Анна и Сергей Литвиновы
Семейное проклятие


Интересно, а если б они не в тропическом антураже, но где-нибудь в московском метро встретились? Проскочила бы пресловутая искра?

Нелли – та доверчиво, будто лошадка преданная, тыкалась ему в шею, шептала на ухо: «Я такого, как ты, всю жизнь искала!» Вася бормотал в ответ приличествующие случаю слова, но сам, конечно, понимал: будь он на коне, даже не взглянул бы в ее сторону. Во времена, когда служил в банке и все у него получалось, на дам совсем другого типа заглядывался: эффектных, стройных, уверенных в себе. Зачем ему уютненькие и невзрачные, если дома практически такая же?

Он понимал: Нелли просто оказалась неплохим суррогатом. Заменой Алке. Та же безусловная преданность, влюбленно-восторженный взгляд. И никаких к тому же претензий – жена-то в последнее время была то одним недовольна, то другого требовала.

«Можно сказать, медовый месяц у меня случился. На Карибских островах», – ухмылялся про себя Василий.

И чтобы у обеих сторон остались о мимолетном приключении самые приятные воспоминания – накануне швартовки в Ла Романе (конечном пункте круиза) расстарался. Вытребовал у Брендона отгул на весь предыдущий день – когда корабль стоял на острове Сен-Мартен.

Едва сошли на берег, поспешил вместе со своими девочками в пункт проката моторных лодок. Арендовал на весь день маленький, но мощный катерок. Не поскупился на тропические фрукты, ледяное шампанское. И помчал – мимо туристов, что скучно брели по берегу на городской пляж, – за семьдесят морских миль на остров миллионеров Сен-Барт.

– Это ж там, где Абрамович живет! Дом его посмотрим, может, и Дашу Жукову увидим! – пришла в несусветный восторг Кристинка. – Дядя Вася, я вас обожаю!

А Нелли все пыталась сунуть ему сто долларов (свою долю за аренду катера).

Дочка же хихикала:

– Дядь Вась, водки ей в шампанское плесни, пусть расслабится!

Юная Кристина освоилась на плавсредстве мгновенно. Устроилась в белом купальнике, с бокалом свежевыжатого сока на носу катерка, заявила решительно:

– Буду жить так всегда!

– А как же школа? – усмехнулась Нелли.

– Подумаешь, проблема! Частных преподавателей возьмем, – фыркнула дочь.

– Кристи! – нахмурилась мать. – Не зарывайся!

– Нелечка, – Вася широко улыбнулся, обнял ее: – Да оставь ты ребенка в покое! Пусть в последний день в тропиках помечтает!

– Ничего я не мечтаю! – обиделась Кристина. – Я уже сто раз говорила: какой смысл в нашем Владике сидеть?! Скука, дыра. Да и тебе, мам, тропический климат тоже подошел. Пусть не сразу. – Лукаво улыбнулась. – Зато сейчас никакой мигрени, и выглядишь прекрасно!

«Хорошо быть подростком, – грустно подумал Василий. – Искренне веришь: что когда-нибудь сможешь – не думая о проклятых деньгах! – жить на берегу Карибского моря…»

Впрочем, сегодня он с удовольствием Кристине подыгрывал. Когда на Сен-Барте обедали в симпатичном ресторанчике, Вася – к восторгу девочки – заверил хозяина:

– Отлично кормите! Будем к вам ходить каждый день!

Владелец харчевни – будто речь шла о деле решенном – кивнул:

– О’кей! Я тогда в журнал постоянных клиентов впишу, что вам – мясо только well done, а вашей даме очень нравится лобстер, right?

После обеда – прошлись по улице роскошных особняков. У тех, что продавались, останавливались, и Кристина снимала на мобильник телефоны риелторов.

В общем, настолько увлеклись будущей своей красивой жизнью, что едва не опоздали на теплоход.

– Дядь Вася, а вы не можете вместе с нами пойти на прощальный ужин? – робко улыбнулась Кристинка.

– Ни в коем случае, – покачал он головой.

Но прежде чем его девочки успели расстроиться – добавил:

– Мы же решили: впредь живем только красиво! Зачем нам идти на убогий ужин для всех? Я уже заказал столик в ресторане на верхней палубе. Прекрасно посидим там втроем, при свечах.

Все питание на корабле входило в стоимость путевки, и лишь на верхней палубе кормили за деньги. Впрочем, Василию – как сотруднику – полагалась пятидесятипроцентная скидка.

– Круто, дядь Вась! – оценила Кристинка.

Девчушка явно прикипала к нему все больше и больше.

Впрочем, когда милый ужин с шампанским, омаром и отличным тирамису был завершен, тут же поднялась:

– Мам, я в интернет-кафе пойду. Часика на два, хорошо?

Нелли ужасно смутилась, а Вася просиял:

– Отличная идея!

И, когда оплачивал счет (упрямица Нелли опять пыталась сунуть ему «за нас с Кристиной»), успел шепнуть официанту, чтобы в каюту 6217 доставили двадцать пять алых роз. Мотовство, конечно, – но он так давно не тратил деньги на женщин…

…На следующее утро – а встать пришлось в четыре тридцать – вчерашний загул, правда, проклинал. Явно перебрал он с выпивкой, сексом, солнцем. Да еще и денек – как всегда в Ла Романе, – предстоял адский. До полудня все полторы тысячи пассажиров сойдут на берег. Далее последует лихорадочная уборка – вовлечен в нее весь, без исключения, персонал. А в четыре на корабль уже начинают подниматься новые туристы. И опять по бесконечному кругу: приветственный вечер, в ресторане в сотый раз объясняй, из чего состоит «зеленый крем-суп», в казино – раскладывай по стопочкам чужие деньги.

…К часу ночи Василий – в самом буквальном смысле! – падал с ног. Во время туалетного перерыва выбрался на палубу – надеялся, ночной свежий воздух хоть немного его взбодрит. Однако колени от усталости тряслись так, что пришлось опуститься в шезлонг. А тут еще в придачу к слабости и галлюцинация подкралась: показалось, будто к нему спешит Нелли.

Поморгал: откуда ей тут взяться? Его мимолетное приключение сейчас должно к Владивостоку подлетать. Однако видение рассеиваться не думало: она, Нелечка. Да еще платье какое нарядное!

Вася пробормотал первое, что взбрело в голову:

– Ты чего его вчера в ресторан не надела?

Нелли счастливо улыбнулась:

– А я его только сегодня купила. В Ла Романе, в бутике «Кензо».

И улыбнулась лукаво.

Вася же – измотанный до предела – никак не мог собрать пазл. Нелли снова на корабле. В эффектном наряде. На пальчике – блестящий камешек, судя по снопу искр, – бриллиант. Но она же говорила ему, будто трудится инженером в скромном НИИ?

Однако сейчас у нее и тон изменился. Уверенным стал, чуть насмешливым:

– Вася, алло! Это не привидение, это я! Мы с Кристиной решили повторить наш круиз!

– Но…

– В этот раз каюта нам досталась на верхней палубе. Девять и три ноля. Знаешь, где она?

Еще бы он не знал, где находится самый крутой на всем корабле трехкомнатный сьют!