они появились с той стороны, откуда пришла парочка. Трио вервольфов, агрессивные в привычном состоянии вседозволенности, настроенные крайне враждебно. Похожие, как братья, не внешностью, но манерой двигаться, они ступали синхронно, в едином ритме, естественном, как дыхание. Едва уловимая напряженность говорила о готовности ответить ударом на удар в любую секунду. Парни в кожанках остановились в двух шагах от Богдана и Лили, практически нарушив их личное пространство.

– Кто ходит в парке по ночам, тот поступает глупо, – произнес коротко стриженный шатен с синими глазами, его спутники с готовностью растянули губы в улыбке, больше напоминавшей оскал.

Таких парней на улице интуитивно обходят стороной, чтобы случайно не задеть плечом. Богдан поднял бровь.

– Особенно если ходят без сопровождения взрослых. Где ваш старший, Стас?

– Я за него, – ухмыльнулся вер. – Как видишь, Дан, поднимаюсь по карьерной лестнице.

По сравнению с напарниками Стас не выглядел мощным атлетом, но его тяжелый взгляд вызывал внутренний холодок.

– По карьерной лестнице? Да ну? Верится с трудом, – покачал головой Богдан. – Боюсь, что после сегодняшнего патрулирования ты пересчитаешь ступени задницей.

Оборотень помрачнел:

– Ты беспокойся за свою, Дан. Ведь с этого момента ты под подозрением.

Колдун издевательски заулыбался:

– Повторишь это обвинение официально?

– А что прикажешь думать? Ты вроде бы уезжал из города со старой подружкой, – при этих словах оборотень прищурился и перевел взгляд на Лилю, – а вернулся тайно, без спутницы и гуляешь с новой девчонкой.

Внучка ведьмы услышанное взяла на заметку.

– Это преступление? Хотя вам, прошляпившим убийцу собрата, теперь хочется найти козла отпущения. Но ты перепутал животных, Стас.

– Ах да, ты ведь, как и твой старший братишка, хищник, – насмешливо протянул шатен. – Да только в роли ягненка на заклание выступить все-таки придется: ни брат, ни Мирослав тебя больше не прикроют. Не стоило возвращаться в город, Дан.

Разговор велся на повышенных тонах. Богдан повернулся к девушке.

– Прогуляйся к мосту, – попросил он со спокойной улыбкой. – Я догоню тебя через пять минут.

Девушка не стала возражать. За Богдана она не переживала – оборотни любят попугать, не нарушая при этом приказов своего вожака.

– С каких пор ты общаешься с людьми? – донеслось сзади, перед тем как она свернула вправо.

Идти недалеко. У Лили перехватило дыхание – ночью видеть Вонючку ей еще не доводилось. Водную гладь посеребрил свет месяца. Берега густо поросли осокой, здоровенными лопухами и мать-и-мачехой. Широкий мост над некогда глубокой рекой мягко белел на фоне темной стены лиственного леса. Четыре гипсовые горгульи украшали его перила. «Мост грез» в народе прозвали «Переправой Харона», после того как в семидесятые годы с него спрыгнули несколько самоубийц. Девушка облокотилась на парапет. Внизу бурлил поток, вокруг выглаженных временем и водой камней собиралась пена. Красивое зрелище, будто гигантский миксер взбивает молочный коктейль. Завороженная, Лиля сама не поняла, что вдруг привлекло ее внимание. Обернувшись, она обмерла от страха. В паре метров от нее сидели две черные псины. Вполовину больше Цицерона, с горящими изжелта-зелеными глазами. То, что это не простые собачки, Лиля поняла по клыкам в приоткрытых пастях. Именно такими бывают монстры из кошмаров, когда не можешь ни проснуться, ни убежать. Лиля невольно сделала шаг назад – двинулись вперед и собаки.

– Хорошие мальчики, вы дадите мне пройти? – прошептала девушка и попыталась перебраться на другую сторону моста. Псы угрожающе зарычали и приблизились еще на полшага. – Не дадите? Ну зачем я вам? Я невкусная!

Лиля отступала – собаки неторопливо следовали по пятам, словно издеваясь.

– Может, договоримся? – Она замерла, остановились и псы. – Хорошие мальчики! Вы же мальчики, да? Просто девочки не могут быть такими страшными.

Девушка перевела взгляд на статую: если забраться горгулье на спину, ее не достанут. Есть, правда, риск свалиться в Вонючку и свернуть шею. Но это лучше, чем если адские песики пустят ее на закуску. Собравшись с духом, Лиля метнулась к статуе, одновременно истошно крича имя колдуна:

– Богда-а-ан!!!

Она прыгнула – и ударилась животом о перила. От боли потемнело в глазах, перехватило дыхание. Адская псина успела вцепиться в конец шарфа. Кокетливый бантик затянулся в узел, образовав на шее Лили удавку. Девушка захрипела и попыталась избавиться от нее. Тварь мотнула головой, подтягивая человека к себе. Внучка ведьмы, упав на колени, лихорадочно дергала узел, пытаясь его распутать. Второй пес внезапно предупреждающе зарычал. Лиля не видела, что к мосту большими скачками приближался волк. Огромный серебристо-серый зверь ступил на мост настороженно, свирепо обнажив клыки. Первая собака дернула за своеобразный поводок, словно заставляя человека двигаться. Вторая, низко урча, ощетинившись и подобравшись, приготовилась к прыжку. Волку дуэльные церемонии не требовались. Без предупреждения он бросился на противника, целясь в шею. Адский пес встретил его плечом – и они покатились, в движении разрывая друг друга мощными лапами. Глухое рычание. Скрип когтей о камень. Хрип дыхания. Пес рычал, волк дрался молча.

Лиля, развязав узел, расширенными глазами наблюдала за схваткой монстра и ее защитника. В том, что волк – оборотень, поспешивший на ее защиту, сомнений не было: на его передней лапе она разглядела широкий стальной браслет.