Николай Викторович Степанов
Легко!


– Не хочешь говорить? А зря. Он тебе случайно не рассказал, во что превращается человек после моих жарких объятий?

– В людоеда?

– Это если моя любовь настигнет тебя до полуночи, – вкрадчиво пояснила Узранда, – ну а после…

Зловещая таинственность в ее голосе оказалась настолько убедительной, что у меня внутри все покрылось толстой коркой льда. Какая тут, к лешему, любовь! Тем не менее, когда вдовствующая королева поднялась в полный рост, подчиняющиеся неизвестно чьей воле руки сами начали стаскивать позаимствованную в пещере тужурку.

– Тебе помочь? – ехидно спросила она, заметив, что мои пальцы не справляются с пуговицами переделанной в майку рубахи.

– Не видишь – волнуюсь! Предлагал ведь сбегать за вином! – Послушным мне оставался только язык. К нескрываемому удовольствию, пальцы так и не справились с пуговицами.

– Волнение сейчас пройдет. – Узранда оплела меня руками и ногами и прильнула своими холодными губами к моим.

«Все, пропал окончательно и бесповоротно! В объятиях страстной „лягушки“, облеченной королевской властью. По сравнению с прыжком на колья – не самый ужасный конец, между прочим», – трагическая мысль с оптимистическим выводом промелькнула как молния.

– Ой! Что это у тебя?! – вдруг запаниковала обольстительница, разомкнув объятия и свалившись на кровать.

Судя по неподдельному страху в глазах, она резко пересмотрела свои бесстыжие планы. Однако теперь какая-то неведомая сила тащила меня прямо за шею к той, от которой хотелось оказаться как можно дальше. Эта сила сбила меня с ног и повалила прямо на королеву, да так, что «бедняжка» не имела шансов выбраться.

С женщинами этого мира у меня сплошные проблемы! Даже с самой уникальной и то не обошлось без курьеза. На мгновение меня ослепила яркая вспышка света, а когда зрение вернулось, на постели ничком я оказался один.

«Сбежала!» – мелькнула первая радостная мысль. Однако странные урчащие звуки в районе грудной клетки заставили насторожиться. Не заболел ли я тут какой-нибудь грудной жабой? «Фу!» – облегченно вздохнул я, приподнявшись. На простыне сидела самая обыкновенная жаба, а на моей груди болтался зеленый блестящий камушек. Своим шнурком он разорвал мне полрубахи и оставил глубокий след на шее.

– Но КАК?! – спросил я вслух самого себя, тупо уставившись на взявшийся непонятно откуда изумруд.

Ответом мне было только недовольное кваканье.

Разгадка обнаружилась на следующий день, когда в Зюрюнград, загнав по дороге двух лошадей, вернулись «сгоревший» десять лет назад Хрумстыч, и… его первая жена. Та самая старушка, что взяла у меня монетку с дорогим ее сердцу изображением. Благодаря своим чарам она выудила из меня всю информацию и снабдила самым эффективным оружием против Узранды.

Глядя на избавительницу теперь, язык просто не поворачивался назвать ее пожилой дамой. Королева помолодела лет на двадцать. Я же говорил, что все женщины этого мира чертовски привлекательны. И первая жена Хрумстыча – не исключение.

– Ваше величество, – обратился я к счастливому монарху ближе к вечеру, – как быть с моей проблемой? Моя физиономия не исправилась даже после того, как я остался один на один в постели с жабой, а ваши ягоды скоро закончатся.

– Все в порядке, – спокойно ответил он. – Тебе просто нужно дождаться мою дочь. Ведь это ее заклятие.

– А когда она вернется?

– Может, через неделю, а может, через месяц. В прошлый раз мы с нею специально договаривались, а теперь… Наверное, когда найдет следующего добровольца. Она же не в курсе твоих успехов.

– Может, послать за ней кого? – Перспектива месяц вздрагивать от собственного отражения меня как-то не обрадовала.

– Кроме тебя – некого, – невозмутимо отозвался Хрумстыч.

– Я готов.

– Но ты понимаешь, чем рискуешь?

– Чем?

– Не исключено, что в твоем мире заклинание будет продолжать действовать. И если ты за два дня не отыщешь мою дочь… Сам понимаешь.

Дома и стены помогают. А в Москве мне с девушками всегда везло.

И я рискнул…

Опять метро, кольцевая, шум подземки.

Хрумстыч оказался неправ. Их волшебство в нашем мире не имело силы.

Но я каждый вечер проводил здесь. Ходил как на работу.

Прошла неделя, другая, к концу приближалась третья. Я как нищий ежедневно переходил из вагона в вагон и вдруг… буквально наткнулся на печальный взгляд, устремленный в бесконечность.

– Здравствуйте, принцесса, – обратился я к незнакомке.

– Ты?! – удивилась она, сократив бесконечность до расстояния, разделявшего наши лица.

– Меня зовут Алексей, а тебя?

– Мне выходить на следующей остановке, – не ответила красавица. – Тебе наверняка не по пути.

– Почему же? Сегодня пятница, а до понедельника я абсолютно свободен.

– Неужели пойдешь? – Во взгляде загорелись счастливые огоньки.

– Легко, – сказал я, крепко ухватившись за самую мягкую в мире ладошку.

Часть II

ТАНЕЦ С ГРАБЛЯМИ, ИЛИ КОМУ СЕЙЧАС ЛЕГКО?

Сапер ошибается лишь раз. Второй снаряд в одну воронку не попадает. И даже в одну реку не войдешь дважды, хотя и название у нее осталось прежним, и русло не изменилось.

Зато наступать на одни и те же грабли – пожалуйста! Сколько угодно раз.

Вот и со мной… Не успели мы с красавицей выйти из метро (снова через правую дверь), как ее и след простыл. Говорил же себе: сначала узнай имя девушки, а потом – на край света. И что теперь? В Москве я хотя бы знал, где ее искать, а тут…

Открывшийся взгляду ландшафт имел явную склонность к серо-голубым тонам. А вот небо почему-то, наоборот, оказалось салатного цвета. В принципе тоже довольно симпатичная расцветка, и, если бы не исчезновение незнакомки, на все эти мелкие отклонения можно было бы вообще не обращать внимания. Но только не сейчас!

Невольное раздражение у меня начало вызывать все вокруг: полное отсутствие деревьев и кустарников, плоские камни, торчащие из земли, словно мемориальные плиты, трещины в почве, в которые запросто могла провалиться нога… И самое главное – внезапная пропажа той, которую с таким большим трудом удалось отыскать.

Я и сам не прочь пошутить. Редко злюсь, если надо мной посмеиваются по-доброму. Но сейчас даже трудно было понять, что же случилось. Розыгрыш? Нелепая случайность (мало ли что могло произойти при перемещении из одного мира в другой)? Или это чей-то злой умысел?

Громкий скрежет собственных зубов чуть охладил мой пыл и напомнил: к происходящему нужно относиться легче, душевнее. Подумаешь, пейзаж подменили – небольшая поломка в транспортной сети. Не стоит расстраиваться, доберемся пешком. Куда идти? Ну, на пути кто-нибудь обязательно встретится, у него и спрошу.

Обычно мне довольно быстро удавалось договориться с самим собой, однако на этот раз внутренний голос не хотел соглашаться: «Куда меня занесло? Зачем? И кто ответит за эти безобразия?»

Ответчик появился почти сразу, словно специально ждал, когда его мысленно позовут.