Татьяна Александровна Грачева
Колючка и стихоплёт


– Так часто! А когда это началось?

Малика задумалась.

– Это всё в последний год. Ты же знаешь,отец тот ещё конспиратор, не обо всех случаях мне известно. Может, эти визиты были прикрытием для их отношений? Карты показывают их симпатию друг к другу.

Юноша неискренне открестился.

– Карты же не могут показывать настолько однозначно.

Малика благосклонно глянула на друга.

– Знаешь, что могут.

Кирилл скользнул взглядом над головой собеседницы, Малика обернулась и увидела незнакомку, тонкую и стройную, как балерина, с собранными в пучок светлыми волосами. Девушка разминалась, повторяя танцевальные движения.

Малика щёлкнула пальцами перед лицом друга.

– Ты её знаешь?

– Марина, – восхищенно выдохнул Кирилл, – с филологического.

Малика уже пристальнее оглядела девушку и снова повернулась к другу.

– Да ты влюбился, дружище.

– Похоже на то, – не стал спорить Кирилл.

– Ладно, Ромео, не буду тебя отвлекать. Ты следующий выступаешь. Ни пуха.

Малика хлопнула Кирилла по плечу и подмигнула, многозначительно скосив глаза на балерину.

– К чёрту, – ответил он.

Малика ушла недалеко, отступила в тень кулис, чтоб не отвлекать друга, но при этом видеть его. Волновалась она не меньше самого чтеца, нетерпеливо притопывала на месте и грызла ноготь. Но Кирилл с первой же строчки смог захватить зал.

Проехав все моря и континенты,

Пускай этнограф в книгу занесет,

Что есть такая нация – студенты,

Веселый и особенный народ!

Он свободно двигался по сцене и, казалось, просто разговаривал с залом, обращаясь то к одному слушателю, то к другому. То, что эти реплики складывались в четверостишия, никто и не замечал.

Понять и изучить их очень сложно.

Ну что, к примеру, скажете, когда

Все то, что прочим людям невозможно,

Студенту – наплевать и ерунда!

Вот сколько в силах человек не спать?

Ну, день, ну два… и кончено! Ломается!

Студент же может сессию сдавать,

Не спать неделю, шахмат не бросать

Да плюс еще влюбиться ухитряется.

А сколько спать, способен человек?

Ну, пусть проспит он сутки на боку,

Потом, взглянув из-под опухших век,

Вздохнет и скажет:– Больше не могу!

А вот студента, если нет зачета,

В субботу положите на кровать,

И он проспит до следующей субботы,

А встав, еще и упрекнет кого-то:

– Ну что за черти! Не дали поспать!

А сколько может человек не есть?

Ну, день, ну два… и тело ослабело…

И вот уже ни встать ему, ни сесть,

И он не вспомнит, сколько шестью шесть,

А вот студент – совсем другое дело.

Коли случилось "на мели" остаться,

Студент не поникает головой.

Он будет храбро воздухом питаться

И плюс водопроводною водой!