Николай Викторович Степанов
Путь к трону

С тех пор как они расстались с Ксуалом, минуло полчаса. Первая треть пути прошла в тишине, затем пленник окончательно очухался и принялся громко, насколько мог, выражать свое недовольство. При этом он еще и брыкался, стараясь вырваться из цепкой хватки Фергура.

– Ты пойми, – продолжал успокаивать приятеля марлонец, – в жизни иногда бывают такие ситуации, когда приходится принимать решения, подсказанные не сердцем, а разумом.

Молодой телохранитель дернулся еще раз, и ему наконец удалось вырваться. Парень едва не полетел вниз головой.

– Ну что ты будешь делать?! – Ферг успел поддержать юношу, но обратно взваливать его на плечо не стал. – Хорошо, ты меня уговорил – отдохнем. Честно говоря, не думал, что ты такой тяжелый.

Руам снова замычал, гневно сверля марлонца взглядом. Тот присел напротив.

– Ну что ты на меня так смотришь? Думаешь, что я последний гад? Если да, то сильно ошибаешься. Я просто не мог отказать твоему отцу. А он был тысячу раз прав, когда пытался отговорить тебя от… – Барон запнулся и махнул рукой. – Да что я говорю! Сам едва не побежал к сторожке. Если бы не слова Ксуала, кинулся бы крошить негодяев в капусту, пока мог, а там… гори оно все синим пламенем! Каким же надо быть мерзавцем, чтобы стрелять в безоружную женщину?! Точно этот мир прямиком катится в инзгарду. Если дошло до того, что змеюка добралась до верховной власти… То она нанимает матерого убийцу, чтобы прикончить падчерицу, то создает целую армию для борьбы с мирным населением… Скоро начнет с младенцами воевать. Нет, терпеть такое выше моих сил. Надо как можно скорей выкорчевать эту заразу. Ты знаешь, как это сделать?

Опытный фехтовальщик отстегнул меч друга и положил на траву.

– Вот и я не в курсе, но точно знаю, что мы ничего не добьемся, сражаясь с жандармами. Пойми, организовать борьбу против Еневры и ее демона по силам только одному человеку – принцу. К его словам прислушаются и король Марлона, и царь Шунгуса – ведь только он является истинным наследником. А мы с тобой должны сделать все от нас зависящее, чтобы Тарин добрался до союзников. Это наш долг. И пока его не выполним, умереть не имеем права.

– Дядя Фергур, – прервала его Орлита, которая ходила разведать путь, – можно идти. Впереди никого нет.

– Хорошо. Отдохни сама немного.

– Отец просил, чтобы мы не останавливались. Когда жандармы его настигнут… – девушка сделала едва уловимую паузу, – они поймут обман и отправятся по нашему следу.

– Откуда они вообще про нас узнали, ума не приложу!

– Вчера кто-то крутился неподалеку от сторожки. Я видела следы, но не придала им значения.

– Кому-то захотелось получить награду за наши головы, змею ему в постель вместо девки! – Барон вытащил из кармана флягу с вином, привычным движением встряхнул ее, но пить не стал. Он взглянул на юношу, затем повернулся к сестре Тантасии. – Орлита, извини, если сделаю больно, но ответь, пожалуйста, что тебе говорил папа, когда отправлял к нам?

– Он… он… – Юная волшебница всхлипнула, но затем собралась с духом и продолжила более твердым голосом: – Отец сказал, что я самое дорогое, что у него есть, и люди, которые вернули ему дочку, не должны погибнуть.

– Видишь, – марлонец повернулся к Руаму, – ее тоже соединяет с нами чувство долга.

Связанный перестал мычать, и огонь ярости в его глазах сменился горечью осознания невосполнимой утраты. Он с сочувствием посмотрел на девушку, только сейчас поняв, что ей ничуть не легче. Заметив эту смену настроения, Ферг осторожно вытащил кляп.

– Развяжи меня, – пробурчал телохранитель.

Барон снял веревки и спрятал их в карман куртки.

– Зачем тряпку в рот засунул?

– А какими словами ты бы меня крыл, когда очнулся? – Марлонец не стал рассказывать, что к кляпу он не имеет никакого отношения. Любое напоминание о Ксуале могло снова привести друга в ярость.

– Оч-чень образными.

– То-то и оно. А с нами девушка, и ей ни к чему это слышать.

– Да что я, не понимаю? – еле слышно пробормотала дочь лесничего. – Давайте пойдем дальше.

– Иди, мы догоним, – кивнул парень, намекая, что хочет переговорить с бароном наедине.

– А вы меня не бросите? – глядя в глаза юноше, спросила она.

– Нет. Руам, сын Ксуала, друзей в беде не бросает.

Девушка улыбнулась и отправилась в лесную чащу.

– Ферг, скажи мне честно, у такого бойца, как мой отец, есть шанс выстоять против полусотни жандармов?

– Шансы существуют всегда. Я знал одного мужика, который, спасаясь от погони, сам прыгнул в пропасть. Но мало того что не разбился, так еще и на другом краю оказался. Представляешь, на отвесном склоне дерево росло, и ветка пружиной выбросила везунчика наверх.

– Понятно, – угрюмо промолвил юноша. – Значит, надеяться не на что.

– Сам подумай: там ведь не только обычные бойцы. С магией нашему брату сладить непросто.

– Потому-то я и должен был идти с ним. Меня чары не берут.

– Три-четыре жандарма, если будут действовать грамотно, уделают тебя в два счета. Мне достаточно восьми противников, Ксуалу – чуть меньше. Даже с учетом фактора внезапности мы вряд ли сумели бы одолеть более половины отряда. И дружно полегли бы в лесу, на радость нашим врагам.

– Тогда зачем он пошел?

– С той же целью, что и лесничий. Как только жандармы поймут свою оплошность, Ксуал начнет действовать, чтобы предоставить нам больше времени.

Дальше они шагали молча. Чтобы дать приятелям возможность поговорить, Орлита двигалась впереди в полусотне шагов. Мужчины то и дело видели ее стройную фигурку среди деревьев. И вдруг дочь лесничего пропала. Руам остановился.

– Ты ее видишь? – прошептал он.

– Нет, – так же тихо ответил барон.

– Господа, если не хотите, чтобы вас продырявили, попрошу не делать резких движений.

Из-за дерева показался высокий мужчина лет пятидесяти. Судя по костюму и осанке, это был дворянин. Он поднял руку вверх, и в дерево рядом с Фергуром воткнулись сразу три стрелы.

– Где девушка? – прорычал Руам.

– С ней все в порядке, – ответил незнакомец, – детей и женщин мы не обижаем.

– А остальных? – Марлонец положил руку на эфес меча.

– В зависимости от обстоятельств, – пояснил человек. – И от того, чьи интересы вы представляете.

– Мы действуем исключительно из собственных соображений, рассказывать о которых каждому встречному не собираемся. – Молодой телохранитель даже не старался скрыть неприязнь. – Я требую немедленно отпустить нашу спутницу.

– Молодой человек, ты ведешь себя вызывающе и можешь быть серьезно наказан за это. – В подтверждение его слов возле ног Руама воткнулась стрела.

– Подстрелить воина из-за угла – много ума не надо. А как насчет боя один на один?

– Графу не пристало драться с первым встречным, но я могу подыскать тебе достойного противника среди своих людей.

– Мой дед, между прочим, тоже был графом.

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск