Николай Викторович Степанов
Путь к трону

– Кто-то может это подтвердить?

– Он. – Юноша указал на марлонца.

– Парень говорит правду, – кивнул Фергур. – А проверить его слова можно во время поединка. Даю слово барона, вы получите настоящее удовольствие, скрестив с ним меч.

– Что ж, можно и размяться. – Граф извлек клинок и отсалютовал противнику.

То же сделал шунгусец, прежде чем пойти в атаку на незнакомца.

– Учти, он нам не враг, – негромко предупредил приятеля Ферг.

Вельможа оказался неплохим фехтовальщиком. Он легко отбил первые выпады молодого бойца, сделал несколько ответных и… неожиданно наткнулся на непроницаемую оборону. Черноволосый боец без особых затруднений разгадывал хитроумные приемы соперника, а вот у графа с отражением новых атак стали возникать проблемы. Клинок Руама двигался все быстрее и быстрее.

Азарт схватки полностью завладел юношей. Сейчас он старался показать себя с самой лучшей стороны, словно отец находился рядом и смотрел на своего ученика. И парню действительно все удавалось. Обводные движения, ложные выпады, фальшудары. Противник едва за ним поспевал и уже собирался обратиться к магии.

– Господа, предлагаю на этом и остановиться, – вмешался в схватку марлонец, заметив, что юноша вошел в раж и для одного из участников бой может закончиться трагически.

– Вы были правы, барон. – Незнакомец вложил меч в ножны. – Давно я не упражнялся со столь умелым противником. Разрешите представиться – граф Изалк.

– Барон Фергур, – немного поразмыслив, не стал скрывать своего имени марлонец.

– Руам, сын Ксуала, – произнес второй телохранитель.

– Вот так встреча! – усмехнулся вельможа. – Окажись сейчас на моем месте жандармский офицер, он бы умер от свалившегося на него счастья.

– Он бы действительно умер. Но не от счастья, – поправил графа друг Тантасии.

За годы своих скитаний несостоявшийся шунгусский граф многому научился. Он жил по соседству с разными людьми и повсюду старался перенимать их опыт. В первом же селении, где Ксуал остановился после нелепой дуэли с сыном Хиунга, шунгусец обучился кожевенному делу и обувному мастерству. Затем познакомился и с другими ремеслами: научился худо-бедно шить одежду, лепить глиняную посуду, выслеживать зверя в лесу, удить рыбу.

Как всякий вельможа, Ксуал не раз охотился на крупного зверя в лесных угодьях отца, но дворянская забава не шла ни в какое сравнение с тяжелой работой деревенских добытчиков. Те умели читать следы, часами сидеть неподвижно в засаде, ожидая оленя или кабана, бесшумно подкрадываться к цели. Именно эта наука сейчас пригодилась вечному беглецу. Еще издали супруг Шунизы заметил двоих на подворье лесничего.

– Командир приказал затаиться и сидеть в засаде, а ты даже кольчугу снял. – Молодой боец с красной повязкой на рукаве подошел к обнаженному по пояс более старшему товарищу.

– Не парься, друг. Мы такого шороху навели, что вряд ли найдется дурак, который рискнет сунуться сюда в ближайшие два часа. Так что расслабься и получай максимум удовольствия, пока есть такая возможность. И вообще, ты мне еще должен спасибо сказать за столь меткий выстрел. Ведь только благодаря моей расторопности нас оставили отдыхать.

– Магарз, а как же приказ?

– Здесь не армия. У нас, у настоящих жандармов, приказ – понятие довольно условное. И если тебя никто не контролирует, его можно не выполнять. Чем лично я сейчас и занимаюсь.

– Но офицер…

– Он к нам пришел из кадровых военных и не знает всех тонкостей. – «Настоящий жандарм» подошел к яблоне и потянулся за крупным яблоком.

Супруг Шунизы расправился с обоими – и с настоящим, и с ненастоящим – за один удар сердца. Первого пригвоздил к дереву кинжал, второго настиг топор, которым отец Орлиты обычно колол дрова.

– Зато он знает, как повысить шансы на выживание, – негромко продолжил Ксуал. Он тенью прошмыгнул к дому лесничего и заглянул внутрь.

Кроме этих двоих, шунгусец никого больше не обнаружил.

– Не сберег я тебя, родная… – Жену Ксуал отыскал в одном из сараев, стоявших неподалеку от избушки. – И угораздило же связаться с таким лиходеем, как я! Жила бы себе спокойно, занималась своими травками. Травницы, они до ста лет живут, а я тебе век укоротил, провалиться мне в инзгарду. Прости, любимая!

Ксуал не стал предавать тело земле, как это было принято в ее деревне. Он поджег деревянную постройку.

– Пусть до хайрана твой дух донесет огненная колесница. – Мужчина отсалютовал мечом. Во время боевых действий так отдавали последние почести знатным воинам шунгусской армии.

Отец Руама подождал, пока пламя захватит постройку целиком, и только после этого покинул погребальный костер. Воин, которого убили безоружным, должен быть отмщен. И хотя Ксуал знал, что основного виновника уже настигла справедливая кара, этого было недостаточно.

Подобрав лук со стрелами и кинжалы жандармов, шунгусец покинул пылающее подворье. Следы большого отряда вели на восток. Скорее всего, к Рваной роще. Лесничий как-то в шутку предлагал сводить туда гостей на сбор ягод, но Орлита сразу предупредила об ужасных кустарниках, пройти сквозь которые, не изорвав в клочья одежду, мог лишь ее отец.

«Чародеям колючий куст не помеха, – мысленно рассуждал Ксуал, двигаясь по следу, – однако, расчищая путь сквозь заросли, они потратят немало сил. Главное, чтобы Осарг успел в Рваную рощу раньше, че его догонят».

С полчаса супруг Шунизы бежал по лесу, стараясь не создавать лишнего шума. Стройные стволы деревьев монотонно мелькали перед глазами. Казалось, пейзаж абсолютно не меняется, словно человек попал в заколдованное место. Наконец ровные высокие деревья сменились более низкими искривленными. Их стало гораздо меньше, а дальше появились кустарники.

«Наверное, где-то здесь», – подумал преследователь.

Запах дыма стал своеобразным маяком для шунгусца. Жандармские волшебники пробивали себе дорогу с помощью магического огня. Ксуалу это оказалось на руку. По крайней мере, колдуны были заняты работой и вряд ли заботились об охране. Самое время действовать.

Он не стал мешкать.

Подкравшись к двум бойцам, прикрывавшим тылы отряда, несостоявшийся граф пустил в ход позаимствованные кинжалы. Шунгусцу удалось уничтожить еще одного жандарма, не привлекая внимания остальных. Дальше задача усложнялась.

Ксуал осторожно подобрался к выжженной прогалине, на которой сосредоточился весь отряд. Жандармы все-таки настигли лесничего. Отец Илинги сидел, опершись на обугленное дерево. В правом боку у него торчали три стрелы.

– Кто такой? Почему бежал?

– А чего было ждать? Вы женщину мою убили, меня и подавно не пощадите.

– Если бы она не орала, как блаженная, ничего бы и с ней не произошло.

– Как не кричать, когда нынче по лесу столько лихих людей бродит. А у нас дочь подрастает, хоть она спаслась.

– Надо уметь отличать злодеев от слуг правителя.

– Повязку на руку любой дурак нацепить может.

– Не нравятся мне твои ответы, лесничий.

– А мне, господин хороший, действия ваших людей, кем бы они ни были. – Лицо пленника исказила гримаса боли.

– Не желаешь сам говорить правду, тебя заставят. – Офицер кивнул волшебнику, который ослаблял страдания раненому.

Тот поклонился и отвернулся от пленника. Лесничий застонал.

– Будешь и дальше упорствовать?

– Нет, не буду. Зачем оттягивать неизбежное? – Он резко выдернул стрелу и вскрикнул.

– Шурог, не дай ему умереть, сделай что-нибудь! – теряя самообладание, крикнул командир отряда.

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск