Александр Владимирович Мазин
Чистильщик


– Первый.

– Ну так и все.

Валерий понял: спорить бесполезно. Конечно, это попахивало криминалом, и Васильев мог отказаться…

Нет, не мог.

– Ладно,– согласился он.– И где его купить?

– На рынке,– ответил Юра.– Подходишь к черным понаглее и интересуешься. Кто-нибудь, да и продаст.

– Или кинет,– сказал Петренко.– Юрок, ты мозгой шевели.

– Пусть учится!

– Угу. Лохов учат…

– Слушай!..

– …А он и есть лох. Натуральный. Гы-гы!

– Пусть учится! – мрачно произнес Юра.– Пойдешь и купишь, понял?

Валерий вопросительно взглянул на Петренко, но тот решил больше не возражать.

– Давай,– сказал он.– Завтра я к тебе с утра подъеду и до рынка подброшу. Все. Допивай и поехали.

ГЛАВА ПЯТАЯ

На следующий день Петренко привез Валерия на Ладожскую, кратко проинструктировал и высадил у входа «Оккервиля».

На вещевых рынках Васильев бывал не раз, поскольку всегда искал, где подешевле. Не из жадности, а по бедности. Черных на рынке хватало, но, когда Васильев доверительно наклонялся и спрашивал насчет оружия, продавцы шмоток глядели на него с опаской и мотали головой. Один, впрочем, предложил газовик, но новые друзья Васильева специально напомнили: только боевой. Никаких вонючек.

После часа бесцельного брожения Валерий проголодался и пошел на вкусный запах жареного мяса.

Шашлык стоил его двухдневной институтской зарплаты, но Васильев решил пороскошествовать. Почему обязательно спускать на пистолет все четыреста баксов?

– Возьмешь? – спросил он чернявого шашлычника, протягивая сто долларов.

– Почем?

– А сколько дашь?

– По курсу.

– Годится. И шашлычок.

– Дорогой!..– Лицо шашлычника стало скорбным.

– Шашлычок вычтешь,– сказал Васильев, и шашлычник снова заулыбался.

Взяв еще бутылку «коки», Валерий пристроился за одним из столиков.

Он уже доедал шашлык, когда к нему подсел мужик явно «кавказской национальности».

– Слышь, братан, ты пушку спрашивал? – сказал он почти без акцента.

– Ну я,– кратко ответил Васильев.

– «Макар» пойдет?

– Сколько?

– Триста пятьдесят.

– Триста,– возразил Васильев, ощущая себя необычайно крутым.

– Грабишь,– озабоченно произнес «кавказец».– А, хрен с ним. Пусть будет триста. Пошли!

– Не видишь, я кушаю,– заявил Васильев.

Бросить недоеденным такой дорогой шашлык он посчитал бы кощунством.

– Кушай,– согласился продавец.– Я подожду.

Васильев доел, поднялся с достоинством.

– Куда пойдем?

– Где тихо,– оглядевшись по сторонам, ответил «кавказец».– Ты один?

– Один.

– Давай деньги.

– Не пойдет,– Васильев усмехнулся, вспомнив про «лоха».– Деньги – товар. Знаешь такую пословицу?

– Ладно, как скажешь. Иди со мной.

Они вышли с территории рынка, пересекли автостоянку. За ней громоздились одноэтажные строения складского типа.

– Далеко еще? – спросил Васильев.

– Уже пришли,– ответил «кавказец» и проворно отскочил в сторону.

Васильев удивился, но удивлялся он недолго.

Из-за штабеля ящиков вышел еще один персонаж. В руках персонаж держал то, что Валерий собирался приобрести. Но не похоже, чтобы персонаж собирался продавать.