Дженнифер Ли Арментроут
Лунное искушение

Она сказала это, и слова, хоть и правдивые лишь отчасти, прозвучали естественно.

* * *

Только дважды за всю жизнь Гейба происходило что-то, что могло выбить его из колеи.

Сейчас как раз тот случай.

Гейб уставился на дверь, в которую вышла Никки, в полном потрясении.

– Это и вправду была она?

Дейв издал нечто среднее между смешком и покашливанием.

– Маленькая Никки уже не такая маленькая, да?

На самом деле маленькая Никки уже не была маленькой во время их последней встречи, но она не выглядела так…

Матерь божья, но он не заметил такой задницы и сисек.

Что за черт? Он что, серьезно думает об этом?

Его скрутило от отвращения. Он не станет думать о ее прелестях, несмотря на то они отчетливо выделялись под обтягивающей майкой и джинсами.

Проклятие.

Неважно, что ей уже двадцать с крошечным хвостиком.

Ник всегда была милой девочкой. Тощей и чертовски милой, но теперь стала… Она, мать его, стала красавицей.

Он чуть не рассмеялся, прокручивая в голове слова о позднем расцветании, но все так и случилось. За время ее отсутствия лицо Никки вытянулось, наконец-то став соразмерным большим карим глазам и широким, выразительным губам.

Из милой она превратилась в опасно обворожительную.

Гейб поверить не мог, что девушка тут. Он заставил себя обратиться к брату.

– Мы не могли нанять кого-нибудь другого?

Какой угодно выбор был бы лучше этого.

Дев вскинул бровь и скрестил руки на груди.

– Как ты знаешь, в последнее время у нас наблюдается текучка персонала.

Да, это так.

– И после того, что тут произошло, я не мог не согласиться с предложением Ричарда вызвать Никки на замену ее матери. Она и так собиралась вернуться домой. Плюс она знает, как не соваться не в свои дела и держать рот на замке.

Гейб стиснул челюсти. Ник определенно знала, как держать рот на замке. Он провел рукой по волосам. Что за черт? Откровенно говоря, мужчина понятия не имел, что теперь делать, учитывая все новые обстоятельства. Как будто мало было проблем в жизни.

Он искренне верил, что никогда больше не увидит Ник, по крайней мере, не так близко. Наблюдать издалека безопаснее.

Дерьмо.

Сколько ей сейчас лет?

Он быстро прикинул в уме. Двадцать два. День рождения у нее в ноябре. Ей исполнится двадцать три. Дерьмо. В свои двадцать три он помнил лишь одни вечеринки и секс. Это было целую жизнь назад. Возник наиглупейший вопрос: она по-прежнему делает маленькие браслеты и ожерелья из дерева? Он надеялся, что да. У девчонки был прирожденный талант.

– Это станет проблемой? – тихо спросил Дев.

Он нахмурился, уронив руку.

– Нет. С чего бы?

– Хороший вопрос.

Он прищурился. Дев никак не мог знать. Его даже дома не было в те катастрофические выходные четыре года назад, когда Гейб совершил вторую величайшую ошибку в своей жизни.

Но его брат мало что упускал из виду.

– Ты странно и бурно отреагировал, увидев ее, – подчеркнул он.

– Меня застали врасплох. – Чертовски верно. – Не ожидал увидеть ее тут. Дерьмо. Решил, что с Ливи что-то случилось.

Дев молча разглядывал его минуту.

– Я думал, ты не вернешься до четверга.

– Так я и планировал. – Гейб вздохнул, снова взглянув на дверь. Черт. – Но решил вернуться раньше.

– В Батон Руж все пошло не так?

Гейб покачал головой. Хотя все пошло совсем не так – боже, все пошло адски не так, – теперь он даже не думал о своей поездке в Батон Руж. После того, как он увидел Ник, его мысли были где угодно, только не там.

– Не могу винить их в этом. Они оказали услугу, вызвав меня в первую очередь, но не позволят мне вот так запросто войти в свою жизнь.

– Мы можем их заставить.

Взгляд Гейба заледенел.

– Черт, нет. Не смей вмешиваться, Дев. Это моя жизнь, и все дерьмо разгребать мне. Семья не имеет к этому никакого отношения.

– Семья имеет к этому отношение. Вильям…

– Нет. – Гейб посмотрел в глаза Деву, и в груди у него все похолодело. – Я улажу это по своему усмотрению, Девлин. Тебя это не касается.

Дев дернул щекой, редкое проявление эмоций, и на минуту Гейбу показалось, что старший брат не уступит.

– Кстати, вдруг вспомнилось, – сказал Гейб. – Когда я уезжал из Батон Руж, столкнулся с Россом Хайдом.