Иар Эльтеррус
Витой Посох. Постижение

Поутру Тарми поднял Нира едва ли не пинками и потащил в ванную комнату, по выходу из которой его ждали цирюльник и маникюрщик, тут же взявшиеся за юношу с таким пылом, что он чуть не взвыл. По завершении экзекуции, увидев в зеркале нечто неизмеримо элегантное, Нир онемел от изумления – он никогда и представить не мог, что способен так выглядеть. А затем за него принялся сам Тарми, заставив перемерить буквально все костюмы, что-то помечая по поводу каждого в своей записной книжке. Шесть из них предназначались для повседневной носки и выглядели немного проще остальных. Юноша решил надеть самый простой из этих шести, без всяких украшений и финтифлюшек. Он понятия не имел, что знающему глазу покрой и ткань данного костюма скажут очень многое – единицы из самых богатых дворян королевства могли позволить себе носить костюмы работы мастера Этайра, они стоили астрономические суммы.

Наотрез отказавшись от кареты, Нир пошел в университет пешком. Хоть во время дороги никто не будет его доставать! Однако блаженный покой закончился слишком быстро, когда юноша вошел в охраняемое крыло, где обучалась его группа. Добравшись до аудитории, в которой должны были проходить занятия по этикету, Нир принял независимый вид и вошел. Как выяснилось, он оказался последним. Группа сразу заметила новый облик барона ло’Хайди и удивленно загудела. Почти все студиозусы принадлежали к очень богатым семьям и сразу поняли, что на нем надето. Даже нарочитое отсутствие драгоценностей было воспринято всего лишь как некоторый эпатаж – судя по всему, этот молодой человек мог позволить себе любые драгоценности, но плевать хотел на моду. Многие задались вопросом: чей же наследник этот самый Нирен ло’Хайди. То, что он не имеет никакого отношения к провинциальному барону, стало ясно всем и сразу. Вероятнее всего, чей-то признанный бастард. Но чей? Слухов о признании бастарда в свете не появлялось, и это настораживало. Значит, расклад сил меняется. Каждый тут же решил рассказать о новичке отцу и спросить совета, как с ним себя вести. А то ведь можно ошибиться и на этом многое потерять.

Вскоре пришел преподаватель и начал лекцию на очень скучную тему о правилах поведения за столом во время пира в день тезоименитства. Кроме Нира, который знал, что «сдавать экзамен» ему придется лично Мертвому Герцогу, преподавателя никто не слушал. Молодые аристократы переговаривались, перебрасывались записками, играли в какие-то игры, двое читали. На этих двоих Нир сразу обратил внимание, но ничем этого не выказал. Люди, читающие пусть даже художественную литературу, уже чем-то отличаются от большинства. Юноше почему-то казалось, что, помимо прочего, от него хотят, чтобы он завел связи. Но заводить даже приятельские отношения с пустыми людьми он желания не имел. Хотя рано, конечно, судить об одногруппниках, но уже по вчерашнему дню было видно, что большинство из них не стоят и медяка.

Первые три лекции прошли однообразно. Каждый занимался своим делом – преподаватели читали лекции, а студиозусы развлекались, как могли. Никто из преподавателей не решался сделать им ни единого замечания, так как это были представители самых знатных и богатых родов королевства, с ними лучше не ссориться. Слишком принципиальные преподаватели на этом факультете не задерживались. Тем более что желающих их заменить хватало – платили здесь раз в десять больше, чем на других факультетах.

Как только наступила большая перемена, Нир направился в расположенный неподалеку от университета трактир «Дар Троих» – слишком чопорный, по мнению юноши. Но Тарми предупредил, что люди его положения не станут посещать более дешевые, что это ниже их достоинства, что он обязан соответствовать возложенным на него надеждам. Вот и пришлось. Одногруппники Нира отправились туда же, разбившись на компании по два-три человека, только двое читавших книги шли каждый сам по себе. Трактир оказался огромным и помпезным, аляповато разукрашенным. Нир едва аппетит не потерял от подобной безвкусицы. Благословенные Трое, ну почему эти идиоты считают, что чем богаче выглядит, тем лучше?! Неужели никому не приходит в голову, что это уродливо? Сюда ведь ходит множество аристократов, у которых по определению должен быть хороший вкус, почему же никто из них не сказал хозяину этого заведения все, что он о здешней обстановке думает? Или эти аристократы тоже не отличаются вкусом? Юноша неодобрительно поморщился и направился к стоящему в углу столику – невидимки приучили его никогда не садиться спиной к двери.

– Вы позволите? – привлек внимание Нира чей-то неуверенный голос.

У его столика стоял один из книжников, невысокий худощавый парнишка лет шестнадцати, вряд ли больше, с прямыми светлыми волосами, зачесанными назад. Видно было, что ему очень неудобно, но свободных столиков в трактире не осталось – здесь, похоже, обедала не только их группа, но и множество студиозусов из других.

– Прошу! – наклонил голову Нир.

Парнишка присел и сразу ссутулился. Как его зовут, интересно? Представляли же. Ах да, граф Меллир ло’Сайди. Известная, очень известная в королевстве фамилия. Интересно, кем он приходится старому герцогу ло’Сайди, прославленному генералу, – сыном, внуком, племянником? Скорее всего внуком, слишком молод для сына. Нир окинул Меллира оценивающим взглядом – довольно симпатичен, девушки на него заглядывались бы, если бы не его неуверенность в себе. Юноша вспомнил ходящие об этой семье слухи и мысленно усмехнулся. Говорят, что старый герцог устроил у себя дома чуть ли не армейские порядки, не давая жизни никому из родственников, и если что-то было не по нему, то безжалостно лишал наследства любого. В свое время даже выгнал из дому двух из своих шести сыновей, а дочерей выдал замуж за своих старых сослуживцев, и никто даже пикнуть не посмел. Если так, то становится понятным, почему Меллир так неуверен в себе – при подобном воспитании ничего удивительного. Нир еще раз посмотрел на паренька и понял, что тот не заговорит первым, даже если небо на землю свалится. Чем-то он напоминал юноше самого себя в замке приемного отца, где он старался не показываться никому на глаза.

– А вы читали «Иллюзию жизни» Берта ло’Эрти? – мягко поинтересовался он.

В глазах Меллира появилось удивление. Он явно никак не ждал, что провинциальный барон знает об этой смелой философской книге, которую едва не запретили сразу после ее выхода, потому что она напрочь рушила все существующие каноны и стереотипы, призывая читателя взглянуть на привычные догмы со стороны, заставляя его думать самостоятельно, а не внимать увенчанным лаврами авторитетам.

– Читал, – неуверенно ответил юный граф. – Она о многом заставила меня задуматься.

Судя по его виду, ему очень хотелось поделиться с кем-то своими мыслями и выводами, но делиться было не с кем, никто в их группе не интересовался такими вопросами, не говоря уже о родственниках, ходящих по струнке перед старым генералом и не смеющих сказать ничего, что могло бы тому не понравиться.

– Меня эта книга тоже заставила многое переоценить, – негромко сказал Нир. – Особенно положения о сути божества и отношение человека к нему.

– Я удивлен, что автора за это не объявили еретиком, – слабо улыбнулся Меллир.

– Этого не случилось только потому, что ло’Эрти был дружен с тогдашним наследным принцем, тот и защитил своего друга от жрецов. Если бы не это, то торчать бы ему до конца жизни в каком-нибудь забытом всеми богами северном монастыре. Слишком он разозлил своей книгой жрецов и Альтери, и Найтери, и Хальтери. Я долго пытался понять, на какую же больную мозоль он им наступил, но так и не понял.

– Я тоже, – вздохнул граф. – Единственное, что могу предположить, так это, что жрецам очень не нравится, когда люди учатся думать; они желают, чтобы все только верили и не смели сомневаться ни в каких догмах, априори воспринимая их как единственную истину.

– А что, возможно, вы и правы, – задумался Нир, он под таким углом на книгу ло’Эрти никогда не смотрел. – Я думал, что жрецы невзлюбили его за то, что он разделил веру и религию.

– А может быть, обе причины верны?! – вскинулся Меллир.

Его глаза возбужденно загорелись, впервые юный граф встретил кого-то, с кем можно было поделиться своими мыслями, не боясь, что его тут же осмеют.

– Чего угодно молодым да-нери? – заставил обоих вздрогнуть голос трактирного слуги. – Только что каплун поспел, скоро поросенок дожарится.

Ниру было все равно, что есть, поэтому он бросил:

– По вашему выбору. Вина не надо, принесите морс, неважно какой.

– Мне то же самое, – поспешил сказать Меллир, которого разговор интересовал значительно больше обеда.

– С вас, да-нери, по полтора золотых.

От таких цен Нир чуть не задохнулся. В трактире, где он ел до сих пор, можно было вкусно пообедать за десять медных монет. С великим трудом он заставил себя казаться невозмутимым и бросил на стол два золотых. Граф сделал то же самое. Слуга подобрал деньги и мгновенно испарился. Заказанное принесли через несколько минут, все оказалось вкусное и свежее, но ничего особенного. Интересно, почему здесь такие дикие цены, неужели, только из-за престижности трактира? Похоже на то. Действительно, небогатый человек в такое место не зайдет, а если и заглянет по ошибке, то, услышав цену за обычный обед, тут же вылетит отсюда пробкой, чтобы поискать трактир подешевле – их в округе хватало. Нир раньше и сам поступил бы так, но теперь вынужден был соответствовать роли. Впрочем, деньги не его, так что ничего страшного.

За обедом они с Меллиром поговорили о многом, граф оказался очень интересным собеседником, он много читал и на многое имел свою точку зрения, не совпадающую с общепринятой. Неудивительно, что он держался в группе особняком – интересы большинства студиозусов были крайне просты и незатейливы, даже странно, что это высшие аристократы.

