Николай Викторович Степанов
Легко!


– Оно, конечно, верно, но тогда чародей полностью занимался тобой и меня не видел, – неохотно сознался Брякун. – Ладно, пойдем догонять князя, пока они без меня опять в какую-нибудь беду не угодили.

– Веди.

Я ступил пару шагов и едва не рухнул от внезапно накатившей головной боли.

«Кто звал Салимангра?!» В глазах потемнело, а в мозгу, уставшем от танцевально-песенных упражнений Чурвана, начали возникать посторонние голоса.

Все-таки колдуны и чародеи оказывают на меня неблагоприятное влияние. Надо с ними поосторожней.

Когда в глазах прояснилось, я осознал, что иду, опираясь на плечо гранчанина.

– А говорят, княжеский меч не каждому в руки дается.

Брякун нес не только меня, но и чудодейственное оружие, которое тут же выронил.

– Этого мне только не хватало. – Мужик, похоже, до сего момента не задумывался о столь необычном факте. – Смотри, не проболтайся нашему князю.

А он, оказывается, еще и скромняга. Кто бы мог подумать?..

– Ну, держитесь! Теперь я их всех изрублю в капусту! – воскликнул князь, получив из моих рук свое оружие.

– Всех не надо, – возразил Грюнд. – Я тебе покажу пятерых, которых можно не жалеть. Остальных буду наказывать сам.

Мы успели вовремя: недавно освобожденные пленники уже собирались выступить на врага, хотя никакого плана действий, кроме «бей всех, кто под руку попадется», у них не было. Ратники даже не удосужились осмотреться как следует. Тоже мне – «стратеги»! Неудивительно, что они сразу оказались в плену.

Наш небольшой отряд остановился на холме, откуда неплохо просматривалось все селение. Добротные домики из серого камня, стоявшие почти вплотную друг к другу, расположились на плоской равнине, зажатой между двух каменистых склонов. Я насчитал почти полторы сотни строений, потом сбился. Решил уточнить у свергнутого вождя:

– Сколько у тебя бойцов?

– Около сотни будет, – ответил крудд.

– Ты собираешься здесь затевать битву? – спросил я князя.

– Запросто. Видишь, какие со мной ребята. Горы свернем!

– Один раз уже свернули. А сейчас у твоих ребят даже оружия нет.

– Крудды воспользовались тем, что мы провалились в яму и напустили туда сонного дыму. Зато сейчас нас не ждут. А оружие и в бою достать можно.

– Боюсь, после такой битвы меч в город нести будет некому. В каких домах живут человеческие женщины?

Грюнд указал пять самых больших зданий. К счастью, они стояли довольно близко друг от друга.

– Вон в том, с зеленой крышей, теперь обитает Страмыг. Справа дом воеводы, еще через два живет шаман.

– Слушай, Грюнд, кто такой Салимангр? – Меня не отпускали тревожные мысли по поводу недавнего инцидента.

– Салимангр – это мечта любого шамана. Каждый из них хочет иметь свирепого слугу, беспрекословно подчиняющегося своему хозяину.

– Что им, обычных слуг не хватает?

– Салимангр – не просто раб. Он любого шамана одолеть может, а потому дает власть одному колдуну над другими. Тебе-то откуда про него известно?

– Да так, на базаре случайно услышал. – Мне стало совсем не по себе. Еще не хватало: из одного чудовища превратиться в другого. Сколько же можно наступать на одни и те же грабли?!

– Я полагаю, хватит болтать, пора действовать! – Сегодня князь был не похож сам на себя – так и рвался совершить очередную глупость.

– Командовать будешь у себя в городе, – притормозил я его. – А пока давайте вместе хорошо обмозгуем, как без лишнего шума выкрасть женщин. Принимаются любые, даже бредовые, идеи.

Обсуждение затянулось до вечера, и самым интересным предложением, на мой взгляд, оказалась мысль, которую сгоряча высказал один из стражников Гранска:

– По-вашему, выходит – надо быть женщиной, чтобы пробраться в центр селения и спасти пленниц!

– Хорошая идея!

– Но где мы здесь раздобудем девушку? В город, что ли, сбегать? Как раз через два дня вернемся! Если не заблудимся, – возражал князь.

– Никуда бегать не надо. Немного поработаем над одеждой Брякуна, срежем бороду – и из него получится более-менее приличная женщина.

– Не дамся! Я мужиком родился, им и умру. Всем понятно? – Взгляд, которым он одарил окружающих, не сулил ничего хорошего.

– Что ж тут непонятного? Задача действительно сложная, и никто не осуждает тебя за отказ. Понятно, что тут одной смелости недостаточно. Нужно быть очень умным и хитрым мужиком, чтобы враг не догадался, кто на самом деле скрывается под женской одеждой. Да, пожалуй, тебе это не под силу. Ты чуть что – сразу в драку. Никакой смекалки.

Работа страхового агента предполагает умение быстро определять психологию клиента. Сейчас я был вынужден воспользоваться своими профессиональными навыками, поскольку другой кандидатуры на женскую роль под руками не оказалось. Дружина у князя состояла из добротных молодцев, которых как ни наряжай, все одно получится богатырь. Не идти же самому – такому красивому. Днем еще могла помочь последняя ягода, снимавшая заклятие, но после заката никакие переодевания и грим не давали мне даже мизерных шансов.

– У меня нет смекалки?! Он точно бредит. Да я… – Брякун вдруг замолчал, осознав, что попался на мою уловку, но уже не мог себе позволить отступить. – Я кого угодно обведу вокруг пальца! Вы только с одеждой не перемудрите.

– Не бойся, – похлопал его по плечу князь. – Мы сейчас из тебя такую женщину сделаем…

– Еще хоть один назовет меня женщиной, – угрожающе прошепелявил наш разведчик, – пусть сразу прощается со своими зубами.

Угроза подействовала, и мы молча стали работать над маскарадным гардеробом.

Рубаха с самого крупного парня в отряде пришлась щербатому смельчаку впору: длина была достаточной, чтобы прикрыть кривые коленки, но вот с брюками мужик никак не хотел расставаться.

– Я без штанов себя чувствую не человеком.

– Где ты видел… э-э-э, – я чуть не сказал запрещенное слово, – даму в штанах?

– Давайте закатаем.

– А вдруг в самый ответственный момент они раскатаются обратно? Всю операцию провалишь.

Под нажимом неопровержимых аргументов Брякун уступил. Однако даже после этого он больше походил на пугало, чем на представительницу прекрасного пола. Не спасли положение и несколько защипов на рубахе в районе талии.

Чтобы придать лазутчику соответствующие формы, пришлось еще немало поработать, заполняя травой пространство ниже спины и формируя из этого же материала грудь. Фигура получилась на слабую «троечку». Повязав ему платок на голову, решили на этом остановиться. Лучшее – враг хорошего.

– Не первая красавица, но в потемках выглядишь все равно симпатичнее Бабы-яги, – сделал я вывод после беглого осмотра.