Текст книги

Макс Фрай
Наваждения

– А ты знаешь, что за гость поселился в Хуроне, Сотофа? – удивленно спросил Джуффин. – Что же ты до сих пор молчала?

– Как любит выражаться наш Магистр Нуфлин, ты мне еще не заплатил за поговорить, – усмехнулась она. А потом задумчиво добавила: – Я не то чтобы знаю, Джуффин. Я просто чувствую этого Зверя. Сейчас он наелся и спит, поэтому твой сэр Макс так легко справился с рекой. И еще я ощущаю его безграничное могущество и усталое спокойствие старика. Это очень древнее существо. Почти такое же древнее, как наш Мир, – это я тоже чувствую. И еще я знаю, что его невозможно увидеть – только ощутить его присутствие. И кроме того… Если честно, Джуффин, я бы не рискнула ввязаться в битву с этим невидимым Зверем. Он сильнее меня, хотя мне кое-как удавалось противостоять его бормотанию о зеленой воде, пока мы возились в порту. И знаешь, он где-то совсем рядом. Думаю, притаился в тени острова Холоми, греется там в лучах Сердца Мира.

– Но если это чудовище действительно существует, да еще и поселилось в Хуроне, его нужно найти и убить, чем скорее – тем лучше, так ведь? – спросил я.

– Во всяком случае, тебе придется попробовать, мальчик. Ты уже бросил ему вызов, а такие дела следует доводить до конца.

Леди Сотофа присела рядом со мной и ласково обняла за плечи.

– Я буду очень рада, если завтра на закате ты пришлешь мне зов и скажешь, что это оказалось возможно, – вздохнула она.

– Что-нибудь в таком роде он и сделает, можешь не сомневаться, – пообещал Джуффин. – Остается понять, как мы будем искать этого твоего Зверя. Говоришь, он притаился где-то возле Холоми? Это уже что-то, но мне хотелось бы знать поточнее. Сэр Нумминорих, а ты часом не учуял какой-нибудь экзотический аромат, исходящий от этого грешного корабля из Суммони – того самого, возле которого мы встретились с Мелифаро?

– Нет. – Нумминорих растерянно помотал головой. – Там были самые обычные запахи: человеческих тел, песка, металла, мокрой древесины. И еще несколько новых, совершенно неизвестных мне ароматов, но я уверен, что живое существо не может так пахнуть. Скорее уж какая-нибудь незнакомая пища.

– Ладно, тогда отправляйся домой, герой. Я пришлю тебе зов через пару дней, когда закончится этот бардак. Имей в виду, мальчик, я обманул беднягу Кобу. Благодарность Тайных Сыщиков стоит гораздо больше, чем три дюжины корон.

– Вы хотите сказать, что мой труд должен быть оплачен? Знаете, даже если бы для участия в этом приключении требовалось купить билет, я бы с удовольствием расстался с любой суммой, за такое не жалко, – улыбнулся Нумминорих. – Кроме того, вы же спасли мне жизнь. Я и сам чуть не забыл, с чего все началось. Таких длинных дней, как этот, у меня еще не было.

– Ну, спасти твою жизнь было проще простого, – отмахнулся Джуффин. – Кроме того, считается, что именно для этого нас и держат на службе. Сделай доброе дело, Макс, отвези домой сэра Куту, а потом приезжай в Дом у Моста.

– Слушаюсь и повинуюсь, – я молитвенно сложил руки и сложился в глубоком поклоне.

Я, ясное дело, кривлялся, но в глубине души действительно ощущал себя настоящим сказочным джинном. Не потому, конечно, что был готов исполнить любой приказ шефа – дурное дело нехитрое! Меня вдохновляли круглые, восхищенные глаза Нумминориха. Ради такого благодарного зрителя я бы землю, пожалуй, перевернул. Но, как и мой неудачливый предшественник, не нашел точку опоры.

По дороге домой Нумминорих молча клевал носом. Могу его понять, я и сам был не в лучшей форме – а ведь успел выдуть столько бальзама Кахара, что подумать страшно.

Я высадил его у калитки, ведущей в сад.

– К дому провожать не буду, – объявил я. – У тебя тут все время какие-то дети с деревьев падают.

– А, ты уже познакомился с Фило? – обрадовался Нумминорих.

– Можно сказать, познакомился. И это событие потрясло меня до глубины души. Хорошей ночи, Нумминорих.

– Все это было так здорово! – вздохнул он. – Самое обидное, что мне никто не поверит… Особенно если я расскажу о том, как с вами весело.

– На самом деле тебе здорово не повезло. Обычно с нами гораздо веселее. Но такой уж сегодня дурацкий день.

– Все равно это был самый лучший день в моей жизни. Ну, может быть, тот день, когда я впервые вывел учебный корабль из устья Хурона в залив Гокки, был так же хорош, – Нумминорих покачал головой. – Знаешь, Макс… В общем, если у вас еще кто-нибудь потеряется, я могу помочь вам его найти, в любое время. И не надо никаких денег.

– Деньги – надо! – назидательно сказал я. – Когда человек работает бесплатно, это слишком похоже на игру. Ему кажется, что все происходит понарошку. А когда наш труд начинают оплачивать, до нас, как правило, доходит, что это происходит на самом деле. Можешь мне поверить, я неоднократно проверял действие этого правила – и на себе, и на других.

– Да? Я никогда не рассматривал проблему оплаты труда с этой точки зрения. Может быть, ты действительно прав.

– Еще как прав, – самодовольно подтвердил я. – А что касается твоего предложения, сэр Нумминорих, я его обдумаю, обещаю.

В Доме у Моста царила настоящая идиллия. На письменном столе Джуффина стояли многочисленные подносы с едой, а в моем любимом кресле восседал сэр Кофа. Хвала Магистрам, к нему уже вернулось обычное благодушное настроение.

– Ну вот, наконец-то все стало на места, – обрадовался я. – Все уже жуют, и я сейчас буду.

– Все мое, ничего не дам, и не надейся, – с набитым ртом промычал Джуффин. – Самому мало. Таким голодным я еще никогда в жизни не был.

– Значит жизнь к вам милосердна. Потому что я не раз был куда более голодным. Как правило, это дивное состояние посещало меня дня за три-четыре до зарплаты. Такое не забывается.

– Прекращай рассказывать страшные истории, – потребовал сэр Кофа. – Я только-только начал приходить в себя, а тут появляешься ты и начинаешь говорить всякие ужасные вещи.

– А как ваши слуги? – спросил я, наполняя тарелку стряпней благословенной мадам Жижинды. – Нашлись?

– Нашлись. Проснулись на дне реки, испугались, вынырнули, кое-как доплыли до берега и отправились домой сушиться. Все это, между прочим, совершенно самостоятельно, ребята из полиции появились на набережной несколькими минутами позже. Мой дворецкий уже прислал мне зов, так что теперь я совершенно спокоен. Конечно, сегодня ночью бедняги будут заниматься только собой, но завтра утром они приведут в порядок и все остальное. Кстати, я же должен сказать тебе спасибо, мальчик! Этот безумный Кеттариец, наш с тобой начальник, утверждает, что ты каким-то образом пристыдил реку, и она образумилась.

– Зачем мне ваше спасибо, Кофа? Всего пару часов назад я познакомился с мудрым руководителем наших портовых нищих, который утверждает, будто ему уже давно ничего не нужно от людей – кроме их денег. И я склоняюсь к тому, чтобы провозгласить этого типа своим духовным наставником.

– Из тебя бы получился отличный преемник Великого Магистра Нуфлина, мальчик, – рассмеялась леди Сотофа. – Джуффин, ты уверен, что они не родственники?

– Я вообще ни в чем не уверен, когда речь заходит об этом парне, – пожал плечами Джуффин. – Но вообще-то не очень похоже. Наш сэр Макс – мот, каких поискать. Нуфлина удар бы хватил, если бы он увидел счета, которые скапливаются на письменном столе этого расточительного господина перед Последним Днем года.

– А какие саги слагают о нем владельцы антикварных лавок! – ехидно вставил Кофа. – Настоящие легенды о том, как в лавку пришел грозный сэр Макс, повращал глазами и выложил чуть ли не тысячу корон за какую-то никчемную фиговину, сто лет пылившуюся на дальней полке.

– Да? Ну, тогда исключено. За родственниками Нуфлина такого отродясь не водилось, – Сотофа махнула рукой и снова звонко рассмеялась. – Вообще-то, сам Нуфлин еще ничего, а вот про его отца рассказывают, что он умер, захлебнувшись собственной слюной: сэкономил сплюнуть.

– Я рад, что вы разобрались с моей родословной. А что мы будем делать дальше? – спросил я, потянувшись за добавкой.

– Наверное, повторим наш заказ в «Обжоре», – сообщил Джуффин, подцепив вилкой крошечный пирожок, который, как мне казалось, очень неплохо устроился в моей тарелке.

– Это я как раз вполне способен предугадать. Я имею в виду – как мы будем искать это невидимое уандукское чудовище? Зверя или Жителя Зеленой Воды – не знаю уж, как его величать.

– Как-нибудь будем, – пожал плечами Джуффин. – Что скажешь, Сотофа? Только не говори, что в твоей замечательной головке нет ни одной безумной идеи. Не поверю.

– Безумная идея у меня как раз имеется. А вот других нет. Ни одной.

– Ну, тогда выкладывай, что есть, – решил Джуффин.

– Чтобы поймать Зверя, понадобится приманка. Просто хорошая приманка – достаточно зачарованная, чтобы хищник решился приблизиться, достаточно могущественная, чтобы победить оцепенение, и достаточно удачливая, чтобы сделать это вовремя.

– Вы прозрачно намекаете, что такая приманка может выйти из меня? – мрачно спросил я.

– Она не намекает, – поправил меня Джуффин. – На мой вкус, Сотофа выражается настолько ясно – дальше некуда. А я-то думал, ты ее любимчик!

– А это и есть проявление любви, – возразил Кофа. – Хорошо, что меня никогда не любили ведьмы. Теперь я знаю, как это бывает.

– Я же предупредила вас, что моя идея – именно безумная, а не какая-нибудь еще, – вздохнула леди Сотофа. А потом неожиданно рассмеялась. – Что, Джуффин, неужели мне в кои-то веки удалось тебя шокировать?

– Ну, положим, если ты кого и шокировала, так это самого сэра Макса. Или нет? – Шеф внимательно посмотрел на меня.

– Да как вам сказать.

Я постарался придать своему лицу выражение святого мученика, как я его себе представляю: вдохновенное, скорбное и величественное. С набитым ртом это было непросто, но я старался как мог.