На следующей лекции новые приятели сели за соседние столы, немало удивив этим остальных студиозусов, привыкших, что Меллир всегда сам по себе. Многие про себя даже позавидовали графу, так быстро нашедшему общий язык с бароном – дружеские отношения со столь богатым человеком могли дать немало дивидендов в будущем. Им невдомек было, что Меллир ни о чем таком даже не думал, он, в отличие от них, в тряпках и драгоценностях не разбирался.

После занятий Нир оказался предоставлен самому себе, так как Меллира забрали прямо у входа в университет прибывшие за ним в карете слуга с охранником. Граф тоскливо вздохнул и послушно забрался в карету, зная, что если станет протестовать, то его увезут силой – дед с желаниями внука ничуть не считался. Нир потоптался у входа, не зная, чем заняться дальше – отправляться на базу смысла не имело, все до единого невидимки отсутствовали, все книги были перечитаны. Стоп, книги! У него же теперь хватает денег, вполне можно пробежаться по лучшим книжным лавкам столицы и купить все, на что раньше он мог только облизываться. Забыв обо всем от предвкушения изысканного удовольствия книжника, Нир мысленно позвал Тень. Когда тот через несколько минут появился, юноша взобрался в седло и уехал, не обратив внимания на пораженные взгляды одногруппников, никак не ожидавших, что у барона, несмотря на все его богатство, есть двухвостый карайн. И не просто карайн, а обученный боевой карайн высшего ранга, принадлежащий к отряду невидимок, что легко можно было понять по знакам различия на его упряжи.

Глава 3

Приблизившись к перешейку, отряд по приказу капитана сбавил ход. Вперед на всякий случай были высланы разведчики – неизвестно, насколько за прошедшие дни расползлись керионцы, они вполне могут оказаться и где-то поблизости, поэтому лучше соблюдать осторожность.

Кенрик все время, прошедшее после встречи с истинным магом, размышлял, пытаясь как-то встроить новую информацию в привычную картину мира, только это не слишком у него получалось. Но он был упорен, а по словам Посоха упрям, как ульхас зимним утром. Юноша не слушал его бурчания, давно надоевшего до зубной боли.

«Ну почему ты совсем не хочешь думать?! – наконец горестно возопил Посох. – Неужели так трудно понять, что вокруг все не так просто, как тебе кажется?!»

«Оно еще проще, – отмахнулся Кенрик. – Это ты зачем-то все усложняешь».

«Нет. Я так больше не могу… – неизвестно кому пожаловался артефакт. – Он меня в могилу сведет…»

«А ты разве живой? – искренне удивился юноша. – По-моему, ты еще несколько тысяч лет назад помер».

В ответ не донеслось ничего; вероятно, Посох окончательно обиделся. А Кенрику и надо было, чтобы эта зараза отвязалась от него и не лезла со своими комментариями к каждой мысли. Он жаждал, чтобы его хоть ненадолго оставили в покое, хоть на время пути.

Внезапно из зарослей раздался птичий крик, использующийся в отряде как знак привлечения внимания. Капитан поднял руку, останавливая остальных, и несколькими жестами приказал рассеяться по местности. Невидимки, как призраки, растворились в окрестных кустах, готовясь к бою. Полусотня Кенрика сейчас двигалась впереди, поэтому юноша оказался рядом с капитаном.

– Порядок! – появился из зарослей какой-то невидимка. – Передовой дозор обнаружил раненого егеря из пограничной стражи.

– Говорить он может? – поинтересовался капитан.

– Может, – заверил невидимка.

– Тогда ведите его сюда!

По прошествии нескольких минут перед капитаном стоял заросший бородой егерь в пятнистом камуфляже, баюкая раненую руку.

– Слава Троим! – выдохнул он. – Невидимки!

– Они самые, – кивнул капитан. – Доложите обстановку!

Егерь попросил разрешения присесть, так как ноги его уже не держали, трое суток без сна и отдыха добирался к перешейку, чтобы успеть предупредить об опасности. Их отряд попал в ловушку, причем ловушку магическую, уйти живыми удалось всего троим, но и их тут же начали преследовать. Двое были тяжело ранены и остались прикрывать отход товарища. Егеря спасло прекрасное знание местности и умение маскироваться – слишком много оказалось на полуострове керионцев, все вокруг буквально кишело ими, особенно ближе к южному побережью. К северному они не особо совались и тем более не подходили к крупным городам, где стояли большие гарнизоны. По всем признакам, они к чему-то готовились, к чему-то очень важному. По дороге егерь довольно часто видел, как ему показалось, магов, делавших что-то непонятное, и счел, что донести до своих весть об этом – самое главное, так как в Игмалионе были уверены, что магов у островитян почти нет и войска вполне могли двигаться без магического прикрытия.

– Мы крайне признательны, друг, что ты дошел до нас, дабы сообщить все это, – наклонил голову капитан. – Сейчас один из моих людей отвезет тебя в ближайший поселок.

– Мне лучше отправиться с вами, – отказался егерь. – У меня легкая рана, она почти зажила. Я, конечно, понимаю, что ваши карайны многое могут, но знания местности это не заменит.

– Пожалуй, ты прав. Тим, возьми парня вторым всадником.

– Хорошо! – отозвался лейтенант Олливи.