Николай Викторович Степанов
Путь к трону

Но волшебник не успел ничего сделать. Он вскинул руки и упал лицом в траву. Под левой лопаткой чародея торчало древко стрелы с желтым оперением.

«Магарз? – мысленно удивился офицер. Этот лучник всегда кичился своей меткостью, а потому пометил свои стрелы ярким цветом. – Да как он посмел?!»

Следуя годами выработанному инстинкту, бывший кадровый военный тут же поменял диспозицию, скрывшись за деревом. Последовали четкие приказы подчиненным. Действия командира позволили существенно сократить потери. Погиб еще только один подчиненный.

Подвергшись внезапной атаке, жандармы образовали двойной полукруг. Первый ряд бойцов, прикрывшись небольшими деревянными щитами, защищал лучников, которые были готовы разить врага. Все застыли в напряженном ожидании. Однако никто не появился.

– Ризгод, обследуй местность. Быстро! – прозвучала еще одна команда.

Колдун запустил заклинание поиска. Чары, настроенные на эмоциональный фон, ничего не смогли рассказать своему создателю. Ксуал в одночасье превратился в жестокого убийцу, не испытывавшего ни гнева, ни страха. Отец Руама с ледяным спокойствием выбирал очередную жертву, отыскивая брешь в обороне противника.

– Там никого нет, – растерянно доложил боевой маг.

– Уверен? Может, пойдешь и посмотришь? – спросил офицер.

– Одну минутку. – Колдун запустил другое заклинание, реагирующее на тепло.

Раздался душераздирающий крик, и один из бойцов, схватившись за пронзившую горло стрелу, упал навзничь. Вторая предназначалась Ризгоду, но пролетела чуть левее. Маг позаботился о собственной защите.

– Там в зарослях один человек. – Волшебник указал рукой направление. – Он пытается скрыться.

– Ну так не дайте хоть этому уйти! – с досадой крикнул офицер, бросив мимолетный взгляд на остекленевшие глаза лесничего.

Началась охота за новой жертвой, на которую отправилась дюжина жандармов и два чародея. Остальные по распоряжению командира принялись обследовать местность вокруг поляны.

«Что-то здесь не так. – Узнав о потерях, бывший армейский вояка покачал головой. – Стрелок, конечно, не является Магарзом, того наверняка уже нет в живых, как и его напарника. Выходит, враг еще и гнался за нами».

Командир красноповязочников достал из кармана поступившее вчера вечером из городской жандармерии предписание, где было приказано совершить рейд в лесные угодья барона Арледа. В бумажке речь шла об уничтожении кучки оборванцев, досаждавших местному вельможе. Но здешний лесничий, к которому они заглянули по наводке одного из местных добытчиков, вряд ли бы стал выгораживать обычных бандитов.

«Наверняка ведь врал, что принял нас за разбойников. Кого он укрывал? И кто сейчас столь дерзко напал на нас? В одиночку…»

В новом противнике офицер распознал опытного воина.

«Не каждый в лесу способен обнаружить, незаметно подкрасться и уничтожить скрытых в зарослях постовых. Этот сначала снял троих, затем расправился с чародеем и подстрелил лучника. Причем уходить он не спешил. Мог же сразу после убийства Шурога пуститься в бега, но не стал. Интересно, здесь один такой или нас еще поджидают сюрпризы?»

Проанализировав ситуацию, командир отряда решил больше не задерживаться на выжженной прогалине. Он собрал подчиненных и поспешил присоединиться к погоне.

Хруст ветки за спиной заставил Груаба потянуться к источнику силы. Маг-оружейник создал парочку невидимых щитов. Один против чар, другой от обычного оружия. Сам он был готов в любую минуту перейти к активным действиям.

– Прошу прощения, господин.

«Деревенский кузнец» меньше всего ожидал сейчас услыхать угодливый голос Ширада:

– Ты?

– Пришел поблагодарить за спасение.

– Не стоило тащиться за мной столько времени. Я бы прожил и без твоей благодарности. А вот что теперь с тобой делать, не знаю.

Учитель Тарина по-прежнему оставался со связанными руками. Он сделал пару шагов, споткнулся и упал на колени перед шунгусцем.

– Уважаемый, вы бы не могли освободить меня от веревок?

– Ты злоупотребляешь моим терпением. Мало того что притащил жандармов к моей кузнице, так еще хватило наглости прийти сюда?!

– Я же не знал, с кем меня столкнула судьба, – начал оправдываться узкоглазый колдун.

– А если бы знал?

Наставник начинающих магов опустил взгляд и пробурчал себе под нос:

– Да, я спасал свою шкуру и был готов для этого использовать любую возможность. Можно подумать, вы бы на моем месте поступили иначе.

Ширад выглядел настолько жалким, что у следопыта не вызывал никаких чувств, кроме брезгливости.

– Вставай и топай отсюда. Одно твое присутствие представляет угрозу моему желудку.

Сбежавший колдун то ли не расслышал окончание фразы, то ли не совсем понял.

– Нас теперь двое, и они ничего не смогут сделать.

– Кто – они?

– Жандармы. Мне удалось оторваться от преследователей, но ненадолго. Один из чародеев поставил свою метку…

– Так ты за собой и хвост приволок? Убью гада!

Груаб был уверен: отряд последует за «главой заговорщиков», а потому двигался по лесу, не маскируя своего присутствия. Предположить, что беглец увяжется за ним…

– Вдвоем с напастью легче справиться. – Наставник принца продолжал стоять на коленях. – Вам нельзя меня убивать.

– Почему? – искренне удивился шунгусец.

– Лучше с моей помощью уничтожить опасных свидетелей.

– Совсем свихнулся? Я не собираюсь никого уничтожать. Разве что тебя, если сейчас же не сгинешь.

– Не стоит поступать столь опрометчиво, – продолжал упорно гнуть свою линию связанный. – Они видели ваше истинное лицо и, если выйдут из этого леса живыми, могут рассказать Хиунгу.

Слова беглеца заставили призадуматься. Груаб пошевелил пальцами, освобождая руки сбежавшего пленника.

– Ладно, будем действовать сообща, – согласился оружейник. – По моему плану.

Следопыт умел расставлять ловушки. Увлеченные погоней жандармы не заметили его укрытия и прошли мимо. Чародеи двигались чуть поодаль авангарда. Когда они поравнялись с широколистным кустарником, оружейник приступил к реализации плана.

Колдунов он уничтожил меньше чем за минуту, не прибегая к магии. А у обычных бойцов против волшебника высокой волны шансов не имелось. Была бы небольшая надежда спастись, если бы они сразу кинулись врассыпную. Однако жандармы попытались наказать наглеца и пострадали от собственного оружия.

– Кто-нибудь в деревне остался? – спросил Груаб тяжелораненого офицера, которому сам пока не позволил умереть.

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск