Текст книги

Лана Ежова
Лилии на ветру

– Пипец, как страшно! – громко пискнула Лиля.

Тишина – и дикий хохот прокатился по залу. Девушка, как и планировала, подорвалась с кресла и рванула к выходу. Несмотря на то что вся эта вульгарность – продуманная игра, уши у нее пылали. Нелегко вести себя неприлично той, кого воспитывали с оглядкой на мнение окружающих.

В фойе Лиля с чувством выполненного долга прислонилась к холодной стене и закрыла глаза. Все. Кандидат в мужья номер четыре сошел с дистанции. Пройдет немало времени, прежде чем бабушка найдет нового. Легкое чувство разочарования царапалось внутри обиженным котенком. Он ведь ей понравился. По-настоящему понравился… Сидя рядом в такси, а потом и в кинотеатре, она чувствовала волнующий запах то ли его туалетной воды, то ли его собственный. От него пахло свежестью утреннего леса и какими-то специями. Вцепившись ему в руку, она ощутила под джинсовой тканью тепло и стальные мускулы. Да и спокойно с ним было, уютно, что для нее немаловажно. Лиля закусила губу. Дура! Но она не могла иначе.

– Голова болит? – участливо поинтересовался знакомый голос.

Лиля вздрогнула: Богдан подошел незаметно и неслышно.

– Выйдем на свежий воздух? – предложил колдун и обнял ее за талию.

Вот зараза! Стоик! Благородный рыцарь, хоть и без сверкающих доспехов! Удрученная его снисходительностью, Лиля почувствовала себя сказочным драконом, у которого вот-вот повалит дым из ноздрей при виде приставучего героя. Сбросив его руку, девушка первой вышла из кинотеатра, не дав спутнику возможность открыть перед ней дверь.

В последние дни лета погода не радовала теплом и ночью от земли тянуло холодом. Лиля зябко повела плечами.

– Замерзла? Могу погреть, – предложил Богдан.

Лиля только открыла рот для возмущенного фырканья, как он уже протягивал ей джинсовую куртку. Сам остался в белой футболке, выгодно обрисовывающей накачанный торс. Видать, молодой человек – частый посетитель спортзала, что для колдунов, полагающихся в основном на силу своей магии, нехарактерно.

– Что дальше? Прогуляемся или ты устала от моего общества?

Он пытается от нее избавиться?! Это ее прерогатива! Лиля на время позабыла о том, что именно ради его капитуляции и задумывался весь маскарад. Ее подзадорила его невозмутимость и едва заметная смешинка в темно-карих глазах. Такое впечатление, что он с удовольствием наблюдает за разворачивающейся комедией… Стоп! А не догадался ли он, что все это – развод, ради того чтобы избавиться от нежеланного поклонника? Хотя откуда ему знать! Он ведь не ясновидящий.

– Хочу туда, – ткнула пальчиком с розовым маникюром в сторону парка через дорогу. – Никогда не гуляла по аллеям ночью.

– Так, может, не стоит делать этого и впредь? – осторожно поинтересовался Богдан.

Все ясно, он знает, что участок патрулируют оборотни. И не хочет на них наткнуться. Но и она в курсе и поведет его именно туда.

– Я хочу там гулять и буду. – Лиля поправила очки. – Можем попрощаться, если боишься. – И, сердито перекинув через плечо шарф, так чтобы бахромой он зацепил парня по лицу, она устремилась к пешеходному переходу. Естественно, колдун пошел за ней. Только он не выглядел ни испуганным, ни недовольным. Он улыбался и увлеченно изучал ее арьергард, как некогда это делала она.

Парк имени Шевченко заложили в тридцатые годы во времена бурного развития промышленности на окраине стремительно растущего города. Спустя почти столетие размещенный в низине парк площадью около восьмидесяти гектаров больше напоминал естественный лиственный лес. И это посреди оживленного района с высотками! Дубы, клены, ели, липы, тополя, акации образовывали множество тихих прогулочных аллей, ведущих к большому искусственному озеру, которое подпитывала речушка с неприличным названием Вонючка. По ночам озеро освещали фонари, и романтичные пары могли арендовать лодки для прогулок под луной в сизом мареве. Туман, поднимавшийся словно из водных глубин, исподволь навевал мысли о запредельном и таинственном. Но люди, проводящие здесь массовые праздники днем, и не подозревали, что ночью парк действительно становился эпицентром сверхъестественного. Молодые оборотни Круга избрали его местом своего сбора. Так что, когда город делили на зоны патрулирования, парк имени Шевченко в числе прочих районов риска получили именно они.

Лиля и Богдан шагали по длинной аллее в сторону речки. Огни и шум города приглушали кроны кленов. Уцелевшие от рук вандалов фонари горели через один (именно поэтому девушка и предпочла эту дорожку), кусты двухметрового ракитника давно не прореживали. Буйная фантазия рисовала кровожадных вампиров, поджидающих жертву в засаде. У любого нормального человека выбранный маршрут определенно вызвал бы невольную дрожь. Но на что не пойдешь ради свободы? И Лиля шла, стараясь казаться беспечной, хотя у самой сердце при каждом шорохе в кустах оказывалось в области кишечника. Один раз дорогу им перебежал еж. И его деловитая поспешность немного сняла нервное напряжение – Лиля даже сфотографировала зверька, благо в телефоне была сильная вспышка.

