Текст книги

Макс Фрай
Наваждения

– Конечно. Хотел бы я посмотреть на сволочь, которая в данных обстоятельствах сказала бы вам «нельзя». Это же ваш муж, вы волнуетесь…

– Вообще-то я не очень волнуюсь, – неожиданно призналась леди Хенна. – Мое сердце совершенно уверено, что с этим проходимцем все всегда будет в порядке. Просто ужасно грустно видеть его в таком дурацком состоянии.

– Вы могли бы подружиться с моей девушкой, – улыбнулся я. – Уверен, на вашем месте она говорила бы примерно то же самое и точно таким же тоном.

Мы кое-как отволокли спящего в амобилер и устроили его на заднем сиденье.

Четверть часа спустя я влетел в Зал Общей Работы и возмущенно уставился на Лонли-Локли.

– Туда должен был ехать не я, а ты. Он такой тяжелый, этот господин Нумминорих Кута, а я, в сущности, такой хрупкий. Хоть сейчас помоги, ладно? Сил моих больше нет таскать на себе его неподвижное тело!

– И разумеется, тебе в голову не пришло, что любое тяжелое тело можно превратить в маленькое и невесомое, – заметил Шурф. – И зачем я учил тебя этому фокусу, ты можешь мне объяснить?

– Об этом я действительно не подумал. Даже не вспомнил, что могу спрятать его в пригоршню, и дело с концом, – смутился я. – А все эти грешные стихи.

– Те самые, которые примерещились тебе на мосту?

– Те самые. Ничего удивительного, в бассейн поступает вода из Хурона.

– Понятно. Ладно, сейчас я помогу этому господину добраться до кабинета сэра Джуффина, если ты так уж устал.

Лонли-Локли вышел в коридор и вскоре вернулся со спящим Нумминорихом в охапке. Шурф нес его так легко, словно этот крепко сбитый парень был вырезан из картона.

За ними следовала леди Хенна. Судя по выражению ее лица, она начинала сердиться – на влипшего в беду мужа, на нас с Шурфом и вообще на весь мир – просто потому, что сегодняшний день явно нельзя было назвать удавшимся. Но когда она подняла на меня печальные глаза, я понял, что ошибся. Ни на кого она не сердилась, просто ужасно устала от этой нелепой истории и не могла дождаться, когда все закончится – хоть как-нибудь.

– Подождите нас здесь, ладно? – попросил я, берясь за ручку двери, ведущей в кабинет Джуффина.

Леди Хенна молча кивнула и уселась на краешек Кресла Безутешных.

Джуффин, хвала Магистрам, уже был один. Мужчина и женщина, которых мы с Кофой привели к нему два часа назад, успели, как я понимаю, удовлетворить его любопытство и откланяться.

– Усади его туда, сэр Шурф, – Джуффин ткнул пальцем в направлении пустого кресла в дальнем углу кабинета и неожиданно рассмеялся. – Как это мило с вашей стороны, мальчики, – принести такой хороший, аппетитный подарок старому людоеду!

– И у вас еще хватает нахальства жаловаться всем подряд, будто я вас смешу и не даю работать, – восхищенно вздохнул я. – Кто бы говорил.

– Я жалуюсь не всем подряд, а только Кофе. В тот момент сюда действительно не следовало заходить. Никому, в том числе и тебе. Я кое-как усыпил этих милых людей и пытался заставить их тела поведать мне о том наваждении, которое поймало их на мосту.

– И что? – хором спросили мы с Шурфом.

– Почти ничего. Такое впечатление, что они просто крепко спали и видели во сне, что воды Хурона стали зелеными – вот и все. Никогда в жизни не имел дела с таким убогим наваждением!

– Зеленые воды Ишмы, – неожиданно пробормотал Нумминорих.

Я подскочил как укушенный и повернулся к нему: неужели парень проснулся? Но нет, его тело все так же неподвижно покоилось в кресле, в такой неудобной позе, что больно смотреть.

– Вот-вот, – удивленно согласился Джуффин. – Зеленые воды. Но при чем тут Ишма? Залив Ишма – это же Магистры знают где! Где-то на материке Уандук, да, сэр Шурф?

– Совершенно верно, – подтвердил Лонли-Локли. – Это восточное побережье Уандука, за проливом Хирлюг, неподалеку от острова Тюто, если быть точным. Выход к водам Ишмы имеет государство Суммони… и еще одно. Кажется, Куними, но лучше свериться с картой.

– Ладно, сверимся, если понадобится, – Джуффин пожал плечами, потом глаза его заблестели, как у голодной кошки, внезапно оказавшейся на рыбном рынке.

– Сэр Шурф, ступай-ка в свой кабинет и пошли зов Мелифаро. Магистры с ней, с их хваленой паникой в порту, пусть бросает все дела на Кофу и Кекки и отправляется на таможню к Нули Карифу. Я уже почти уверен, что сегодня утром к нам прибыли гости с благословенного материка Уандук. Из какого-нибудь порта в заливе Ишма, если быть точным. Пусть узнает название корабля, имя капитана и прочие подробности – очень быстро, как он умеет. А потом пусть сразу свяжется со мной. Надеюсь, к тому моменту мы с Максом уже разбудим этого парня. Впрочем, я сейчас ни в чем не уверен… Да, а как поговоришь с Мелифаро, пошли зов его батюшке. Может быть, сэр Манга что-нибудь знает о зеленых водах Ишмы? Он же был в тех местах, когда собирал материалы для Энциклопедии Мира. Это разумнее, чем подниматься в Большой Архив – все равно наши буривухи получали информацию об Уандуке исключительно со слов самого Манги.

– Это все? – уточнил Шурф.

– Все. Потом возвращайся к нам. Будем вместе думать о зеленой воде. Чем только не приходится заниматься!

Шеф посмотрел, как за Шурфом закрывается дверь, и повернулся ко мне:

– Для начала, сэр Макс, скажи этой милой леди, которая клюет носом в Кресле Безутешных, что все будет очень хорошо, просто замечательно. Но не так быстро, как хотелось бы. Она и сама почувствует себя гораздо лучше, если уйдет отсюда и займется какими-нибудь неотложными делами. Скажи, что муж пошлет ей зов, как только придет в себя, поэтому скучать в коридоре – бессмысленная затея.

– Ладно. Думаете, парень еще не скоро придет в себя?

– Не знаю. Может быть, и скоро. Просто очень трудно лечить человека, если поблизости находится его родственник или близкий друг – словом, тот, кто ждет и беспокоится. Это мешает гораздо больше, чем ты можешь себе представить.

Я кивнул, вышел в Зал Общей Работы и опустился на корточки рядом с леди Хенной.

– С вашим мужем все будет хорошо, – пообещал я. – Но это потребует времени. Я по себе знаю, что нет ничего хуже, чем ждать, сидя на месте. Поэтому мой вам совет: прогуляйтесь по городу, пообедайте, зайдите в свой магазинчик, проверьте, как там дела, – придумайте что-нибудь. Как только Нумминорих придет в себя, он пошлет вам зов. А если он будет слишком слаб, это сделаю я. Честное слово.

– Хорошо, сэр Макс, – согласилась она. – Если так, я ухожу. Вы совершенно правы, нет ничего хуже, чем сидеть на месте и ждать. Только что я в этом убедилась.

– О, я крупный специалист в этом вопросе. Знали бы вы, сколько глупостей я в свое время натворил – лишь бы не сидеть на месте.

– Ну, положим, я не собираюсь делать глупости, – неожиданно рассмеялась леди Хенна. – Только заниматься делами, можете быть уверены.

Я проводил ее до дверей и вернулся к Джуффину. Он как раз склонился над неподвижным телом Нумминориха.

– Я уже знаю, как разбудить этого парня, – оптимистически заявил он. – Сейчас и попробуем.

– Правда? – обрадовался я. – Вот и хорошо. А то мне почему-то казалось, что с ним произошла некая особенная пакость.

– Вполне особенная, – согласился Джуффин. – Наш новый приятель сладко спит и видит самый скучный сон во Вселенной: ему грезятся океаны зеленой воды. Можно сказать, он созерцает мокрую зеленую бесконечность.

– Ужас какой, – содрогнулся я.

– Ну почему, бывают кошмары и похуже, – серьезно возразил Джуффин. – Тем не менее его довольно легко разбудить. Хотя я бы предпочел, чтобы здесь оказалась Сотофа, ей такие фокусы удаются гораздо легче, чем мне. Но если я выдерну ее из Иафаха только для того, чтобы разбудить одного-единственного беднягу, она обзовет меня никчемным лентяем и будет совершенно права… Помнишь, как она приводила в чувство этого проходимца, купца Агона? Это же при тебе было?

– При мне. Леди Сотофа заорала: «Поднимайся, бездельник!» – или что-то в таком роде, и он встал как миленький. А она сказала, что любого человека можно быстро вернуть к жизни, если крикнешь ему на ухо ту фразу, от которой он привык просыпаться в детстве. Жаль, кстати, что вы решили ее не беспокоить. Я по ней соскучился.

– Соскучился, так зашел бы в гости, – пожал плечами Джуффин. – Когда это Сотофа отказывалась с тобой уединиться?

– А я предпочитаю улаживать личные дела в рабочее время, – улыбнулся я. – Хотя бы потому, что практически все мое время – рабочее. По вашей, между прочим, милости.

– Не без того, сэр Макс, не без того, – самодовольно согласился Джуффин.

Он склонился над спящим Нумминорихом, неожиданно ласковым жестом взъерошил его темные волосы и нежно прошептал:

– Милый, уже утро! Ты же не хочешь, чтобы солнечные зайчики танцевали без тебя?