Мария Куприянова
Власть последнего Хранителя

– Рад с тобою познакомиться, дорогой племянник, меня зовут Фаридар.

Коля все еще стоял пораженный и смотрел на колдуна расширившимися от ужаса глазами.

– Ну? Что же ты не поздороваешься со своим дорогим дядей? Не бросишься ему на шею? Или, может, хотя бы руку подашь?

– Что, черт возьми, происходит? – наконец пришел в себя молодой человек. – Как ты здесь оказался? Где Федор?

– Ого! Столько вопросов сразу. Ты не растерял свою любознательность, – с ухмылкой сказал Фаридар. – Видишь ли, не было никакого Федора, точнее, все это время им был я. Федор – Фаридар, неплохо я придумал?

– Но… Но… Он был не такой, как ты, даже внешне.

– А ты думал, я всегда был таким уродливым? Ты видел меня таким, каким я был раньше, до того, как принял черную магию кристалла. Зло, оно портит человека даже внешне. Когда меня изгнали в темный мир, то есть на Землю, воистину мерзкое местечко, – при этих словах Фаридар скривился и сплюнул, – где нет ни капли волшебства, где я не мог колдовать даже на простейшем уровне, на что и рассчитывал мой братец, я думал, мне пришел конец. Лишенный своих способностей, я скитался по миру, ко мне вернулся мой обычный вид. Я не знал, что мне делать, пока в самый отчаянный час не почувствовал колебание в пространстве, потому что чужак на Земле может ощутить присутствие «земляков», и понял, что кто-то еще прибыл в темный мир. Сначала я подумал, что это кто-нибудь из моих ближайших сторонников, спешащий мне на выручку, но время шло, никто не появлялся. Тогда я решил сам искать гостя. У меня был стимул, к тому же я понял, что кое-какие способности у меня все же остались, а именно гипноз, в принципе и так распространенный на Земле, и проникновение в сознание животных и людей. Много времени провел я в поисках, пока не увидел тебя. Каково же было мое изумление, когда я заглянул в твой разум. Я увидел много интересного для себя, в том числе и то, как мне вернуться в Анделор. Но я знал, что мне ни в коем случае нельзя торопиться, подталкивать тебя, чтобы не вызвать подозрений. Именно тогда я придумал душещипательную историю про отважного телохранителя, который дал обет во что бы то ни стало найти тебя, даже ценой вечного изгнания. Мило, не правда ли?

– Зачем? Зачем тебе нужно было придумывать все это?

– Да потому что для меня единственным способом попасть сюда было твое искреннее желание взять меня с собой. Все, что я рассказал тебе об этом мире, – правда, за исключением моей скромной личности. Видел бы ты, как выглядят настоящие гипносы… – Фаридар растянул рот в кривой ухмылке. – Маленькие, уродливые, с огромной головой и выпуклыми глазами. Не помню, что стало с уродцем, призванным следить за твоими мыслями. Помер, наверное, как и большинство тогда. Но факт есть факт, ты поверил мне, раз я здесь. Под дулом пистолета ты бы попал сюда один, потому что твои желания не могут быть подвергнуты физическому насилию.

Коля слушал колдуна, и чувство страха уступало место гневу и ненависти к этому чудовищу, обманувшему его. Кроме того, он ужасно злился на себя за доверчивость. Злился на то, что позволил Фаридару обвести себя вокруг пальца как мальчишку. «Как я мог довериться этому человеку, сидеть с ним за одним столом и слушать его лживые речи? Но что самое страшное, – подобная мысль словно ударила молотом по голове, – это что я вернул из изгнания самого могущественного колдуна всех времен. Что теперь он сделает, вновь обретя былое могущество? Соединит три кристалла? Слишком знакомая картина, я уже видел это в своих снах. Они ведь предупреждали меня, а я не понял. Моя семья, маленький брат. Маленький? Но ведь он старше меня на два года, ему сейчас должно быть двадцать лет. Но если сны имели пророческий смысл, тогда почему все в них обстояло так, словно эти события уже произошли пятнадцать лет назад?»

Проносившиеся с огромной скоростью мысли Николая были прерваны хохотом Фаридара.

– Да потому, что это и было пятнадцать лет назад! Ты ведь не забыл, что я с легкостью могу прочитать твои мысли? Именно это я увидел в твоих воспоминаниях – мой триумфальный приход. Наконец-то я смогу обладать тем, о чем всегда мечтал, – объединенным кристаллом!

– Это невозможно! – закричал Коля, щеки его пылали. – Это все в прошлом!

– Для тебя в прошлом, а для меня в будущем. Для настоящего мага не существует временных рамок. У меня камень и достаточно могущества, чтобы вернуться на пятнадцать лет назад и все сделать так, как я хочу. Только надо проследить, чтобы тебя, маленького, выкинуло в темный мир с кристаллом. Надо ведь, чтобы ты спас меня от изгнания, прибыв ко мне на «помощь». Именно это я и увидел тогда, когда смотрел на тебя глазами ворона. И вот все случилось. Видишь, как темно вокруг? Это мой мир, где я Царь и Бог, а для тебя и твоей семьи в нем нет места.

Не помня себя от охватившего гнева, с одним лишь желанием стереть эту гадкую ухмылку с лица мага, придушить его голыми руками, Коля бросился на Фаридара. Но не успел он сделать в его сторону и шага, как почувствовал стальные тиски, сомкнувшиеся вокруг горла. Он схватился за шею, надеясь разжать руки, сдавившие ее, но, к своему ужасу, ничего не нащупал. Фаридар стоял неподалеку, не делая ни единого жеста, просто душил Колю своей магией, хладнокровно наблюдая, как тот повалился на колени, безуспешно пытаясь избавиться от невидимых рук, хватая ртом воздух, как выброшенная на берег рыба.

Дышать становилось все труднее и труднее, перед глазами поплыли черные круги. Теряя сознание, Коля посмотрел в черные, без белков, глаза колдуна и понял, что сейчас умрет. Вот так, без героических сражений, славы и поцелуев прекрасной дамы. Родители будут считать его без вести пропавшим и каждый день ждать его возвращения, в то время как его уже не будет в живых.

Но внезапно хватка ослабла. От стремительно ворвавшегося в легкие спасительного воздуха Коля закашлялся и еще некоторое время лежал, согнувшись, на земле. Отдышавшись, он поднялся на ноги.

– Теперь ты видишь мое могущество, – спокойно проговорил маг. – Скажу честно, Коля, ты мне понравился, и я хочу предложить тебе присоединиться ко мне. У тебя талант к волшебству, хоть ты и не прирожденный маг. Помнишь, один колдун на семью раз в пятьсот лет. Такой шанс выпал на мою долю.

– Как тебе удалось скрыть это? Почему тебя сделали Хранителем? – потирая горло, хрипло сказал Коля.

– О-о, это слишком долгая история, боюсь, сейчас мне некогда ее рассказывать, но, может быть, когда-нибудь я и расскажу тебе об этом. Кроме ответов на все твои вопросы я предлагаю тебе жизнь, полную удовольствий. Пойдем со мной, и ты получишь все.

– Зачем ты предлагаешь мне все это? Ты ведь знаешь, что я откажусь.

– Ну для очистки совести. Знаешь, я и так слишком много времени провел с тобой, объясняя сложившуюся ситуацию. Но мне необходимо было вернуть свои прежние магические силы, и теперь, когда я полностью восстановился, пора отправляться назад, в прошлое, и занять принадлежащий мне трон. А ты? Тобой займутся мои верные убийцы, которых я пошлю через пятнадцать лет, то есть сейчас, зная время и место нашего прибытия. Всего хорошего, дорогой племянник, мы больше не увидимся. Хотя нет, – засмеявшись, уточнил колдун, – маленький ты, правда, не поймешь, кто я, но потом будешь видеть меня в своих кошмарах до самого конца твоей очень короткой жизни.

Фаридар дотронулся до висящего на груди кристалла, его тело опять окутал зеленый свет, и через несколько секунд колдун растворился в воздухе.

Коля, с отчаянием сжав кулаки, смотрел, как пропал маг. Он ничего не мог сделать, не мог помешать, потому что был слишком слаб, наивен и глуп. Он сам привел в свой родной мир это чудовище и таким образом разрушил все. По его вине убили его семью, всех, кого он любил здесь, а в том, что Фаридар сделал это, у него не было ни малейших сомнений. В тех черных глазах не было ни капли жалости и сострадания.

– Я найду тебя и отомщу за все, что ты сделал со мной и моими близкими! – прокричал Николай, обращаясь к тому месту, где еще мгновение назад стоял ухмыляющийся колдун.

Как будто бы в ответ на его крики послышался резкий свист, и что-то обожгло Колину щеку. Дотронувшись до нее, он почувствовал текущую из царапины кровь. Еще свист – и что-то воткнулось в землю у его ног. Внутри его все похолодело – это была стрела. Он вгляделся в даль и увидел приближающиеся силуэты вооруженных людей. Их было человек десять. «Убийцы», – понял Коля и под градом стрел бросился к находившемуся неподалеку лесу. Он бежал, виляя из стороны в сторону и пригибаясь к земле, чтобы в него сложнее было попасть, ругая себя на чем свет стоит за промедление. Он старался не смотреть, как тут и там в землю вонзаются острые стрелы, проносясь в каких-то миллиметрах от него.

Спасительные деревья были уже совсем близко. Никогда в своей жизни Коля так резво не бегал, никогда еще от быстроты ног не зависела его жизнь. Уже почти достигнув леса, он вдруг поскользнулся на мокрой траве и упал. И вовремя, потому что там, где еще секунду назад находилась его голова, пролетела стрела и воткнулась в ствол дерева. Не оглядываясь назад, Николай бросился в самую гущу леса. Конечно, бежать стало сложнее, но зато и стрелам было труднее настичь его. Он слышал за своей спиной шорох листьев и короткие фразы на странном, рычащем языке.

Чем дальше продвигался Коля, тем гуще и непроходимей становился лес. Ветки хлестали его по лицу, цеплялись за его ноги, мешали идти. Сзади все еще слышался то удаляющийся, то приближающийся хруст ветвей. «А вдруг они, как собаки, будут преследовать меня по запаху? Тогда у меня нет шансов спастись». Продираясь сквозь чащу, Коля увидел небольшой просвет между деревьями и нырнул туда. Следующее, что он почувствовал, была уходящая из-под ног почва, и он куда-то провалился.

Яма, куда его угораздило попасть, оказалась приличной глубины. Приземлившись, он почувствовал резкую боль в подвернувшейся правой ноге. Сдавленный стон вырвался из его горла. Кричать он не смел из-за опасения быть обнаруженным преследователями. Однако что-то подсказывало ему, что убийцы, скорее всего, пробегут мимо, не учуяв его, потому что вокруг стоял резкий запах тухлятины, похожий на сероводород. Или они, увидев, куда он провалился, решат, что с ним все кончено. Первое предположение было бы предпочтительнее. Молодому человеку совсем не хотелось познакомиться с обитателем этой вонючей дыры. Некоторое время он лежал не шевелясь, прислушиваясь к доносящимся сверху звукам. Слышно было плохо, – видимо, провал и впрямь был глубоким. Глухие голоса вскоре удалились, но он все еще боялся пошевелиться, чтобы не привлечь внимание уже даже не преследующих его солдат, но хозяина этой ямы.

Через некоторое время он рискнул сесть и тут же скорчился от боли в подвернутой ноге. В окружающей мгле ничего невозможно было разглядеть, поэтому он просто ощупал лодыжку. Так и не определив, вывихнута она или сломана, он понял одно: если он и сможет идти, то очень медленно, что в его ситуации равносильно смерти.

Стараясь не сильно опираться на травмированную ногу, Коля с большим трудом встал. Он все еще не мог привыкнуть к темноте. Не помог даже старый испытанный способ, позволяющий быстрее освоиться во мраке, – несколько раз закрыть и снова открыть глаза. Но он все еще ничего не видел. Ему опять показалось, как тогда, перед заброшенным домом, что эта тьма почти осязаема. Мотнув головой и отогнав жуткие мысли, начинающие закрадываться в его голову, Коля сделал несколько шагов в сторону и уперся в стену, гладкую и склизкую. Даже если выход отсюда находился на досягаемой высоте, он все равно не смог бы вылезти наружу. Оставалось только двигаться вдоль стены и выяснить, куда он угодил: то ли в тоннель, то ли в охотничью яму.

Опираясь на стену, Николай потихоньку начал передвигаться и через некоторое время понял, что это все-таки тоннель. Чтобы найти выход из него, рассуждал он, нужно ориентироваться по воздуху, ведь у поверхности он не должен быть таким затхлым и тем более вонючим. А еще нужно идти по наклону вверх, так скорее доберешься до поверхности, а не забредешь в недра этого лабиринта неизвестно в чьи лапы.

Как назло, мерзкий запах становился все сильнее, и земля под ногами как будто бы пошла по уклону вниз. Николай остановился. Он понял, что ошибся и пошел не в ту сторону. Поврежденная нога болела все сильнее, очень хотелось пить, и Коля решил немного передохнуть. В такой темноте, где не ощущалось ни расстояния, ни времени, трудно было определить, сколько он прошел. Он даже не мог понять, как долго находится в этом лабиринте. К тому же сказывалась проведенная накануне в разговорах бессонная ночь.

Им постепенно овладели отчаяние и паника. «А вдруг этот тоннель никогда не кончится? Или у меня не хватит сил добраться до выхода, или меня тут кто-нибудь сожрет, или я просто умру от этой вони. Эх, надо было хотя бы выспаться, – думал Коля, присаживаясь и вытягивая ноги. – Зачем я вообще отправился в этот мир? Еще вчера единственное, что меня заботило, так это подготовка доклада, сегодня же меня чуть не задушил ужасный колдун, язык не поворачивается назвать его дядей, едва не застрелили посланные им убийцы, а теперь я сижу черт знает в каком лабиринте и неизвестно, выберусь из него или нет».

Он устало прикрыл глаза и облокотился о стену. «А еще говорят, что сероводород полезен для здоровья. Интересно, что бы сказал Витька, увидев меня в таком положении. А Вера?» Он вспомнил ее яркие зеленые глаза, мягкие и длинные каштановые волосы, пухлые губы. Вспомнил, как они впервые встретились в ГУМе, когда он с друзьями выбирал там подарки девчонкам на Восьмое марта. Вера стояла около одной из витрин и что-то живо обсуждала с подругами. Больше всего Николая поразил тогда ее смех, веселый и журчащий, как весенний ручей. Наверное, он влюбился в нее с первого взгляда, точнее, с первого звука. Неужели это было всего три месяца назад. А кажется, что прошла вечность… «Я ей так и не перезвонил, а теперь вообще неизвестно, увижу ли когда-нибудь… А родители? Они, наверное, с ума сходят от волнения. Стоп».

Коля открыл глаза и жестко проговорил в темноту: «Тоже мне мямля. Если ты будешь и дальше просиживать здесь свой зад, то точно не выберешься наружу. Вряд ли стоит дожидаться прилета волшебника „в голубом вертолете“, нужно искать выход самому. Я хочу снова увидеть тех, кого люблю, к тому же надо еще кое-что исправить там, на поверхности».

Он заставил себя встать и заковылял в противоположную сторону. Идя по одной стороне тоннеля, было трудно определить, имелись ли разветвления в пути или нет. Если и были, то Коля наверняка их не заметил, как не видел ничего вокруг. Эта кромешная тьма уже порядком надоела, хотелось увидеть хоть каплю света. Вдруг что-то хрустнуло под его ногой. Он вздрогнул, но не стал наклоняться – исследовать то, что он только что раздавил, не было никакого желания. Через несколько минут опять раздался такой же хруст. На этот раз он наклонился и пошарил возле своей ноги. Коля нащупал некий предмет, длинный, сужающийся посередине и расширяющийся к концам. Мурашки побежали по его спине. Это была кость, только непонятно какая – человеческая или звериная. Он бросил ее на землю, и кость упала с глухим звуком, на что-то еще. Коля протянул руку и наткнулся на нечто гладкое, округлое, с двумя отверстиями по бокам, это очень было похоже на… Он с омерзением отдернул руку. Даже в такой темноте он понял, что это был череп, похоже человеческий. Задерживаться здесь совсем не хотелось, и Коля, насколько мог, убыстрил шаг.

Он шел еще долго, по крайней мере, ему так показалось, когда, к его радости, пахнуло свежим воздухом, а это значило, что выход где-то близко. И тут он снова услышал хруст. Сначала подумал, что опять наступил на что-то, но потом с ужасом понял, что звук доносится сзади. В царящей здесь мгле, когда нервы натянуты до предела, этот хруст показался Коле жутким грохотом. Он почти что побежал, подпрыгивая на одной ноге. Звук нарастал. Теперь это был глухой, приближающийся шелест, как будто кто-то протискивал большое тело между стенками тоннеля. Кто-то преследовал его.

Теперь Николай понял, почему стены были такими ровными и склизкими. Похоже, он попал в обиталище некоего гигантского червя, который проделал такие тоннели, двигаясь под землей. Все бы ничего, только это существо, судя по найденным костям, было плотоядным. Вот почему солдаты Фаридара не сунулись сюда в погоне за ним, никому не хотелось быть съеденным заживо.

Между тем существо, похоже, учуяло убегающую от него добычу, издало довольно странный булькающий звук, и Николая обдало резким запахом тухлятины, от которого он чуть не лишился сознания. «Забавный способ охоты – парализовать жертву своим жутким дыханием, а потом просто съесть… Быстро, вкусно, без забот и хлопот. Только со мной такой номер не пройдет». Коля сорвал с себя куртку и прикрыл ею нос. Стало немного легче. Он бежал, моля Бога о том, чтобы догоняющий его сзади червяк был единственным в этом тоннеле и никто не поджидал бы его за следующим поворотом с открытой пастью.

Шелест приближался, теперь было слышно лязганье многочисленных пластинок-челюстей, работавших в предвкушении ужина. Каким бы большим по величине ни было это существо, оно быстро и ловко продвигалось между склизких стен тоннеля. Забыв про больную ногу, Коля мчался по идущей вверх поверхности.

Вдруг ему в лицо подул свежий ветер. Выход был где-то совсем рядом. В тот же самый момент он услышал такой же отвратительный шелест откуда-то сбоку. Это свидетельствовало только об одном: в норе живет не один обитатель. Второй червяк полз Коле наперерез. Он не видел его, но обострившийся до предела слух вполне компенсировал недостаток зрения.

Стоит ему остановиться, как его тут же сожрет ползущий сзади монстр. Если он не успеет проскочить мимо появившегося второго, то окажется зажатым между двумя тварями, и тогда бежать будет уже некуда. Останется только ждать, когда добыча, то есть он сам, достанется более сильному и удачливому охотнику. Такая перспектива совсем не радовала. Из последних сил Коля бросился вперед, с отчаянием понимая, что все равно слишком медлителен, что характерный шорох приближается с угрожающей скоростью, становясь громче и громче. Он понял, что достиг разветвления в тоннеле и вот-вот столкнется со вторым червем. Тогда он сделал единственное, что пришло ему в голову. Он оттолкнулся и прыгнул, ощущая, как что-то скользнуло по его спине, приземлился одновременно на руки и ноги, тыкнувшись при этом носом в землю. А потом как можно быстрее вскочил и бросился бежать. Сзади послышался громкий визг и звук столкнувшихся тел.

Он успел! Проскочил прямо перед самым носом, или что там у этой твари вместо него, а оба охотника не смогли вписаться в один узкий проход.

Однако радость его была недолгой. Какой-то из червей все-таки вырвался вперед и теперь, яростно фыркая, догонял чуть не улизнувшую добычу.

Раздался второй булькающий звук; выпущенный монстром парализующий смрад стал невыносим, от него уже не спасала никакая куртка, и тут впереди забрезжил свет. Не помня себя от радости, Николай наконец выскочил из тоннеля. На воле шел дождь, и юноша вмиг промок до нитки, но это его мало беспокоило. Он убежал от этих тварей, он спасся! Хватая ртом живительные капли воды и вдыхая свежий воздух, он сбавил скорость.

Пробежав еще вперед, Николай, тяжело дыша, обернулся и под черными сводами входа в тоннель разглядел наконец своего преследователя. Как он и предполагал, это оказался огромный, метров пять в диаметре, жирный червь светлого цвета, хотя какого именно – при таком освещении сказать было трудно. Как у всех подземных обитателей глаза у него отсутствовали, вместо этого было отверстие, через которое он и пускал свой отравляющий газ, а ниже располагался рот, в котором в три ряда щелкали пластины, обрамленные небольшими хоботками, – видимо, для проталкивания пищи. Червяк немного высунул свое белесое тело из тоннеля в надежде еще ухватить свою жертву или просто по инерции выехал из лаза. Коля заметил по бокам существа черные полосы, по всей видимости железы, выделяющие слизь для лучшего скольжения по тоннелям.

Все еще опасаясь, что червяк сможет достать его, Николай, не сводя с него глаз, попятился подальше от этого ужаса. Поэтому он не заметил, что лаз, через который он выбрался на поверхность, находится на плато, на самом верху холма. Он внезапно почувствовал, что левая нога его поехала куда-то в сторону, боль в правой усилилась. Он все равно не успел бы на нее опереться, потому что было ужасно скользко, и в следующее мгновение покатился со склона вниз.

Земля была практически голой, деревья тут не росли, а попадающиеся жалкие кусты и пучки травы с легкостью вылезали из мягкой и влажной почвы, стоило только за них ухватиться. Коля не мог ни за что зацепиться, чтобы затормозить, и продолжал съезжать вниз. Грязь и слякоть только прибавляли скорость. Перекатившись на спину, впереди Коля разглядел острые камни, не оставляющие никакого шанса уцелеть при столкновении с ними. Его мозг лихорадочно работал, ища пути к спасению. Всмотревшись внимательнее, он заметил между камнями небольшую быструю речку, текущую с холма. Проследив ее путь вверх по течению, он увидел несущийся поток недалеко от себя. Это был единственный выход, только бы ему удалось поместиться в русле. Перекатываясь со спины на грудь, он вскоре скользнул в достаточно широкий овраг. Быстрое течение подхватило его как перышко и понесло вниз с ужасающей скоростью. Камни становились все больше и ближе.

Обдирая руки и ноги о каменистое дно речки, Коля пытался хоть немного притормозить, иначе просто вылетел бы из оврага при резких поворотах. Чтобы избежать столкновения с огромными камнями, он, как мог, лавировал в быстром потоке воды. Ему припомнились подобные горки на водных аттракционах. «Еще и деньги за это платят», – подумал он, в очередной раз увернувшись от нависающего камня. Наконец скалы миновали, и Николай уже мысленно поздравлял себя с очередным спасением, как с ужасом увидел, что впереди речушка обрывается и падает в пропасть и тормозить уже не было возможности. Не в силах больше бороться с течением, он зажмурил глаза и набрал в легкие побольше воздуха.