Дженнифер Ли Арментроут
Лунное искушение

Да и как можно не переживать о нем?

Гейб был и всегда будет полностью недосягаем для нее, но они дружили когда-то. Он уважал ее, несмотря на разницу в возрасте. Гейб был добр к ней и даже приносил ей смузи, всякий раз удивляя новыми вкусами. Какие-то готовил сам, другие покупал в ее любимом магазине по дороге из города, если знал, что Никки дома. И не раз приходил ей на помощь.

Но она все разрушила, поэтому Девлину не стоило беспокоиться о ее планах насчет Гейба. Он совсем ей не обрадуется, и девушка сделает все от нее зависящее, чтобы избегать его.

– Надеюсь, мы достигли взаимопонимания, – сказал Девлин, не ответив на ее вопрос.

– Да.

– Приятно слышать.

Никки медленно кивнула, изо всех сил надеясь, что этот адски неловкий разговор закончился и она сможет уединиться, чтобы поругать себя за все прошлые прегрешения.

– Дев, – раздался голос из коридора, – где ты, черт тебя побери?

Сердце замерло у нее в груди, когда она услышала этот голос. Нет. О, младенец Иисус, только не это.

– Легок на помине, – пробормотал Девлин сквозь зубы. Он закатил глаза к потолку, пока Никки пыталась дышать глубоко, чтобы ненароком не упасть в обморок. – Гейб, не знал, что ты приедешь сегодня.

– Планы поменялись. – Голос приближался.

Никки оглядывалась в поисках укрытия. Если броситься под диван с высокими ножками, это будет выглядеть странно? Определенно будет! Но она не готова встретиться с Гейбом.

Только не после этого разговора.

Но поздно! Прятаться просто некуда, а Девлин развернулся, загородив от нее своим широким торсом дверной проем. Никки зажмурилась.

«Я справлюсь. Это не так уж сложно. Я уже не девочка-подросток». Самовнушение не сработало.

– Что ты тут делаешь? – спросил Гейб, и его голос прозвучал точно так же, как раньше: глубоко, плавно, с легким акцентом. – О, у тебя гости. – Он нервно хохотнул. – Прошу прощения за вторжение.

Она чуть не рассмеялась при мысли о том, что между ними с Девлином может что-то быть, но ей удалось сдержаться, потому что это, вероятно, прозвучало бы слишком невежливо.

– Да, у меня компания. – Девлин отошел в сторону. Никки ничего не видела, потому что все еще стояла зажмурившись, но почувствовала, что он подвинулся.

Тишина и последовавший за ней возглас:

– Вот дерьмо.

Глава 3

Распахнув глаза и увидев Гейба, Никки тут же пожалела.

Прошла вечность с тех пор, как она в последний раз позволила себе разглядывать его фото. Возможно, стоило делать это чаще, потому что тогда у нее не появилось бы желания броситься на него словно бешеный кролик и одновременно убежать из комнаты.

Она не могла отвести от него взгляд.

Боже, Гейб был красив в своей грубой, мужественной манере. Именно таким она его и запомнила, но за прошедшие годы в его образе произошли неуловимые изменения. Теперь он казался выше и шире в плечах, а мышцы приобрели невидимый ранее рельеф.

В тридцать два единственным признаком возраста у Гейба были едва заметные морщинки вокруг потрясающих глаз насыщенного зеленого цвета. Парень обладал характерными для всех де Винсентов высокими, резко очерченными скулами и пьянящими пухлыми губами.

О боже, у него по-прежнему длинные волосы. Темно-каштановые, почти черные, едва достающие до плеч. Легкая щетина затеняла решительную линию подбородка, как будто он не брился день или два. В отличие от брата, он был одет в стиле casual: темные джинсы и бледно-голубая хлопковая рубашка, небрежно заправленная спереди. Завершали образ босые ноги.

Никки едва заметно улыбнулась. Гейб всегда ходил босиком.

– Ник? – Он обошел стул, пялясь на нее, словно не до конца понимал, кто перед ним.

В то время как Гейб остался прежним, Никки сильно изменилась за последние четыре года. Восемнадцатилетняя девушка, которая пролила по нему столько слез, исчезла.

Он остановился рядом с ней, видимо, все еще думая, что она – плод его воображения. Его взгляд скользил от растрепанного хвоста на макушке к кедам с ламами и обратно. То, как он ее разглядывал, не имело ничего общего с тем, как смотрел на нее его брат. Она постоянно чувствовала его пристальный взгляд на своих округлых бедрах и налитых грудях. Сладкий, нежеланный и неожиданный румянец залил ее лицо.

«Плохая Никки. Плохая. Плохая».

Теперь он мог пялиться сколько угодно – это ровным счетом ничего для нее не значило. Он остался в прошлом – всего лишь глупая подростковая любовь.

Так, нужно взять ситуацию под контроль!

Когда их взгляды снова встретились, она подняла свободную руку и неловко помахала ему.

– Привет.

– Привет, – моргнув, повторил он.

Никки с трудом вдохнула и попробовала снова.

– Привет.

Девлин, стоящий рядом, издал тяжелый вздох.

– Что-то случилось? – Взгляд Гейба метался между нею и братом. – Что-то случилось с Ливи?

Никки медленно повернулась к Девлину. Он не сказал Гейбу? Что за черт?

– Я замещаю маму, пока она проходит лечение. Ты не…

Это было очевидно по тому, как Гейб вытаращился на нее, и Никки понятия не имела, почему Девлин не сообщил ему эту довольно важную новость.

– Нет, – сухо ответил Гейб, – мне не сказали.

Никки бросила на него недоуменный взгляд. И почувствовала беспокойство, когда заметила, что он все еще смотрит на нее. Девушка тут же опустила глаза.

– Уверен, у Никки много работы, – ловко вмешался Девлин.

Уцепившись за возможность уйти, как за последний спасательный жилет на «Титанике», она стала медленно волочить ноги, не сводя глаз с двери. Но, когда проходила мимо него, не смогла удержаться. Казалось, она не контролировала собственных действий.

Никки бросила взгляд на Гейба и увидела, что он все еще смотрит на нее.

– Было приятно увидеться, Гейб.