Александр Владимирович Мазин
Чистильщик


– Ну, есть такая.

– Висит на хвосте уже минут десять.

– Думаешь, не случайная?

– Жопой чую. Больно прыткая. Не по фасону.

– Менты?

– Может, и менты. А может, и не совсем. Где-то мы прокололись.

Петренко, угадав зеленый, прибавил и рванул на Охтинский мост, километрах на восьмидесяти, виляя в потоке машин, перекатился через Неву, прибавил, выскочил на Суворовский. Серый неприметный «жигуль» упорно висел на хвосте.

– Позвонить – пусть встретят? – спросил Юрий.

– Не надо светить лишних. Сейчас я сверну, тормозну, и ты со стволами соскочишь в подворотню. Дом там порушенный. Удобный. А мы с Валерой встанем. И поглядим.

– Годится,– кивнул Юра.– Валерик, пистолет.

Собрав все оружие, он приоткрыл дверь, приготовился.

Петренко свернул, ударил по тормозам. Юра колобком выкатился наружу и исчез в подворотне. «Лексус» встал двадцатью метрами дальше.

Серый «жигуль-девятка» вывернулся буквально через пару секунд, пронесся мимо, визгнул тормозами и тоже встал. Все четыре дверцы его распахнулись, наружу вывалили четверо и направились в «лексусу». Все – в штатском, но двое – с автоматами на изготовку.

– Сиди тихо и скромно,– процедил Петренко.

Один из четверки постучал автоматом по стеклу.

– Выйти из машины,– скомандовал он.– Оба. Ноги расставить, руки на капот.

Памятуя указание Петренко, Валерий выполнил команду точно и молча.

Их быстро и умело обыскали. У Юры ничего не было, кроме кошелька с деньгами. У Петренко изъяли бумажник и права. Затем двое обшарили машину. С нулевым результатом.

– Где оружие? – Один из автоматчиков ткнул Петренко стволом в поясницу.

– Не борзей,– предупредил Петренко.

– Где стволы, кабан? – закричал автоматчик.– Хочешь, чтоб мозги из ушей полезли?

Валера услышал глухой удар.

– Ну ты, это…– укоризненно проговорил кто-то из четверки.

Васильев повернул голову и обнаружил, что Петренко сполз к колесу и лежит неподвижно. Валерий не испугался. Его охватила холодная ярость. Автоматчик за его спиной отвлекся, глядел на упавшего.

«Подставился»,– мелькнула мысль. Не раздумывая, он с разворота ударил автоматчика ногой в затылок. Первый раз в жизни он использовал в деле то, чему учился. Эффективно использовал. Автоматчик завалился рожей в асфальт. Его коллеги отреагировали с похвальной быстротой. Двое отпрыгнули назад и полезли за пазуху, третий стремительно развернулся, вскидывая автомат… и оказался в медвежьих объятиях внезапно ожившего Петренко. Ладони могучего хохла накрыли руки автоматчика, развернули ствол в направлении двух остальных, и те застыли. Прихваченный автоматчик ущимленным зайцем дергался в лапищах Петренко, пинал его каблуком в голень, но победитель не обращал на него внимания.

– Мы из милиции! – запоздало выкрикнул один из оказавшихся на мушке.

– Поздно пить боржоми, когда почки отвалились! – ухмыльнулся Петренко. И треснул лбом по затылку трепыхавшегося. Тот обмяк. Петренко отпустил его, брезгливо отпихнул ногой.

– Сошли с дороги и легли на пузо! – скомандовал он.– Руки за голову, и, не дай Бог, кто дернется – пополам разрежу.

Валерий не удивился, когда оба приятеля в точности выполнили сказанное. Физиономия Петренко не сулила ничего хорошего.

– Обыскать их? – предложил оживившийся Васильев.

– Кому надо – обыщут,– ответил Петренко.– Телефон мне принеси.

– Силыч,– пробасил он в трубку.– Сыграй вариант семь. Угол Суворовского и Шестой Советской.

– Что теперь? – спросил Васильев.

Он жаждал действий.

– Теперь ждем,– флегматично отозвался Петренко, одной рукой прихватил за шкирку того, кого свалил Валерий, второй – своего и тоже отволок на газон.

– Приглядывай за ними,– сказал он.

Улочка оказалась нелюдная, а редкие прохожие, углядев черную иномарку, оружие и тела на газоне, разумно меняли маршрут.

Первая машина появилась минут через двадцать и высадила двух совершенно не воинственных пассажиров: тетку лет пятидесяти да дедка-ветерана с полосками орденов – и уехала.

Петренко направился к ним. Разговор занял минут пять, после чего тетка и дедок откочевали в сторонку.

– Валерик,– сказал Петренко.– Если что, говори правду и только правду,– и наклонившись к уху.– Но про Юру забудь.

Еще через десять минут объявился целый кортеж. «Форд» с милицейской мигалкой на крыше, микроавтобус, тоже с милицейской полосой, черная «Волга» без специальных знаков и «скорая помощь». Все сразу и под развеселую сирену.

Петренко аккуратно положил автомат на капот «лексуса». Юра последовал его примеру. Из микроавтобуса выскочило полдюжины парней в камуфле. Быстренько рассредоточились, один подхватил автоматы, понюхал стволы, кивнул и взял на контроль Петренко и Васильева. Валерий недоумевал. Но недолго. Из «Волги» вышли двое посолидней и направились к ним. Уложенные на газон зашевелились.

– Лежать, суки,– зарычал один из камуфлированных.

– Мы…– Пинок десантного ботинка оборвал реплику.

Двое солидных подошли в Петренко. Один представился:

– Старший следователь городской прокуратуры Еремин.

Второй просто пожал Петренко руку.

– Что произошло? – строго спросил старший следователь.

– Нас остановили эти четверо,– сказал Петренко.– Угрожая оружием, заставили выйти из машины, отняли деньги и документы и начали избивать. Мы… хм… оказали сопротивление. И вот…– Он кивнул на уложенную четверку.

– Под угрозой оружия? – усомнился следователь.