Текст книги

Анна Дубчак
Натали

Вид на Вогезскую площадь

Она вошла в гостиную в длинном красном платье и остановилась в дверях. Гаэлль, увидев ее, не смогла скрыть своего восхищенного взгляда.

У камина сидел Луи и курил.

– Отлично… Так я себе и представлял… – проронил он, любуясь своей пленницей. – Человек, который нашел вас, дал мне, оказывается, совершенно точные размеры…

Он подошел к ней, взял ее за руку и подвел к самому камину.

Огонь, пылающий в нем, почему-то не грел. Наталия испустила крик ужаса, когда увидела, как Луи, взявшись руками за каминную решетку, вдруг привел его в движение, словно это был не массивный старинный действующий камин, а дверь… И только спустя мгновение до нее дошло, что это был вовсе и не камин, а огромный телевизионный экран, встроенный в стилизованную под камин оправу. За «камином» оказалась еще одна комната. Там тоже был камин, но от него исходил настоящий жар. Справа от этого камина была дверь с прямоугольной черной решеткой. А рядом с дверью – стул. Луи пригласил Наталию сесть на этот стул и ободряюще улыбнулся ей.

– Не бойтесь… Вы так побледнели… Дело в том, что сейчас вы услышите голос того самого человека, по воле которого вы здесь и оказались. Вы не должны видеть друг друга, поскольку этот господин слишком известен в мире… Но и вас он не должен видеть, поскольку вы, как и он, свободные в принципе люди и оба имеете право на анонимность.

– Что это еще за глупость? – пришла в себя Наталия после потрясения с фальшивым камином. – Это я-то свободная?

«Пусть, пусть он посмотрит мне в глаза и скажет, что ему нужно… Я лично не боюсь. И мне никакая анонимность не нужна. Я не преступница, которой потом придется от кого-либо прятаться…»

– Это вам так только кажется… Дело в том, что в настоящее время вы, Натали, наша, то есть моя, собственность. И мне решать, должен вас кто видеть или нет. Мой клиент платит мне, а условия ставлю я. И перестаньте скандалить. Вы же сами сказали, что заинтересованы в том, чтобы поскорее начать работу…

– Мы не говорили ни о какой работе.

– Хорошо, тогда начну с самого начала. Вы оказались здесь потому, что один человек нуждается в ваших услугах. Ему известно о вашем даре. И он готов заплатить вам за вашу работу. Я же, как посредник, получу лишь комиссионные. Вот такая в целом схема.

– А что вы можете знать о моем даре, если я и сама-то толком о нем ничего не знаю…

– Вас посещают видения, связанные с определенными событиями или людьми, в зависимости от того, что вас волнует или интересует. Мы знакомы с несколькими людьми, которые уже пользовались вашими услугами и остались ими довольны. Но информация, сразу же оговорюсь, первоначально шла не от них, а потому вы можете смело и дальше продолжать работать на этих людей.

– Это вы про Интерпол? Тоска… – Ей вдруг стало все безразлично. Она даже не попыталась проанализировать, кто же ее так подставил. – Я не буду работать на вас, хоть режьте на куски. Я вас не знаю, это во-первых. А во-вторых, где гарантия, что после проведенной работы вы не убьете меня и не сожжете вот в этом самом камине? Я предпочитаю работать с проверенными людьми, это во-первых, а во-вторых, для того чтобы я чувствовала себя комфортно, мне нужна предоплата – ровно пятьдесят процентов всей суммы.

– Мы в курсе.

– Кроме того, у меня есть человек, который работает с клиентурой. Без него я и пальцем не пошевелю.

– А что вы скажете, если этот человек здесь?

– Человек, которого я имею в виду, не способен на такую низость, как воровство и подлость…

Послышался легкий шорох… Наталия повернулась и не поверила своим глазам: перед ней стояла Сара.

– Ну-ну, Наташа, успокойся… Здесь все чисто. Единственно, что тебе потребуется, – это немного поработать. Ты меня должна простить за все, что с тобой произошло, но всем известно, какой у тебя характер… Ведь ты же ехала отдыхать, а тут подвернулось такое дельце… Я не могла упустить такую возможность. Три миллиона франков на дороге не валяются.

Ей показалось, что это сон. Она закрыла лицо руками и попыталась сосредоточиться. Но когда она повернулась, чтобы подойти к Саре и отвесить причитающуюся ей оплеуху, ее в комнате уже не было.

– Теперь вы верите нам?

Она взяла себя в руки.

– Деньги! Полтора миллиона франков. – Она демонстративно протянула руку и застыла так.

Луи достал из кармана чек и протянул его ей. Она спрятала чек в карман.

– Это правда чек… Но наличные вы сможете получить лишь по выходу отсюда…

– Значит, уже завтра утром?

– Нет. Вам платят так много за сложность, которая и заключается как раз в том, чтобы вы вели свое расследование, не выходя отсюда.

– Вы смеетесь надо мной!

– Таковы условия работы. Информация слишком секретна и важна, чтобы ее можно было вынести из этих стен…

– Но ведь я все равно буду иметь к ней доступ… – От догадки у Наталии мурашки побежали по спине. – Вы все-таки убьете меня потом?

– Посмотрим, – ободряюще кивнул ей Луи и снова взял ее за руку. Подвел к двери с решеткой и три раза стукнул по ней.

Наталия слышала, как за дверью произошло какое-то движение: очевидно, кто-то вошел в соседнюю комнату и присел возле двери.

Наталия села на стул. Стало тихо и по другую сторону двери.

– Вы слышите меня? – услышала она низкий мужской голос. Человек говорил с еще более ужасным акцентом, чем у Луи Сора.

– Слышу. Прежде чем вы мне что-то скажете, я должна заявить вам: вы негодяй… А теперь говорите по делу… Только учтите, что я устала и хочу спать…

– Прошлым летом, а именно 12 августа 1996 года, в маленьком замке близ Арпажона была вечеринка, которую устраивал некий Фредерик Байе, писатель-публицист… Вечеринка как вечеринка, ничего особенного. Но именно там в одной из комнат меня ограбила женщина, назвавшаяся Изабель Гомариз.

– Каким образом? – Наталия мгновенно попалась в сети. Любопытство уже пустило корни и заполонило всю ее полностью. Голос таинственного незнакомца, спрятавшегося за дверью, околдовал ее. Она уже видела и замок, и шумную вечеринку, и даже слышала музыку, бьющую по нервам… Только вот красавицу Изабель Гомариз (красавицу, поскольку Наталия была уверена, что женщина, носившая такое имя, просто не может быть некрасива) представить пока не могла: для этого необходимо было выяснить, что же именно она украла у этого господина. – Что она у вас украла?

– Одну штуковину, внешне напоминающую синий пластиковый цилиндр, маленький маркер, украшенный серебром с позолотой.

– И всего-то?

– Нет, дело, конечно, не в самом футляре… Понимаете, в этом баллончике, футляре, маркере, как угодно, находилось нечто, очень для меня важное.

– Капсула с радиоактивным веществом? – усмехнулась Наталия, вспомнив свое легендарное погружение на дно Химкинского водохранилища.

– Нет. Это другое вещество… Открыть этот маркер практически невозможно… Там есть одна хитрость. Для человека, нашедшего эту вещь, вещество не принесет ни вреда, ни, что самое главное, пользы. Оно нужно только мне. Но самое ужасное заключается в том, что именно на этой вечеринке я и купил его у одного человека за очень большие деньги. Он продал мне его для дела, а я, выходит, потерял…

– Что, если эта история появится в прессе? Это имеет отношение к вашей политической карьере?

– Я не политик.

Она поняла, что он не скажет, кто он.

– И вы хотите, чтобы я нашла этот предмет?

– Не только предмет. Мне нужна и та женщина.

– Но зачем?