Геннадий Чухланцев
Холодная как лёд

Такая добрая всегда.
Многое могла,
Всех с ума свела.

Задорно детство проходило,
Бывало всякое уже…
И вот она краса!
Точно знайте – чудеса!

И время проходило,
Зима сменялась летом.
Всё происходило…
И горе ль будет в этом?

Родители для дочки
Старались сделать всё,
Чтобы в жизни легче
Было для неё.

Но как-то очень постарались,
Не думая тогда,
Что дочку избалуют
До самого нельзя…

И тут, не зная почему,
Характер девки изменился.
Стала вдруг груба,
Исчезла, словно, доброта.

Ей восемнадцать лет уже
Взрослая краса!
И родителей давно
Не слушала она…

И их советы добрые
В разум не брала.

И сколько горьких слёз
Мать в тиши одна,
Украдкой от дочки
Сколько пролила!

Отец пытался говорить
И строгим уже стал,
Но Насте нипочем
Всё будто не о том.

Чего их дочь хотела
Никак уж не понять,
Если обо всём
Может лишь молчать.

Она теперь другая,
Не ценит той любви,
Которую ей мать
Готова всю отдать.

И частые скандалы
В доме том теперь,
И сколько же придётся
Увидеть здесь потерь…

В ту ночь, когда ветра
Холодной пеленой
Мели всё со двора,
Распалась та семья.

И с яростью в глазах,
В заклятьях на устах,
Бежала Настя прочь долой
Чтоб не вернуться уж домой!

А мать с отцом,
– Куда бежать?
И где же доченьку искать?

Тем временем пошла,
Не думая уже,
Дорогой тёмною одна,
И как-то тихо, не спеша…

Родителей своих
В приступе той злости
Всяк обозвала,
И дверь, захлопнувши, ушла.

Ей легче стало на душе,
Будто груз упал,
Жизнь новая уже!
Дорогу странствующей судьбе!

Теперь для Насти жизнь другая,
Где нет запретов, ничего,
Чего могло бы не мешать
Ей в этом мире тосковать.

С подругой старой до утра
Гуляют ночью… Только где?
Там где запретов больше нет,
Там, где пройдёт не мало лет…