Николай Викторович Степанов
Путь к трону

– Удар был предназначен не ему?

– Очень похоже. Значит, мне не показалось, что за нами следили…

– И что будем делать? – Наследник занервничал.

– Есть черный ход, – напомнила Тантасия.

– Куда он ведет?

– Узкий глухой переулок. Там обычно никого не бывает.

– Идем! – Принц решительно направился к чулану под лестницей.

Через минуту троица уже шагала вдоль темного туннеля. Факел слабо освещал серые камни стен подземного коридора, на которых изредка встречались рунические знаки. Волшебницы едва поспевали за принцем.

– Что это за надписи? – спросила Илинга.

– Точно не знаю. Я этот дом купила у старого чародея, – ответила волшебница. – Он хотел укрепить опоры магией, но где-то просчитался. Когда одна из стен треснула, хозяин поспешил заблокировать руны. Он сказал, что теперь это лишь обычные каракули, но цену снизил втрое, что меня вполне устроило.

– Его испугала какая-то трещина?

– Она не совсем обычная. Я покажу.

Через пару метров Тантасия остановилась и просто вошла прямо в каменную кладку.

– Ну как?

– Очень странно. – Принц поднес факел к тому месту, откуда вышла волшебница. – А ведь никакой магии не ощущается. Жаль, нет времени изучить этот феномен. Давайте поторопимся.

Они прибавили шагу и быстро достигли конца коридора.

– А вдруг и там засада? – У самого выхода Илинга замедлила шаг.

– У нас нет второго Росгуна, – усмехнулся Тарин, – а выходить все равно придется. Пусть только попробуют меня задержать.

– Может, сначала следует осмотреться?

– Хватит мне указывать! Сегодня я и так весь день тебя слушался. Надоело! – вспылил наследник. Он сдвинул в сторону круглый люк, затушил факел и выбрался на воздух.

Грубый окрик брата заставил Илингу застыть. Затуманенными от слез глазами она беспомощно водила из стороны в сторону и не могла сдвинуться с места.

– Тебе нехорошо? – Тантасия тронула дочь Ярланда за плечо.

– Я… я не знаю. Он… – Принцесса всхлипнула, и вдруг земля под их ногами вздрогнула.

Когда стена рухнула, завалив выход из тоннеля, Тарин успел отойти на пять шагов. Он бросился обратно, чтобы помочь женщинам выбраться. Именно на это и рассчитывали организаторы засады. На принца со спины нахлынула волна оглушающей магии. Он упал, и к нему тут же подбежали два волшебника.

– Это не принц! – воскликнул один из них, попытавшись связать руки поверженной жертве.

Заклинание оберега перекинуло наследника к ближайшему повороту узкого переулка. Он невредимым оказался за спиной врагов и мог вырваться из засады, но под завалами оставались сестра и Тантасия. Противников всего двое.

– Да, господа, вы схватили не того.

Удар Тарина спущенной пружиной устремился к чародеям высокой волны. Принц использовал спиральные лучи Эмерога, против которых обычные щиты были малоэффективны. Мощь чар раскалила воздух между противниками, под ногами колдунов задымилась земля, но сами они не пострадали.

«Защитные амулеты! – Внезапная догадка заставила Тарина вспомнить о собственной обороне, и он принялся искажать пространство вокруг себя магическими всполохами. Построение подобной защиты не позволяло нанести точечный удар, а для объемного требовалось очень много энергии. – Ничего, к ним тоже ключик подберем, дайте только немного подумать».

Тарин собирался быстро отыскать средство, позволяющее обойти амулеты противника, не догадываясь, что охранные медальоны сгорели после его первого заклинания. И вдруг спину наследника обожгло жаром. К охоте подключились еще двое подручных Еневры.

– Ах вот вы как! – Ярость, клокотавшая в душе сына Глошара, выплеснулась наружу и пробила в земле огромную трещину прямо под напавшими сзади волшебниками.

Пыль из разверзшейся пропасти вмиг заполнила узкий проулок. Видимость сократилась до нуля, и брат Илинги не видел, что случилось с коварными врагами. Как не заметил и парочки волшебников, подошедших на помощь нападавшим.

«Что я наделал! Как теперь добраться до тоннеля?»

Двигаясь на ощупь, принц приблизился к стене и неожиданно угодил пальцами в щель между камнями. Ладонь крепко застряла, и наследнику показалось, что кто-то железными перчатками ухватил его за руку. Тарин едва не шарахнул в наглеца молнией. Благо вторая рука вовремя наткнулась на преграду, и стена жилого дома, которая, разрушившись, могла завалить человека, не пострадала.

На несколько долгих секунд наследника охватило состояние, близкое к панике. Он стал легкой добычей для врагов, ведь осадить пыль на землю они могли в любой момент.

Наконец ладонь вырвалась из плена. Молодой человек снова обрел свободу и отскочил от стены, словно та была раскаленной. Почти сразу грянул гром, и крупные капли дождя начали осаживать пыль.

«Разрази меня варзом! Теперь их шестеро».

– Господа, нападение на принца карается смертной казнью. Вы забыли или в Адебгии больше не действуют законы?

– Вы больны, ваше высочество, и наша задача – оказать помощь, – виновато отозвался один из чародеев.

Взгляд, которым его одарили остальные, свидетельствовал о нарушении говоруном каких-то строгих правил. Видимо, осознавая это, провинившийся первым возобновил атаку.

Наследнику опять пришлось создавать заслоны на пути штурмовых заклинаний. Противники принялись наносить удар за ударом, не давая Тарину перейти к ответным мерам. Он окончательно потерял инициативу, а вместе с ней и веру в собственные силы.

Работа кузнеца в глухой деревне под названием Шохра была Груабу не в тягость. Для мага-оружейника не составляло труда починить сломанный плуг, заточить косу или подковать кобылу. Привыкший к кочевой жизни охотник быстро обжил поначалу неуютную деревенскую хибару. Вот только с крестьянами шунгусский вельможа не привык общаться на равных, но чего не сделаешь, когда припечет?

У бывшего наемника Хиунга имелись довольно веские причины затаиться в глуши. Во-первых, он не хотел попадать в поле зрения последнего нанимателя. В сущности, Груаб так и не выполнил заказ. При любых других обстоятельствах маг-оружейник постарался бы как можно быстрее вернуть аванс, но герцог теперь, скорее всего, находился под воздействием Эрмудага, а встречаться с демоном магической чумы… Во-вторых, следопыт знал, что его ищет Еневра, и ему очень не хотелось выяснять, для каких целей. Судя по всему, отказать темной волшебнице будет практически невозможно, а интуиция подсказывала, что задание королевы может оказаться неприемлемым. И в-третьих, в Адебгии появились жандармы, которые цеплялись к каждому подозрительному подданному королевства, не говоря уже про иностранцев. Последних сразу вязали и отправляли в ближайшие города, где имелись жандармские участки.

Вот почему Груаб старался не высовывать носа дальше своего подворья, состоявшего из небольшой избы, кузни-мастерской и сарая с большой печью, где он готовил древесный уголь. Кому было нужно, тот сам навещал умельца. Как, например, сегодня. По пути из города к кузнецу заехал местный староста.

– Попусту съездил, – жаловался он. – Прежнего управляющего отправили в каталажку вместе с бароном, а нового назначат только после того, как имение перейдет другому вельможе. Представляешь, Баур, мне посоветовали идти со всеми вопросами в жандармерию. Да еще сказали поторопиться, пока в тюрьме свободные места не закончились. Шутники, провалиться им в инзгарду!

Маг-оружейник, придя в деревню, назвался Бауром. Не без помощи магии он перекрасил себе волосы и немного поработал над лицом, после чего лишь искушенный мог принять его за шунгусца.

– По делу зашел или поболтать? – угрюмо спросил кузнец.

– Да говорю ж тебе, одни убытки от этой поездки. Мало того что дела не сделал, так еще две подковы в пути потерял.

– Три обеда, – назвал цену Груаб.

В деревне очень редко расплачивались монетами.

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск