Николай Викторович Степанов
Путь к трону

Тон мачехи настолько не был похож на ее обычное надменное негодование, что Илинга непроизвольно открыла рот. «Какую игру она затеяла? Я и не представляла, что королева так умеет разговаривать. Само обаяние!»

– Госпожа, наследника со всеми предосторожностями доставили в загородный особняк Зурана. – Волшебницы услышали еще одного человека.

– Как самочувствие несчастного принца?

– Пока в себя не пришел, но физическому здоровью ничего не угрожает.

– Замечательно. Возвращайся обратно и проследи, чтобы к нему никого не пускали. Пусть отдыхает до завтра в полном покое.

– Хорошо, моя королева.

«Вот змея! Какая забота о пленнике – прямо мать родная! – мысленно возмущалась Илинга. – Видать, Тарин в ее игре занимает важное место. Что ж, если принца повезли не во дворец, значит, у меня есть немного времени».

Однако, к большому сожалению подруг, никто из работавших в подземелье о принце больше не говорил. Почему его отправили за город? Что с ним собираются делать? Какие планы строит правительница?

Только ближе к полуночи подручные Еневры ушли. Не отыскав внутри тоннеля никого, они пребывали в подавленном настроении.

Первой из укрытия вышла Тантасия. Она осторожно обследовала местность внутри тоннеля и на выходе. Похоже, чародеи не оставили ни одного сторожевого заклинания. По крайней мере, волшебница ничего подозрительного не обнаружила.

– Надо срочно выяснить, куда они спрятали брата, – торопила приятельницу принцесса.

– Они упоминали дом какого-то Зурана. Ты его знаешь?

– Несколько раз видела во дворце. Он изредка общался с Тарином. Где проживает – не знаю. Ты как-то говорила, что умеешь создавать ищеек?

– Для этого нужна какая-нибудь вещь Тарина. У тебя есть?

Илинга проверила карманы мальчишеской одежды.

– Ничего. Пойдем поищем среди камней. Должен остаться факел.

– Принц держал его в руках всего несколько минут. Может не получиться.

– Все равно стоит попробовать, – настаивала девушка.

Факел они отыскали через четверть часа. После колдовства Тантасии он превратился в маленький светящийся шарик.

– Держи аккуратно двумя пальцами. – Подруга Фергура передала магическую ищейку принцессе. – Только не отпускай, иначе убежит, и мы за ним не поспеем.

В руках Илинги шарик ожил и потянул ее вдоль проулка. Затем резкая остановка и поворот к стене. Когда же пальцы девушки коснулись камней, шарик испарился, на миг озарив стену тусклым красным светом.

– Все, – тяжело вздохнула Тантасия. – Я говорила.

– Секундочку, тут какая-то щель.

Глава 4

СТРАННОЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ

– Неплохо, неплохо, Руам. Ты почти освоил урок. Немного практики, и этот выпад в твоем исполнении удивит даже Фергура.

Час занятий фехтованием подходил к концу. Молодой сапожник выучил очередной прием и был весьма доволен собой.

Еще год назад он и представить не мог, что окажется отпрыском знатного рода, будет общаться с первыми лицами государства и служить при дворе правителя Адебгии. Как, впрочем, и об опасных приключениях, едва не стоивших ему жизни.

– Спасибо, отец. – Телохранитель его высочества отсалютовал мечом.

– Да не за что, – махнул рукой Ксуал. – Мне в свое время ратная наука принесла одни проблемы, и меньше всего я хотел передавать ее своему сыну. Но обстоятельства порой сильнее нас. Граф ты или сапожник, если на роду написано стать жертвой сильных мира сего, так тому и быть.

– Или самому стать сильным, – улыбнулся семнадцатилетний паренек.

– Попробуй. Даже затаившись, у меня не получилось скрыться от титулованных преследователей. Может, твой путь окажется более удачливым?

– А почему бы и нет? Одолеем Эрмудага, Еневру с ее прихвостнями, и вот она, полная свобода. Что хочешь, то и делай, никто тебе слова поперек не скажет. Победителей не судят.

– Ты в этом уверен?

– А кому судить, если враг повержен?

– Эх, молодость, молодость, – вздохнул несостоявшийся граф. – Вокруг победителя всегда крутится целая свора «друзей», стоявших в стороне, пока тот дрался, но очень проворных по части присвоения его заслуг. И не заметишь, как они помогут тебе упасть, чтобы затем втоптать в грязь.

– А мы таких на поединок. Раз, два – и готово. – После тренировки с отцом Руам чувствовал эмоциональный подъем. Ему все виделось в розовом цвете.

– Поединок тебе не поможет. Какого-нибудь простачка подсунут, убьешь его ненароком, и сразу молва побежит: «Мало ему крови врагов, он теперь и своих убивает». Глядишь – и ты уже не герой-освободитель, а кровожадный деспот.

– Отец, да как же тогда жить? – растерялся юноша. – Неужели никакого выхода?

– Почему же… Есть, и не один. Только не каждому подойдет.

На поляну, где Руам осваивал науку фехтования, неожиданно выскочил олененок. Он практически ткнулся мордой в живот паренька и застыл на месте, оцепенев от ужаса.

– Ух ты! Смотри, дрожит от страха, а не убегает.

На другом конце прогалины раздался грозный рык серого тигра. Лесной охотник громко предъявлял права на добычу, но не решался показать носа из зарослей.

– Вот тебе и ответ, – усмехнулся Ксуал. – Этот олененок решил спасти свою жизнь, приблизившись к одному хищнику, чтобы отпугнуть другого.

– Какая умница! – похвалил зверька телохранитель, успокаивающе поглаживая его по шее.

– Это наглядный пример, как выжить среди сильных мира сего.

– С помощью зубастого покровителя?

– Да. Но такого, чтобы он и сам тебя не съел, и другим не позволил.

– С какой такой радости он меня не съест? По доброте душевной? – Недолгое пребывание среди титулованных телохранителей его величества кое-чему научило Руама. Добросердечных людей среди них он практически не видел.

– Ты же не убил олененка, хотя от куска жареного мяса вряд ли бы отказался?

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск