Андрей Валентинов
...Выше тележной чеки

Хоржак оскалил неровные желтоватые зубы, но Велегост покачал головой:

– Нет. Поступим иначе. Смотрите!

Он развернул мапу и удовлетворенно погладил неровную бересту. Три дня в Духле не прошли даром. Теперь мапа выглядела совсем иначе, пустота исчезла, сменившись хитрыми изгибами горных дорог и маленькими домиками поселков. Ворожко и его друзья имели острый глаз и неплохую память.

– Почему нас пустили сюда? Почему не дали бой?

– Испугались, – Кейна пожала плечами. – Рада не хочет войны.

– Зато войны хочет Беркут. Допустим, он готовит ловушку…

– Допустим? – не выдержал Хоржак. – Да нас просто перережут! Этот старый Извир собирает людей…

– Похоже, – невозмутимо кивнул Кей. – Нас полторы сотни, включая тех, кого привели дедичи. Если Беркут соберет своих и нападет на нас, Раде придется объявить войну.

Рука указала на три маленьких домика, приютившиеся посередине мапы.

– Это Духла. Завтра мы пойдем на закат. Что сделает Беркут?

– Соберет людей и двинется за нами, – проворчал сотник.

Велегост улыбнулся.

– Возможно. В горах нас перехватить легче. Беркут считает меня мальчишкой, которого легко обмануть. Но на сборы ему понадобится несколько дней. А мы пойдем сюда!

Все склонились над мапой. Хоржак недоуменно хмыкнул.

– А что там, Кей?

Велегост пожал плечами:

– Ничего! Место! Харпы зовут его Лосиный Бугор. Очень удобное место. Почти как здесь. Обрыв, вокруг лес, много воды… И двести вооруженных кметов!

– Чьих? – вырвалось у Танэлы, и Кей невольно рассмеялся:

– Угадай! Двести лехитских латников. Как думаешь, откуда они взялись?

Хоржак уткнулся носом в мапу, затем выпрямился, глаза его горели.

– Хе! Ну, Кей! А я-то, дурак!..

– Отец послал к лехитам тысячника Ворота еще два месяца назад. Он поехал к кнежу Савасу, тот наш давний союзник. Савас должен привести двести латников к Лосиному Бугру где-то дня через два. Он возьмет с собой плотников… Теперь понимаете?

– Сва-Заступинца! – ахнул Хоржак. – Крепость!

Велегост кивнул.

– Думаю, за неделю построим – лесу много. Ворожко кликнет своих дедичей, они помогут с припасами. Потом мы двинемся к границе с мадами. Там будет вторая крепость. А там – пусть Беркут собирает своих медведей!

Он довольно потянулся и лег на спину, глядя в белесое, горячее небо.

– Ну что, апа? Понравилось?

– Не хвастайся, Стригунок! – Кейна легко щелкнула брата по лбу. – Ты еще не победил.

– Еще нет, – согласился Кей. – Да лучше бы и не побеждать. Надеюсь, когда эти медведи узнают о новой крепости, воевать их уже не потянет. А чтоб нас не тронули дорогой, потребуем заложников…

– Стану? – бросила сестра, отвернувшись.

Велегост пожал плечами. Беркут явно не верит дочери. Неужели старик прав, и он понравился синеглазой?

– Поговорю с Беркутом, – вздохнул он. – Еще вопросы?

– Какой дорогой пойдем?

Велегост удивился – и было от чего. Если б его об этом спросил Хоржак, тогда понятно. Но Танэла прежде никогда не интересовалась такими вещами.

– Дорогой? – он нехотя приподнялся, расправил мапу. – Здесь два пути. Один долиной, это на полдень, второй – горами. Долиной, конечно удобнее…

Кейна долго смотрела на мапу, затем выпрямилась:

– Мы пойдем горами, Стригунок.

Велегост недоуменно поглядел на Хоржака, тот развел руками. Кейна не советовала, не просила. Она приказывала.

Велегост вновь взглянул на мапу и усмехнулся.

– Ладно! Можно рискнуть. Правда, в горах наша конница бесполезна. Случись что…

– Мы пойдем горами…

Голос Кейны был тверд и решителен, и Велегост удивился еще больше. Что это с сестрой?

– Ты дашь мне мапу. Мне надо переговорить с Ворожко.

Велегост невольно потер лоб. Чудеса!

– Слушаюсь, Кейна! Какие еще приказания будут, сиятельная?

Но Танэла не стала отвечать. Отвернувшись, она глядела на бесстрастный лик каменного идола. И Кею внезапно подумалось, что он плохо знает свою старшую сестру.

* * *

– Я поеду с тобой, Велегост! Отец разрешил!

Стана не вошла – вбежала к горницу, и Кей невольно вскочил, едва не опрокинув лавку. На девушке было белое платье, шею охватывало ожерелье из красных камней, на руке золотом сверкали браслеты. Дочь Беркута явно принарядилась, прежде чем идти в гости.

– Садись! – он кивнул на лавку и присел рядом, не зная, что сказать. Час назад он потребовал у Беркута заложников – шестерых, включая кого-то из его близких. И вот – Стана…