Дженнифер Ли Арментроут
Лунное искушение

Он склонил подбородок, и она почувствовала, как встали дыбом волоски по всему телу.

– Мне бы очень не хотелось обсуждать эту дерзость с твоим отцом.

Никки тоже не хотелось.

– Помнишь, что случилось в последний раз? Единственный раз? – спросил он.

– Да.

О, она помнила. Ей было семнадцать, и она забралась в бар выпить адски дорогого скотча, пока мама не видит: все, чтобы доказать, что она уже не маленькая девочка. Оглядываясь назад, Никки понимала, что на самом деле совершила ребяческий поступок, но дело было даже не в этом. Она послала Девлина, когда он приказал ей прекратить преследовать Гейба, словно «потерявшийся некормленый щенок».

Он так это и сказал.

– Помню. – Широкая улыбка сползла с ее лица. – В свою защиту могу сказать, что была немного пьяна и не вполне отвечала за свои действия.

Девлин изогнул темную бровь.

Ее плечи напряглись.

– К тому же я не преследовала вашего брата, так что даже немного обиделась.

– Ты прилипла к моему брату как банный лист, понятия не имея, почему взрослому мужчине неинтересна девочка-подросток.

Вот дерьмо, он правда только что сказал это и попал в самую точку.

– Я… – Никки понятия не имела, что ответить, потому что он оказался прав.

С тех самых пор, как Гейб вытащил ее из бассейна и защитил от Девлина, она каждую свободную минуту буквально преследовала его, пытаясь привлечь внимание. По какой-то дурацкой причине в то время она не замечала их разницы в возрасте, которая играла такую огромную роль.

Боже, это выглядело по-идиотски.

Она совершенно помешалась, не понимая, что разница в возрасте играла очень, очень большое значение. Ему было двадцать шесть, когда он вытащил ее из бассейна. На десять лет старше нее, взрослый мужчина, а ей едва исполнилось шестнадцать. Отвратительно. Но юный, переполненный гормонами подростковый мозг Никки считал что, как только девушке исполнится восемнадцать, Гейб влюбится в нее по уши.

Откровенно говоря, Гейб никогда не давал Никки повода думать, будто относится к ней как-то по-особенному, но она была юной, глупенькой… и влюбилась первый раз в жизни.

– Я могу говорить с тобой откровенно, Никки?

Она моргнула.

– Конечно.

– Меня совсем не обрадовала мысль, что ты заступишь на место матери, пока ей не станет лучше.

Вау. И что ей ответить на это? «Спасибо»?

– Твой отъезд в колледж стал лучшим решением, которое ты приняла, потому что если бы осталась здесь, то попала бы в большую беду. – Он помедлил. – Или мой брат.

На самом деле она уехала после того, как это случилось. Она почувствовала, что ее щеки пылают.

Девлин опустил подбородок.

– Очень надеюсь, что ты не начнешь с того, на чем остановилась.

Во рту у Никки пересохло, а сердце тревожно сжалось.

– Не понимаю, о чем вы говорите.

– Нет, ты знаешь, что это неправда. – Его голос звучал обманчиво тихо. – С того момента, как начала испытывать интерес к мальчикам, ты скакала вокруг этого дома всякий раз, как Гейб оказывался рядом.

Она готова была со стыда сгореть, потому что Дев говорил правду. Девчонкой Никки делала буквально все, чтобы привлечь внимание Гейба. Иногда это срабатывало. Но чаще всего – нет.

– А как же уроки плавания? – продолжал он, к ее великому ужасу. Это были не те воспоминания, в которые она хотела бы погрузиться. Она пока даже не набралась храбрости хотя бы посмотреть на бассейн. – Все шло не так плохо, пока у тебя было тело подростка.

«О боже!»

– Но чем старше ты становилась, тем более открытые купальники надевала. – Его лицо по-прежнему не выражало никаких эмоций. – Так или иначе, но мы все это замечали.

Внезапно она вновь почувствовала себя той шестнадцатилетней девочкой, которая хотела утопиться в бассейне.

– Я была подростком, Девлин.

– Сколько тебе сейчас, двадцать? – Он не ошибся. – Не настолько уж ты и старше. Все та же девчонка, хоть и достигшая возраста согласия.

Сложив руки на груди, чтобы сдержаться и не швырнуть ему в лицо тряпку, Никки сделала несколько глубоких вдохов, прежде чем убедилась, что не станет ругаться.

– Я больше не тинейджер, сохнущий по взрослому парню. Поверьте мне.

– Но я не верю.

Несколько мгновений Никки просто смотрела на него, даже не зная, что возразить.

– Не понимаю, что вы хотите от меня услышать. – Она действительно не понимала. – Я приехала сюда не ради Гейба, а чтобы помочь родителям. Если мое пребывание здесь грозит стать такой огромной проблемой, тогда вам нужно нанять кого-нибудь другого. Уверена, мой отец поймет.

Девлин немного помолчал.

– Ты знаешь, как тут все устроено. Знаешь, чего от тебя ждут.

– Да. – Девушка страстно желала, чтобы щеки ее перестали гореть и этот разговор наконец кончился.

Старший де Винсент пристально смотрел на нее.

– Последнее, что моему брату сейчас нужно, – еще одна сложность.

Еще одна сложность? Внутри у нее все оборвалось.

– О чем вы? С ним что-то случилось?

Очевидно, ей не следовало это спрашивать, потому что Девлин прищурился. Никки не жалела, что задала этот вопрос, хотя чувствовала себя полной дурой всякий раз, когда думала о Гейбе, и не сильно жаждала встречи с ним, но все-таки он был ей небезразличен.