Николай Викторович Степанов
Путь к трону

Жандармские колдуны постарались накинуть цепные чары. Они, по-видимому, не поняли, с кем связались, полагая, что столкнулись с равным по силе волшебником, и намеревались бережно усыпить противника. Отвечать взаимностью на столь нежное обращение «кузнец» не собирался. Профессия не позволяла. Разорвав чужую магию, словно тонкую паутину, шунгусец обратился к своим коронным пасам.

Выбрав ближайшего из соперников, Груаб в качестве отвлекающего маневра запустил в него калитку, основным же оружием против чародея стал меч одного из воинов. Клинок выскочил из ножен и впился в бедро бедолаги, пока тот отражал видимую опасность.

Крик раненого заставил других отнестись серьезней к «соратнику главного заговорщика». Они начали действовать единой командой. Разделив обязанности, колдуны приступили к массированной осаде грозного противника. Один занимался обороной, остальные поочередно сыпали заклятиями ударного воздействия.

«Тактика изматывания? Что ж, решение неплохое. Только я не собираюсь оставаться на месте».

Волосы шунгусца приобрели свой прежний цвет, а созданная чарами личина растворилась под воздействием магических всплесков. Следопыт предстал перед врагами в своем истинном обличье. Он создал над своей головой ослепительную вспышку. Затем загорелись хибара и кузница, подворье быстро заполнилось густым дымом. И в этот момент жандармские волшебники вдруг почувствовали столь сильное давление на собственную защиту, что все четверо были вынуждены перейти к глухой обороне. Полминуты они стояли в едкой пелене, удерживая перед собой трещавший по швам заградительный барьер. Затем натиск прекратился, один из колдунов переключился на рассеивание дымовой завесы, однако кузнеца к тому времени и след простыл.

– Куда подевался этот проклятый узкоглазый? – Отчаянный вопль офицера донесся до слуха оружейника, когда тот стоял под высоченной сосной.

«А ведь расскажи кому, что я только спасал собственную шкуру и мне нет никакого дела до Ширада, – никто не поверит».

Заклинание, вплетенное в волосы Илинги, сработало мгновенно, и девушку переместило в глубь тоннеля за миг до падения груды камней. На этот раз обошлось без столкновений с окружающими предметами, но спасенная оказалась в кромешной темноте. Словно слепая, она вытянула руки вперед. «Где я? Почему ничего не видно? Что с братом?»

Дочь Ярланда сделала пару шагов и наткнулась на холодную стену. «Похоже, я в том же подземном коридоре, – ответила принцесса на свой первый вопрос. – А где Тантасия?»

Девушка припомнила слова Тарина о заклинании оберега. Оно запускалось, когда его носителю грозила серьезная опасность.

«Неужели Тантасия погибла?»

Брат, сославшись на большие энергетические затраты, не пожелал снабжать своим новшеством кого-то из посторонних. «Заклинание оберегает своего хозяина лишь в течение десяти дней, а потом оно выдыхается. Если я буду наделять им каждого, то моих сил хватит только на постоянное поддержание защиты своих подданных. А ведь это они меня охранять должны, а не наоборот», – объяснил наследник.

Илинга направилась вдоль тоннеля, касаясь рукой стены. Споткнувшись в третий раз, девушка догадалась обратиться к силе, чтобы с помощью магии осветить дорогу. Поскольку оберег забрал значительную часть энергии, зажечь магический огонек ей удалось с большим трудом.

«Чтоб тебе!..» – чуть не выругалась принцесса, едва не налетев на дверь, ведущую в дом чародейки. Пришлось возвращаться. Зато теперь, при свете магического огонька, идти стало легче. Девушка ускорила шаг.

Подруга Фергура сидела рядом с грудой камней и держалась за голову.

– Ты как? – спросила принцесса.

– Ой! – испугалась та. Она не слышала, как подошла девушка. – Ты жива?

– Подарок Тарина выручил. Что с головой?

– Раскалывается пополам, – простонала Тантасия. Она крепко прижимала ладони к рыжей шевелюре.

– Помочь? – предложила Илинга.

– Справлюсь, – ответила женщина. – Еще пять минут посижу, и будем думать, как отсюда выбраться.

– Не слышала, никто не пытался разбирать завал снаружи?

– Нет, но сюда доносились отголоски хорошей драки.

– Надо скорее выбираться. Если они захватили брата, то, может, уже ушли, и нам стоит вернуться в дом?

– Это невозможно. Я запечатала дверь изнутри тоннеля, а они, скорее всего, сделали то же самое снаружи или, что еще хуже, сидят у входа и ждут нас.

– И что ты предлагаешь? Разбирать камни?

– Сначала следует выждать.

– Медлить нельзя ни минуты! Тарину нужна наша помощь!

– Не ори! Ты думаешь, там, где он не смог справиться, наших сил будет достаточно?

– Извини, – взяла себя в руки принцесса. – Просто мне очень страшно за брата, а сил совсем не осталось. Почти все оберег отобрал.

– Главное, он тебе жизнь сохранил.

– Спасибо брату. Неужели он все-таки попал в руки Еневры?

Шум с другой стороны завала заставил их замолчать. Подруги испуганно оглянулись на груду камней.

– Кто бы это мог быть? – прошептала Тантасия, различив голоса работавших снаружи людей.

– Не думаю, что нам стоите ними встречаться, – покачала головой Илинга.

– И что делать? Из тоннеля лишь два выхода. На другом нас наверняка поджидают.

– А мы не пойдем в ловушку. – В глазах принцессы вспыхнул огонек. – В той трещине, которую не заметить, двое поместятся?

– Точно, – обрадовалась чародейка. – Лучшего укрытия не придумать.

Девушка помогла спутнице подняться, и они двинулись внутрь тоннеля. Подруги прошли сквозь стену, и огонек в руке Илинги тут же погас.

– Магия тут не работает, – шепотом пояснила Тантасия.

– Плохо. Если нас вдруг обнаружат…

– Не будем думать о плохом. Тихо. По-моему, идут.

Обе затаили дыхание, прислушиваясь к происходящему за пределами их укрытия.

– Прил говорил, что видел Росгуна в сопровождении подростка, – донесся мужской голос.

– Подростка я не заметил, но из дома точно выходила рыжая женщина. Не провалилась же она сквозь землю?

– Зуран, паутинку создавать умеешь? – Принцесса узнала голос Еневры.

– Могу.

– Тогда действуй, уважаемый. Обычному человеку тут не скрыться, а волшебника ты сразу найдешь. Мы пойдем в дом и еще раз все там осмотрим.

– Госпожа, паутинка после столь мощных заклинаний будет малоэффективной. Я попробую другое средство.

– Делай как знаешь, – мягко ответила королева. – Я в тебя верю.

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск