Андрей Валентинов
...Выше тележной чеки

– Ты не рад? – удивилась девушка. – Думаешь, меня опять придется спасать? Но отец мне все объяснил! Нас тогда приняли за разбойников! Кроме того, ты ведь с ним обо всем договорился!..

Хотелось просто сказать «да», но Велегост понимал – не все так просто. Старик прислал заложницей дочь. Дочь, которой он не верит, и которая приглянулась ему, Кею Железное Сердце…

– Я тебе все покажу, Велегост! Я хорошо знаю весь наш край…

– Погоди…

Стана удивленно замолчала, а Кей все еще не знал, как сказать о таком.

– Понимаешь… Ты будешь не просто проводницей. Твой отец прислал тебя как заложницу…

– Но так всегда делается! – перебила Стана. – Когда приезжают знатные гости, их сопровождает кто-то из нашей семьи. Я же тебе говорила, нас просто обманули! Сказали, что ты хочешь разорить землю харпов, что ты старый и страшный…

Рука невольно коснулась лица. Обманули? Если и да, то не во всем.

– А ты мне расскажешь о Савмате, о сиверской земле, о волотичах. Ты – и твоя сестра. Она такая умная, даже румский язык знает…

Велегост улыбнулся, но тут же вновь стал серьезным.

– Стана! Если что-нибудь случится… Если твой отец… Если харпы поднимут мятеж, заложников казнят. Понимаешь?

– Нет-нет! – девушка даже засмеялась. – О чем ты, Велегост? Ты же не собираешься жечь села, насиловать невест. Нам просто рассказали страшную сказку про Железное Сердце…

Она не понимала. Или не хотела понять. Порой Кею даже казалось, что для девушки Железное Сердце – действительно кто-то другой, жуткое чудище из сказки, а не ее знакомый по имени Велегост, который так интересно рассказывает о неведомых краях.

– Хорошо, – улыбнулся он. – Собирайся!

– А я уже коня выбрала! Гнедого, мне его отец два года назад подарил! Он все понимает, я с ним даже разговариваю!

Велегост хотел спросить на каком языке, не на румском ли, но девушка уже выбежала, улыбнувшись на прощанье. Кей вновь потер лицо рукой и опустился на скамью.

– Она ездить с нами?

От неожиданности он вздрогнул – в дверях стояла Айна. Первый раз она решилась заговорить с ним днем не о службе.

– Д-да, – неохотно отозвался Кей. – Она будет заложницей.

Айна задумалась, затем на скуластом лице мелькнуло что-то похожее на улыбку.

– Хорошо! Харпы бунтовать, а ты ее сажать на кол. Или ее убить я!

Узкие раскосые глаза взглянули в упор, и Кею стало не по себе. Если старый Беркут и в самом деле вздумает поднять меч… Но Велегост тут же вспомнил – решать будет он. А значит, все это – попросту ерунда. Даже хорошо, что синеглазая будет с ними – безопаснее. Нет, не «даже»! Просто хорошо!

* * *

Выступили перед рассветом, когда Духла еще спала. Узкие улицы были пусты, и топот конских копыт разносился далеко вокруг. Велегост ехал впереди, возле свернутого Стяга. Рядом была Танэла, а чуть сзади пристроилась Стана, которую разбудили посреди самого сладкого сна. Девушка отчаянно зевала и героически пыталась не задремать.

У ворот стояли столь же сонные стражники из числа тех, кого привели с собой местные дедичи. Они оставались здесь, в Духле. Кей вздохнул – если Беркут задумал измену, никто из этих молодых «легеней» не увидит родного дома. Они остаются здесь, словно кость, брошенная собаке.

Ворожко ехал с ними – молодой дедич будет нужен там, у Лосиного Бугра. Выходит, людей можно делить на нужных и не очень? Думать о таком не хотелось, но Кей знал – и так бывает. Сын Добраша должен уцелеть, а вот эти парни… А эти парни – как выйдет.

Деревянные, кованные темным железом ворота медленно, со скрипом отворились. Дорога была свободна. Кей обернулся, хотел отдать приказ, и тут заметил, что их провожают. За воротами, возле старого, почерневшего от времени идола, стоял Беркут. Велегост невольно улыбнулся – раненько же пришлось вставать Старшому Рады! Но ведь не проспал! Их глаза встретились, взгляд старика был холоден и насмешлив.

Не было сказано ни слова. Кей поднял руку, Беркут слегка наклонил седую голову, и Велегосту внезапно подумалось, что оба они уверены, будто перехитрили друг друга…

До Лосиного Бугра было еще далеко, не меньше недели пути. Кей с сожалением вспомнил, что так легко уступил сестре, согласившись идти через горы. Вечером он подробно расспросил о дороге. Рассказ не порадовал – не дорога, а тропа, то над обрывами, то через перевалы. Местами и верхом ехать опасно, разве что в поводу коней вести. Велегост хотел было еще раз переговорить с сестрой, но не решился. Не подумал, согласился – значит, сам виноват!


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу