Анна и Сергей Литвиновы
Небесный остров

– Двести рублей минута. – Крепость пала на удивление легко.

Дима про себя крякнул. Ну и расценочки! И дал задний ход:

– Спасибо, подумаю.

– Думай, – презрительно откликнулся спасатель.

В его глазах читалось: «Чего сюда ходишь, голытьба, раз ничего себе позволить не можешь?»

А скутер, что в открытом море пену взрывает, уже полчаса катается, не меньше. Богатый человек!

И Дима специально выбрал шезлонг поблизости от водной стоянки. Посмотреть на лихого водного драйвера. А может, и разговор завязать.

Ждать пришлось минут двадцать. Наконец, скутер повернул к берегу. «Ездить по головам» не стал – чинно проследовал по водному коридору. Припарковал свой транспорт уверенно, безопасно. Небрежно сбросил на руки угодливо подскочившему спасателю пробковый жилет. Дима с интересом поглядывал в сторону скутерка… и с удивлением заметил – из-за руля выпрыгнула дама! Да какая! Молода, черноволоса, стройна! В ярко-зеленых глазах – восторг и отблески моря. И лицо совсем не похоже на маску, что традиционно на себя цепляют типовые черноморские красотки: «Я – выше вас всех и продамся только за миллион». А эта улыбалась, казалось, всему миру.

Дима резво вскочил из своего шезлонга. Уверенно приблизился к водительнице. Поинтересовался:

– Простите, ваша фамилия – Потанина? Та самая, чемпионка мира?

Не поймет? Или просто отошьет его? Тут, на резервации-пляже, дамы, кажется, не особенно любезны.

Однако девушка (не старше двадцати двух, он уже определил) просияла:

– Спасибо за комплимент! – И самокритично добавила: – Мне до ее уровня еще расти и расти.

– Это вопрос пары месяцев, – заверил журналист. Включил самую обаятельную из арсенала своих улыбок и немедленно бросился в атаку: – А частные уроки вы даете?

Прекрасная сирена поджала губки. Дима почти не сомневался: сейчас попросит его отвалить — девицы на российских югах это словечко обожают.

Однако красотка серьезно произнесла:

– Рада бы, только новичков у нас за руль не пускают! А пассажиром вы сами не захотите.

– Захочу. С вами готов хоть спасательным кругом! – мгновенно среагировал Полуянов.

– Вы приезжий. И, конечно, из Москвы, – вновь улыбнулась девушка.

– Догадались по акценту?

– Нет. По нахальству.

На безымянном пальце у прекрасной русалки золотилось обручальное кольцо, но муж, видимо, был далеко. Потому что девица почти игриво спросила:

– Как вас зовут?

– Дмитрий. А вы, наверно, Тефида?

Ожидал прочитать на хорошеньком личике недоумение, однако девчонка широко улыбнулась:

– Вы имеете в виду богиню водной стихии? Или спутник Сатурна?

Полуянов в показном ужасе сложил на груди руки:

– Очаровательна. Бесстрашна. И образованна! Я сражен.

– Я просто любезна с гостями нашего пляжа, – с напускной скромностью опустила она очи.

И, наконец, представилась сама:

– Виолетта Ларионова.

Фамилия показалась ему знакомой.

– Вы, наверно… дочка Вадима Андреевича? Директора Института моря? – предположил он.

И утонул в очередном ее кокетливом взгляде:

– Ну, почему сразу дочка? Я – его жена.

«Вот это да!» – пронеслось в голове у Димы.

Фотографию директора он видел – в Интернете, на первой странице сайта института. Мужчине явно за шестьдесят. Суровый взгляд, морщинистое лицо, регалий – на целый абзац. Взглянешь – и не усомнишься: скучный и правильный до зубовной боли. А в жизни оказался почти педофилом! Девчонка втрое его моложе! И, наверно, богатый – раз сумел зацепить эдакую красотку.

Хотя девочка при своем папике, похоже, скучала. Иначе б не кокетничала в открытую:

– А вы симпатичный. Надолго в наши края?

И губки соблазнительно облизывает, блеск!

– Пока не научусь водный мотоцикл водить, – мгновенно откликнулся Полуянов.

И наградил Виолетту ответным, не менее страстным взглядом.

Та заученным движением скромницы опустила головку:

– Вот вы настырный! Я же сказала: у нас на пляже за руль только опытных допускают.

– Тогда давайте пока начнем с теории, – с жаром произнес журналист. – Вы позволите угостить вас коктейлем?

Парень, стороживший водные мотоциклы, напряженно вытянул шею – беседа явно его занимала. «Наверняка профессору все доложит», – мелькнула мысль у Димы.

А Виолетта очаровательно улыбнулась:

– Хорошая идея! Только давайте здесь, на солнышке, а то я мокрая, в кафе замерзну.

И царственно обернулась к парнишке, потребовала:

– «Голубую лагуну» мне принеси. А молодому человеку… – Она вопросительно взглянула на Диму.