Неловкое молчание вскоре надоело девушке, и она начала расспрашивать спутника о молодом главе Совета магов Мирославе. Тон ее вопросов был немного оскорбителен.

– А правда, что вы недолюбливаете его, считаете недостойным занимаемого положения?

Колдун поморщился, впервые проявив легкое недовольство. Ага, значит, вот где его уязвимое место – политика магического сообщества!

– Не причисляй меня к оппозиции, меня все устраивает.

– Ох, прости! Выходит, ты из сторонников Мирослава? – Задав вопрос, Лиля раскрыла сумочку и стала в ней рыться, бормоча: – Да где же они?

– Можно сказать и так, из сторонников.

Округлив глаза, Богдан наблюдал, как его спутница, сойдя с дорожки, высыпает на траву содержимое сумочки. Чего там только не было! Настоящее скопище дамских мелочей.

– Слышала, что не будь у Мирослава за спиной кузенов, сильных колдунов, то он бы и не возглавил Совет.

– Хочешь сказать, что твоя бабушка голосовала за него под давлением?

Провокационный вопрос. Надавить могут только на слабую ведьму, а бабушка не такая. Но Лиля выкрутилась:

– Нет, не под давлением. Из-за дружбы с дедом Мирослава. Ах вот где вы, мои дорогие!

Она наконец отыскала сигареты и зажигалку. Скосила глаза на Богдана – тот, как она и предполагала, «подбирал» челюсть. Ведьмы не курят: вредная привычка не идет на пользу способностям. Она хоть и потеряла Силу, но правилам следовала, иначе за подобное пристрастие бабуля могла надавать по губам. Возвращаясь с работы, она купила свои первые сигареты, чтобы заработать еще один минус у Богдана. И кажется, ей это удалось. Она клацнула зажигалкой, но прикурить не успела: колдун щелкнул пальцами и огонек потух.

– Курить вредно. Минздрав предупреждает, – произнес он строго и отобрал сигареты.

– Эй, отдай! Сама знаю, поэтому бросаю. Уже курю пачку в день.

– С этого вечера ты вообще не куришь. – Богдан размашистым движением зашвырнул пачку в ярко-желтые заросли ракитника.

– Что за прикол?! – Возмущение Лили было искренним: командовать он вздумал! Из чувства противоречия она даже готова была стать курильщицей. – Ты мне что, папочка?

Кипя праведным гневом, она полезла за сигаретами. Продираясь сквозь кусты, решила не возвращаться на дорожку: пусть нахал ее поищет, тем более что скрытая ракитником полянка метров через сто примыкала к параллельной аллее, более ухоженной и светлой. Присутствие зла Лиля почувствовала, как обжигающий холод. Сквозь резкий аромат ракитника учуяла запах. Крови и смерти. И ощутила тяжелый взгляд, буравивший ей спину. Свет месяца щедро заливал поляну, и она увидела длинную тень рядом со своей. Девушка оцепенела. Не двигалась и тень.

– Обернись, если хочешь умереть, – прошелестело за спиной.

Лиля перестала дышать. Холод подступил к ней сзади. Чужой вздох шевельнул прядь волос у щеки.

– Мы еще встретимся.

И он исчез, забрав с собой стужу смерти. Гнетущую тишину нарушил ее выдох. Лиля обернулась – и закричала. В трех шагах от нее лежал труп. Нагое тело обезобразили кровоподтеки и рваные раны, будто плоть раздирали зубами. Мужчина лежал, как сломанная кукла, нелепо раскинув руки и ноги. Весь в крови вперемешку с грязью. Грудная клетка проломлена и словно вывернута наизнанку.

Прибежавший на крик Богдан обхватил ее одной рукой за талию, другой зажал рот и оттащил подальше от мертвеца. Развернув к убитому спиной, колдун заставил девушку сесть на траву и наклонил голову к коленям.

– Дыши! Дыши глубже, – требовал он, не разжимая объятий.

– Отпусти, меня сейчас вырвет, – просипела она, вырываясь.

– Нельзя, чтобы тебя стошнило на место преступления. Тебя здесь не было.

Желудок успокаивался медленно. Она старалась дышать размеренно. Но задыхалась – воздуха не хватало.

– Почему? – вяло прошептала Лиля. – Ведь я видела убийцу.

– Кто он? Как выглядел? – Богдан чуть отстранился от нее, продолжая придерживать левой рукой. Из ладони правой выпорхнул зеленый шар и заметался по окрестностям.

Заклинание «горячего следа», поняла девушка. И похолодела: что, если убийца не ушел, а все еще здесь? И в любой миг готов нанести удар!

– Он исчез, – развеял ее страх колдун. – Опиши его!

– Я только почувствовала его присутствие за спиной. Он сказал, что если хочу умереть, то могу обернуться.

– Но ты не обернулась, – облегченно прошептал Богдан и прижал к себе Лилю так, что у нее затрещали кости.